December 30th, 2012

Программа РТВИ «Ищем выход»! Часть 11.

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il

 

Программа   РТВИ  «Ищем    выход»!  Часть  11.

 

П.ГАРИБЯН: Вы хорошо сказали – брачок. А почему, вы, когда покупаете какую-то вещь – брак, там нитки висят, там не то что-то сделано…
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А я не куплю, если нитки висят.
П.ГАРИБЯН: Но мы же тоже люди. Вы со своей позиции требуете с нас кристаллизации нашей работы – не может такого быть. Мы люди, мы абстрактно мыслящее существо.

 

( Абстрактно  мыслящие   существа,  в  основном  работают  в  жанре  фантастики  или  пишут  стихи,  и  такое  мышление   обычно  называют - образным.  А  в  сыске  оно  может  пригодиться  только  фальсификаторам,  коль  настоящие  следователи  работают  с  реальностью.  

 

Но  если  у  генерала  такое  количество  дел,   не  доведенных  до  логического  конца,  то  это  говорит  только  в  пользу  того,  что  он  их  лично  не  фальсифицирует,   Спасибо  и  за  это!  -  А.Ш.)

 

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Норма погрешности какая?
П.ГАРИБЯН: Нет такого.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так не бывает.
П.ГАРИБЯН: Бывает. У вас норма погрешности? А у вас нет погрешностей, у вас просто их нет. У журналистов просто нет погрешностей.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Если я вам в вашем имени неправильно ударение поставлю - я по шее получу от главного редактора. А если скажу, что вы расследовали убийство, которое вы не расследовали, - это уже удар по репутации. У меня есть норма погрешности. Почему у каждого громкого дела существует погрешность, почему они есть в деле Ходорковского и Лебедева, в деле Щекочихина, по которому мы никогда не узнаем, что будет дальше. Почему есть погрешности в делах осужденных по Болотной площади?
П.ГАРИБЯН: А какие там погрешности - по Болотной площади?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Элементарные – когда человек предъявляет видео, из которого ясно, что он не оказывал сопротивление сотруднику полиции, а судья говорит – нет, оказывал, и присуждает его к штрафу.
П.ГАРИБЯН: Да что же вы мне суд-то все время? Судья? Давайте о нас говорить.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А я у вас ищу ответа за все, потому что спросить больше не у кого.
П.ГАРИБЯН: Вот я и говорю – если у нас есть погрешности, то мы исправляем их. Я же вам говорил в беседе – что у нашего председателя есть? Есть приемный день. Вот честное слово я вам говорю – придите, и там он просто на куски рвет за незаконность. Это я без стеснения говорю. Пусть записываются, пусть придут. И вместе с председателем принимают его заместители. И я вам гарантию даю – те, кто приходит, жалобщики, к ним туда приезжают те, которые отвечают за это. И они там, и я видел, как они стоят, дрожат.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Если следователь Имярек в отделении обвиняет невиновного человека в убийстве, а есть показания видеокамеры, можно придти к вам?
П.ГАРИБЯН: Записаться, и к нему. Я вам скажу – он очень резок. Если он увидел – о, я бы не хотел под горячую руку попасть к председателю, когда он видит это безобразие.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И что, сразу невиновного освободят, а следователя, который прессует невиновного, посадят?
П.ГАРИБЯН: Мы же берем максимум и минимум. Так зачем же максимум брать? - «освободят»? - он даст команду разобраться, и разберутся. И разберутся в законном порядке.


  та  же  рутина,  не  спеша -  закрутится  в  обратную  сторону,  а  невиновный  человек  продолжит  тянуть  срок  в   бесчеловечных   условиях.  И  снова  вопрос,  получит  ли  пострадавший  полноценную  компенсацию?  Привлекут  ли  к  ответу  того,  кто  его  оболгал?  Ведь   тот,   может  ненароком,  сочинить  и   новое  дело!  Ведь  довольно  часто  мстят,  именно  тем,  кого  сами  же  обидели.  Даже  само  появление,  обиженного  человека,   напоминает  подонку,  да  и  посторонним  людям  тоже,  о  совершенной  им  подлости! – А.Ш.)    

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Мне не хочется, живя в России, бояться любого представителя правоохранительных органов, понимать, что если человек попал под каток следовательской машины, - об этом, кстати. Романова пишет, - не читали ее книгу?
П.ГАРИБЯН: Читал. Это страшная вещь.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И хочется понимать, что приходит человек седой, с умными глазами, и все будет хорошо. Как этого добиться?
П.ГАРИБЯН: К Гарибяну идти.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Это самореклама?
П.ГАРИБЯН: нет. Я честен.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Поздравлю вас с Новым годом и буду надеяться, что все так и есть, как вы сказали.
П.ГАРИБЯН: Спасибо. И я вас поздравляю.

( Браво  госпожа  Болтянская!  Как  и  с  экс - послом  России  в  Израиле,  вам  таки  удалось  превратить  довольно  нудные  встречи,  в  настоящую  порку  для  людей,  из  породы  верноподданных  приспособленцев.  Что  посол,  что  генерал  не  смогли  противостоять   на  равных  с  истиной,  а  потому  и  путались  в  ответах,  хорошо  понимая,  чем  для  них  могут   закончиться  - профессиональные  откровения.  И   казалось  бы,  зачем  таких  привлекать  к  диалогу,   который  все  равно  не  состоится!  А  ведь  польза  есть!

Может  вам  пора  сменить  название  «Ищем  выход»  на  «Разоблачение  голого  короля». И  на  премьеру   пригласите  _Путина,  у  него  хотя  бы  хорошая  фигура!

 

Надеюсь,  что  и  мои  комментарии  принесли  какую – то  пользу. С  уважением! – А.Ш.)

 

Автор  Альберт  Шамес.

 Сайт: http://c1t2v3f4i.jimdo.co

Программа РТВИ " Ишем выход!" Часть 10.

 

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il

Программа   РТВИ  «Ищем    выход»!  Часть  10.

 

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я никоим образом не доктор, не отвечаю за вашу жизнь и здоровье в настоящий момент. Но если я, не доктор, увижу, что у вас синеют губы, я начну махать операторам – что-то с человеком не так. И люди, в чьем ведении находился Магнитский, - что, раз, и внезапная смерть от остановки сердца при огромном количестве диагнозов, которые говорят и о панкреатите, и что там только не вписывают.
П.ГАРИБЯН: Но панкреатит это же не смертельное заболевание. Я не знаю, я не доктор. Я не могу это сказать. Но вы задаете мне вопросы – то, что я знал, я вам ответил по Магнитскому. Задавайте вопросы по моим делам. А в промежутке - чего там? – эти вопросы слушателей, ради бога.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Там много всего. Юшенков ваш и Листьев будет ваш?
П.ГАРИБЯН: Нет, я еще не знаю, Листьев будет, или нет, но я бы хотел его расследовать. А по Юшенкову уже все, закончено расследование, дело направлено в суд, все по заслугам получили, в том числе и Каданев, который недавно в передаче по Березовскому давал интервью.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Скажите, пожалуйста, почему мы вам не верим?
П.ГАРИБЯН: Я не знаю, почему. Очевидно, сотканы вы так, чтобы не верить.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так не бывает.
П.ГАРИБЯН: Бывает. Вот я верю. Вот я следователь, и верю. А я еще ни одного - кроме «Новой газеты» - журналиста не встретил, который бы верил. А «Новая газета» - просто мы друзья, поэтому они мне доверяют в полный рост.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Сегодня мы сталкиваемся с ситуациями, когда проходные дела расследуются и судятся не с позиции закона - я сталкивалась с этим в собственной семье. И когда я вижу, что судья не имеет права не доверять показаниям сотрудников ОМОНа, МВД и идет  вопреки   очевидному, - почему, видя это, будучи даже иногда свидетелем, я должна доверять историям, связанным с громкими, большими делами?
П.ГАРИБЯН: Вопрос очень верно поставлен. Если судья верит одной стороне, а не верит другой и не анализирует, то это плохо. Я согласен на 100%.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И что сделать мне, гражданину?
П.ГАРИБЯН: Вы ничего не можете сделать. Вы можете только обжаловать. А уж как дальше будет – не знаю.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: В какой суд – Басманный. Мещанский, или Хамовнический?
П.ГАРИБЯН: Кстати, вот вы подняли суд Басманный, а Басманный суд, я вам скажу, один из лучших судов России. Вот я вам честно говорю. Вот почему-то имя его – Басманный.

 

( Но  если  Басманный   суд - один  из  лучших  в  России,  то  я  представляю,  что  творится  в  остальных!  - А.Ш.)

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А я вам скажу, почему. Я сама лично, своими глазами, видела документ по делу Ходорковского и Лебедева, который не был ими подписан, но приобщен к делу как подписанный - Басманным судом. И что я могу с этим сделать? – не верю.
П.ГАРИБЯН: Вполне. Я же говорю – есть в работе брак, - может, умышленный – это не вопрос.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А что же его столько?
П.ГАРИБЯН: А что, вы одно увидели, и уже «столько»?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Нет. По каждому громкому делу есть какой-то брачок. Ну, так же нельзя.

Программа РТВИ " Ишем выход!" Часть 9.

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il

 

Программа   РТВИ  «Ищем    выход»!  Часть  9.

 

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Что не все гладко с этой кончиной. И раздаются еще голоса – что человек, который так внезапно и удачно скончался, будучи под следствием, обвинял людей в краже государственных денег, и суммы были приличные.
П.ГАРИБЯН: Да, кого обвинял? Каких-то милиционеров?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, не «каких-то».
П.ГАРИБЯН: И из-за этого вся страна взяла, озлобилась, и взяла, его убила?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Почему – вся страна?
П.ГАРИБЯН: Ну, нет. Ну, нет там убийства, ну, нет.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Существует преступное неоказание помощи.
П.ГАРИБЯН: И что там говорит «бугор» за бугром что говорят – они же с ваших слов все это говорит, вы, журналисты, пишите это, а они это черпают уже от вас.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Что там с костяшками пальцев было не так?
П.ГАРИБЯН: Поясняем. Следователь доложила всем участникам этого собрания, на которое мы приходили, и там был председатель наш, Бастрыкин, и Федоров, председатель – все присутствовали там. И она же доложила, что когда его привели в поликлинику, пытались ему помощь оказать, он стал размахивать – вот я могу ошибиться здесь, - что-то он не так себя повел, ему одели наручники и вывели из клиники – ну, тюремной.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Что значит – не так себя повел? Стал агрессивен, неадекватен?
П.ГАРИБЯН: Ну да, он был агрессивен, что-то такое было – я могу сейчас ошибиться, потому что ясно, прошло время, и я не расследовал это дело. Но такое есть. И оттуда следы наручников на руках. Почему мы считаем, что его в наручниках повесили и убили?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я вам отвечу. Потому что, например, есть такое сейчас достаточно громкое дело Станислава Канкия, по которому человек, слава богу, жив. Но на сайте «Эха» висела аудиозапись, как человека бьют в суде, - запись делала жена. И она там кричит, - я слышу ее голос: «Миленькие, не бейте его», человек в тяжелом состоянии здоровья, какое-то количество инсультов, и доктор, вызванный судом говорит, что он не может принимать участие в процессе, его чем-то обкалывают, везут на этот процесс. Потому что машина уже не может открутиться обратно. Как вы считаете, могу я на основании дела Канкии сделать выводы по делу Магнитского? Могу. Потому что мне все это страшно безумно.
П.ГАРИБЯН: В суде избивали кого-то?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Да. В присутствии большого количества свидетелей.
П.ГАРИБЯН: И реакции с нашей стороны нет?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Нет.
П.ГАРИБЯН: Исключено. Не верю. Значит, не было этого.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Если бы сейчас рядом сидела Ольга Романова из «Русь сидящая», она бы вам это подтвердила - она была свидетелем.
П.ГАРИБЯН: Ну, вполне возможно. Но я не готов по этому вопросу отвечать.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Таких историй, какую я вам рассказала про Канкия, происходит огромное количество. В связи с этим, когда мы возвращаемся к делу Магнитского – особенно если громкое дело. Я сейчас читаю историю, что советская власть очень боялась в политических делах, когда диссиденты под заключением или следствием оказывались в сложном состоянии здоровья, - людей отпускали, когда понимали, что у них тяжелая форма заболевания. Ни в коем случае не хотели быть обвиненными в том, что что-то с человеком случилось, когда он был ведении. Тот же Магнитский был болен?
П.ГАРИБЯН: Нет.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Тогда что с ним случилось?
П.ГАРИБЯН: Вот и случилось, что сердце. Прочтите заключение экспертов, и вам станет все ясно. Эксперты не ангажированы. Я понимаю, что всех собак можно на нас отвязать и отпустить, но не так это. Ну, не так. Давайте так говорить, давайте, пусть сапожник чинит сапоги, пекарь печет блины, или как там поговорка…
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, что-то печет.
П.ГАРИБЯН: Да. Мы свое дело делаем, вы делаете свое дело. Но вы преподносите наши дела так, как вам это кажется. Это неправильно. Я же не говорю, что журналист такой-то неправильно фразы такие, фразеология, и прочее, выбрал.

Программа РТВИ " Ишем выход!" Часть 8.

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il

 

Программа   РТВИ  «Ищем    выход»!  Часть  8.

 

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Юрий Щекочихин?
П.ГАРИБЯН: Щекочихин тоже в нашем отделе.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И чего?
П.ГАРИБЯН: Ну, расследуем. Вы же знаете Щекочихина? Я и его знал, прекрасно знал. Но вы же поймите - сейчас от нас требуете то, что мы не можем восстановить, - ну, не можем. Нам помогает «Новая газета» - ничего не скажешь, ни Муратову, ни Соколову – я с ними дружу. Они нормальные ребята, честно. Но вся беда в том, что и они пытаются что-то сделать – и американцев подключить, и экспертов тех, - мы не можем.

(Почему  же,  во  имя  истины - вам  ни  расстараться!  Ведь  всего - то  надо  узнать  правду  и  наказать  преступника.  А  назвать  инициативы  «Новой  газеты» - «бедой» - самое  настоящее  кощунство.  Современная,   зарубежная   судебно-медицинская  экспертиза,  творит  буквально  чудеса,  так  почему  бы  ни  обратиться   к  ее  помощи,  если  свои  специалисты,  не  способны  были  указать,  что  оказалось  в  желудке  у  Щекотихина!  А  устаревшие  методы  следствия  уже  не  срабатывают,  особенно  в  присутствии  адвоката.    

 

По  этому  поводу,  буквально  просится  старый  анекдот.  В  одной  из  пирамид  в  Египте  был  обнаружен  саркофаг  с  мумией,  по  всем  признакам,  высокопоставленного  чиновника.  Сначала  пригласили  европейских  египтологов,  но  даже  расширенный  консилиум,  его  имя  узнать  не  сумел.  Тогда  за  помощью  обратились  к  СССР. И  однажды  в  местном   аэропорту,  опустился   самолет,  и  из  него  вышло  трое  одинаково  одетых,  спортивного  типа,  мужчин.  Один  из  них  остался  на  стреме  у  входа  в  пирамиду,  а  двое  других  вошли  вовнутрь  и  долго  не  показывались.  Но  вот,  наконец,  они  появились,  с  закаченными  рукавами   и   с  крупными каплями  пота  на  лбу.   

- Ну  что?! - Бросились  к  ним   репортеры.

-Рамсес  четырнадцатый,  - ответил  главный!

- Как  вы  об  этом  узнали?!

- Сам,  сволочь,  признался!

Согласитесь,  что  сей  народный  юмор – возник  не  на  пустом  месте! – А.Ш.)

 

Н.БОЛТЯНСКАЯ:  Нет у вас возможности ответить на вопрос – смерть Щекочихина была естественной, или преступной.
П.ГАРИБЯН: Нет возможности - я только сейчас сказал.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Официальное заключение?
П.ГАРИБЯН: Потому что у нас исходных данных нет. Мы от профессионалов это должны получить. И тогда мы, если они нам скажут, что вот он, ему вот это подсыпали, мы пойдем по цепочке, будем искать это. И тогда мы скажем – да, у него насильственная смерть.

 

( Так  почему  профессионалы,  так  долго  не  несут  свое  заключение?   А  может  потому,  что  его  не  запрашивали,  так  как   придется   начинать  расследование  заново,  а  это  уже  скандал!  - А.Ш.)


Н.БОЛТЯНСКАЯ: Дело Кашина?
П.ГАРИБЯН: Ну, что Кашин?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Мы когда-нибудь узнаем, кто избил журналиста Кашина?
П.ГАРИБЯН: Сложно будет. Но работает один из лучших следователей у нас.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Дело Магнитского?
П.ГАРИБЯН: Нателла, вот вы сами затронули Магнитского. Я присутствовал на Комитете по правам человека при президенте. Я присутствовал, когда дело Магнитского рассматривали. Я одно скажу – я, когда пришел и послушал, какие они дела заслушивали, то это дела были по хищению денег – один 60 млрд. вывел, женщина вывела 20 млн. за пределы страны, еще кто-то - 4 человека. Вот 4 дела заслушивали только по деньгам. И я им сказал - дорогие мои товарищи, в том числе и Магнитский, - а почему вы, правозащитники, милые, не пришли ко мне, когда Политковскую расследовал, и у меня 6 человек сидели, и я троих освободил из-под стражи через 9-8 месяцев по реабилитирующим обстоятельствам – я не боюсь этого сказать. Почему не пришли и не сказали: почему ты этих чеченцев держишь, или вот этих русских двоих почему держишь? Не сказали. А почему они почему-то - вот где деньги, вот там их интересует. Магнитский, чем вас заинтересовал Магнитский, я не понимаю. Я знаю Магнитского дело, через стену со мной сидит эта девочка, расследовала которая, Марина. Да не убивал его никто. Ну, что ж вы? Ну, я не понимаю, зачем из ничего делать чего? Да поищите что-то другое, горячее поищите.

 

( И  снова  генерал  ушел  от  прямого  ответа,   но  успел   обвинить  в  нездоровом  интересе  к  деньгам,  всех  тех,  которые  требует  не  только выявить  и  наказать  виновных  в  гибели  Магницкого,  но  и  вернуть  деньги,  которые  прошли  мимо  государственной  казны,  но в  карманы    государственных   служащих!  И  разве  случайно,  посадили  на  это  дело – девочку,  а  не  матерого  детектива!  Ловкий  ход,  на  случай  крупной  неприятности,  то  есть, за  стенкой  уже  находится,  во  всем  виноватая  дама! - А. Ш)

Программа РТВИ " Ишем выход!" Часть 7.

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il

 

Программа   РТВИ  «Ищем    выход»!  Часть  7.

 

П.ГАРИБЯН: Ну, честное слово, я же говорю – ну, я не сталкивался с таким. Я с ребятами разговариваю, мы же откровенно говорим друг с другом – ну, не было такого, чтобы кто-то влиял на дела, или что-то говорил: вот так делай. Да нет у нас такого. Ну, я не знаю. Я «землю» не беру. У нас этого нет, честное слово.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: У вас все громкие дела? Тот же упомянутый Юшенков, Политковская, Хлебников, цветковское дело, Старовойтова – все ваши?
П.ГАРИБЯН: Все наши.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И что?
П.ГАРИБЯН: Что? Ну, давайте посмотрим, сколько раскрыто. Батурина, «Новой газеты», - как адвоката фамилия была? - убийство около метро которых?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Бабурова?
П.ГАРИБЯН: Да. Раскрыто. В суде прошло, все осудили. Сейчас убийство судьи и так далее, громкие дела - раскрыты. Ну, раскрыты, я имею в виду, что мы уже предъявили обвинение. И люди арестованы. Та же Политковская - предъявлено обвинение, люди арестованы. Да, вы спросите заказчика, но я уже ответил на этот вопрос. И многие-многие из них уже раскрыты. Почему-то мы не видим этого. А вот не раскрыто – мы видим. Я понимаю, что для журналистов нужно горячее что-то – да. Но вы уж пожалейте нас, вы же поймите, мы же не семи пядей во лбу. Вот Хлебников - 2004 год, убийство. Политковская - 2006 г. Но мы же не останавливаемся, мы даже не приостанавливаем эти дела, мы их расследуем. Ни разу ни то, ни второе дело не приостанавливалось. За весь период этого.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Мне мама в детстве говорила: мне не надо, чтобы ты старалась, мне надо, чтобы домашнее задание правильно было сделано.
П.ГАРИБЯН: Правильно. А если стараешься, то правильно будет сделано.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А если не будет?
П.ГАРИБЯН: Будет.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Когда?
П.ГАРИБЯН: Какое именно дело вы имеете в виду?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: В каждом из упомянутых случаях везде есть некий политический запашок – у каждого из этих дел. Правда?
П.ГАРИБЯН: Что в вашем понятии «политический»?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Например, фраза президента, что ее убийство принесло стране больше вреда, нежели ее расследования.
П.ГАРИБЯН: А где же здесь политика?
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Элементарно - по мнению президента, расследования Политковской приносили стране вред. То есть, условный хирург, который вскрывает гнойную рану, приносит стране вред, так?
П.ГАРИБЯН: Нет, неправильно вы растолковали его слова. Ее статьи, то, что она писала, как обозреватель, они столько вреда не приносили стране, сколько ее одно убийство принесло вреда, - вот так надо понимать. И это правильно он заявил. Ведь посмотрите, до сих пор, до настоящего времени, весь мир стоит на страже того, - ко мне письма приходят из комитетов, со всего – в защиту Политковской. Кого вы защищаете, ее уже нет. Другое дело, что, может, наши переводчики неправильно переводят защиту. То есть, президент правильно сказал – на тот период времени президент. Он очень верно сказал. Я тоже считаю, что ее убийство больше вреда принесло нашему государству, чем она писала бы.

 

(То  есть,  по  мнению  Гарибяна  и  Путина  правозащитная   деятельность  Политковской   приносила  стране  ощутимый   вред,  и  даже  своей  гибелью - она  подставила  президента.  Но, с  таким  же  успехом,  можно  обвинить  истину,   за  то,  что  она  существует! - А.Ш.)

Н.БОЛТЯНСКАЯ: «Политковскую уже пытались отравить в самолете, когда она летела в Беслан. Едва вытащили. По указанию Березовского подсыпали?»
П.ГАРИБЯН: Да ну, при чем тут Березовский? Этот эпизод мы расследовали. Поверьте, по этому эпизоду у меня 9 томов.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А ответ есть?
П.ГАРИБЯН: Нет.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: И не будет, видимо?
П.ГАРИБЯН: И не будет. Потому что эксперты нам дают, и даже те американские исследования, которые она лежала в больнице, лечилась, - они не дали мне ничего.

 

( Так  ведь   сверхзадача  была   - уничтожить  журналистку.  Тл  есть  отравление -  было  только неудачным  эпизодом.  А  когда   ее  убили,  и  поднялся  большой   шум,  власти  потребовали   найти  виноватых   и  их  таки  обнаружили.  Но  имя  заказчика,  почему - то  стало  табу.  Но  я  не  верю   в  то,  что  преступники,  давшие  показания  против  себя,  покрывали  бы  тех,  кто  их  нанял!  Значит,  за  их  молчанием  стоит  очень  мощная  фигура,  к  которой   бояться  прикоснутся,  как  бандиты,  так  и служители  Фемиды! - А.Ш.)

Программа РТВИ " Ишем выход!" Часть 6.

 

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il

 

Программа   РТВИ  «Ищем    выход»!  Часть  6.

 

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Приведу хрестоматийный пример – в качестве метода ведения следствия бутылка шампанского в заднем проходе уже тоже общее место.
П.ГАРИБЯН: Подождите, вы не путайте следствие и оперативная разработка. Следователь никогда в жизни, никому я не поверю, даже если я сам увижу, я своим глазам не поверю, что следователь такими вещами занимается. Следователь это кабинетный человек, и мы не занимаемся пытками какими-то и прочее, что делалось в Татарстане. Следователь там абсолютно непричастен к этому. Другое дело, что рвение оперативных сотрудников – вот принести следователю на блюдечке, что мы раскрыли, ты докажи теперь мы же следователи, мы доказываем, мы не ищем. Хотя мы теперь уже перешли на описки, мы сами все делаем: и ищем, доказываем, и ловим, - к сожалению, так. Поэтому, когда такие моменты есть, это не мы. Народ должен четко распределять роли каждого.

 

(  Так  ищем  или  не  ищем?   Ради  бога -  будьте  последовательны!  Если   он  «сам  ищет,  доказывает  и  ловит»,  то   чем  занимаются  оперативники   низших  инстанций?  Ведь  и  над  ними  висит  план,  по  которому  судят  о  их  работоспособности,  что  непосредственно  влияет  на  карьеру,  А  то  получается,  что   подозреваемых   повсеместно   пытают, в  то  время,   как   сотрудники   генерала   выбивает  признание,  за  счет  своего  повышенного  интеллекта  - тихим  и  добрым  словом,  как  это  показывают  в  кино! – А.Ш.)

  
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Лека: «Почему делом Навального занимаются аж 5 «важняков», а по игорному делу вообще не успели ничего расследовать и уже закрыли?»
П.ГАРИБЯН: Нет, давайте так – сколько? - 5 «важняков» не занимаются, это я вам гарантию даю, делом Навального. Нет 5 «важняков». Один «важняк» и прикомандированы с территорий люди. Но у него не 5, а там три человека, по-моему, по Навальному. Так что пусть не придумывают.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Но три человека тоже до фига.
П.ГАРИБЯН: Нет, это не до фига. Много людей допрашивают. На первоначальном этапе у нас всегда много… о, нет, я вам скажу – до вот председателя этого, нашего Бастрыкина и до сегодняшнего времени, до двух лет тому назад, у нас очень много прикомандированных было, сейчас процентов на 70 сократились прикомандированные. А когда первоначальная работа идет, навал идет, тогда нужны следователи. Естественно, бывает, что и по 5, и по 10 человек.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Делаем небольшой перерыв и продолжим через пару минут. Продолжаем программу. Видели, вас уже порвали на цитаты наши новости?
П.ГАРИБЯН: Да.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Свежая информация: «Мосгорсуд отменил решение об аресте бывшего сотрудника МВД Сергея Хаджикурбанова, обвиняемого в организации убийства журналистки «Новой газеты» Анны Политковской. Решение об аресте отменено в связи с нарушением права Хаджикурбанова на защиту, - заявил адвокат обвиняемого». Добавите что-то к этому?
П.ГАРИБЯН: Это есть. Это сегодня произошло. Хаджикурбанов отбывает наказание. Я решил его взять под стражу, чтобы не возить его с Мордовии сюда, и так далее. И потом, находясь там, у него больше возможностей было бы связываться на свободе с людьми и – мог, я не говорю, что он сделал бы это, но может помешать следствию, и так далее. Я взял его под стражу, ну, то есть, вышел с ходатайством. Суд избрал меру пресечения - заключение под стражу. Но суд не допустил участия общественных защитников во время избрания меры пресечения. И это явилось основанием обжаловать решение и городской суд отменил первое решение об аресте Хаджикурбанова, продлил срок содержания его под стражей до 29 декабря, вернул на новое рассмотрение в Басманный районный суд и 29-го Басманный районный суд вновь будет рассматривать, уже с участием общественного защитника. Это вот как я перед этим сказал – есть брак в работе, но это не такой… и судья, в этот день у судьи, насколько я знаю, 6 дел было в очереди стояли, и он торопился. Тем более что и не настаивал сам общественный защитник быть там. Но Хаджикурбанов – да, просил, чтобы его оставили присутствовать в зале при решении вопроса об избрании меры пресечения.

 

( Чтобы  разобраться  с  высказываниями   Гарибяна,  приходится    вести  уже  свое   расследование    Но  это  к  слову!  А  еще   выясняется, что  нет  порядка  даже  в  суде.  Так  зачем,  вообще  тратить  время  на  расследование?  Может  лучше  пустить  в  дело  стандартный  лист  с  готовым  текстом,  а  снизу  дата  и  росчерк  следователя!  Судья  поставит  свой  штамп  и  вперед  -  отсиживай  назначенное  наказание !  Кроме  того,  срок  можно  разыграть   используя  лотерейный   барабан  - ведь  это   будет  самый  большой  шик -  российской,   суверенной  демократии!  А  то  такие  - то  соревнования   между  обвинителем  и  защитой,  а  судья  скучает,  ведь  он  знает   свой   вердикт  заранее,  порою  даже  задолго  до  первого  заседания!  То  есть,  если   человек  должен  сесть,  то  это  надо  сделать, как  можно  быстрее!   Ведь  как  говорят  на  Руси:  «от  сумы  и  тюрьмы  не  зарекайся»!  -  А.Ш.)

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Бытует такое – что на сегодняшний день решение многих вопросов продиктованы некоей системой давления сверху, в той или иной сверху – как скажем, так и будет, - как сказала судья Ибрагимова на процессе Ходорковского и Лебедева - это было сказано публично. Существует другое мнение – что есть абсолютно честные люди, которые работают в предложенной системе – честно работают до тех пор, пока на них не начинают давить, пока их не ставят в положение - ну, вот ты не будешь работать, если не выполнишь то, что сверху. Как разобраться с этим?

Программа РТВИ " Ишем выход!" Часть 5.

 

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il

 

Программа   РТВИ  «Ищем    выход»!  Часть  5.

 

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Просто ниточки искали.
П.ГАРИБЯН: Да, как кукловод. И я знаю глубоко это дело. И знаю, за что его убили. Ну, то есть, это моя версия.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: За что?
П.ГАРИБЯН: ну, во-первых, партия должна была зарегистрироваться как партия «Либеральная Россия», и он уже не нужен был, должен был другой лидер быть. Я сейчас не говорю, кто это и что это. А дальше идет Политковская. и так далее. В те как раз моменты, когда что-то бурное в стране должно было возникнуть, вот тебе, пожалуйста, убийство видных лиц.

 

  опять  ничего  конкретного?   Так  зачем  ты  в  студию  пришел?  Разве  можно  до  такой  степени   не  уважать  зрителя?!  По  настоящему,  ответственное  лицо - так  на  публике  себя  не  ведет!  Но  если  вы  еще  не  составили  мнение   о  генерале,  то  давайте  продолжим? – А.Ш.)

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так что, - сатана там правит бал из Лондона?
П.ГАРИБЯН: Не знаю, я следователь. Я обязан мыслить, и обязан выдвигать версии и потом их проверять. Это голословная пока версия. Но когда я нарабатываю потом – почему я раскрываю убийства – потому что я выдвигаю версии. А версии только на базе банка данных, которых я набрал.

 

( Видимо,  Гарибян   не  понял   намека -  на   «козни»  Березовского,  на  которого,  ныне  вешают  всех  собак.  Но  снова  «в  огороде  бузина,  а  в  Киеве   дядька».  А  ведь  на  этом  генерале,  держится  следствие  по  всем  убиенным?  Так  что,  гнить  им и  гнить - неотомщенными,   еще,   как  минимум  - пять  лет!  – А.Ш.)

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вчера в эфире «Эха» были журналист и адвокат, люди, которые пришли с криком души, с историей о бытовом убийстве, пьяной драке, в которой был зарезан человек – это произошло в одном из окраинных районов Москвы. Человек сидит 15 месяцев по обвинению в убийстве. Есть данные видеокамеры, по которым видно, что сидящий обвиняемый единственный человек, который четко не имел никакого отношения к убийству - выбежал позже разнимать драку. И таких историй на сегодня огромное количество. На ваш взгляд, связано ли это с падением доверия, в частности, к вашим службам, которые расследуют убийство? Люди, которые были у нас вчера - у человека был диктофон, он успел все это дело скинуть на волю. Когда ему в первые минуты допроса говорят: ты уже попал, ты будешь сидеть, ты все уже понял. То есть, речь идет не о расследовании преступления, а речь идет о том, что вот этот будет назначен убийцей, этот – террористом, этот – кем угодно. Как с этим жить?
П.ГАРИБЯН: Во-первых, отвечу. Я не исключаю брак в нашей работе, далеко не исключаю. Это первое. Второе. Вот вы задали вопрос – ну, зачем этому следователю, - он же один следователь, никто ему, как все вы думаете, или многие граждане думают, - вот, ему сверху сказали так делать. Да нет.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Да нет, ему просто неохота висяк иметь. Ему придется искать, а тут готовый…
П.ГАРИБЯН: Мы приходим к тому, что пока – вот я вам гарантию даю, - через лет 10 у нас будут великолепные следователи. Но сейчас, к сожалению, молодежь вся у нас. И она еще не готова быть нормальными следователями. Это «на земле» там – я не беру у нас, в СК, то есть, в Главном Следственном управлении. А вот «на земле», вот то, что делает погоду, - там, конечно, ребят молодых очень много, и учить пока – ну, мало лиц, которые могут научить их чему-то. А вот лет через 10 посмотрим.

 

( А  смотреть  будет  нечего!  Если  сейчас,  по  неумению  или  подлости,  следователь фабрикует  обвинения,  то  через  10  лет  он  станет  классиком  и  будет,  на  своем  примере,  учить  остальных. Разве  что - его  посадят,  или   же   он,  по  карьерной  лестнице,  успеет  подняться  на  недосягаемую,  для  правосудия,  высоту.  Если,  разумеется,  правосудие  еще  сохраниться?!  Страна  уже  испытала  всю  прелесть   советских  репрессивных  органов,  куда  с  первых  же  лет, набирали  только  самых  «сознательных»  и  по  сугубо  классовому  признаку. Это  они  стали  основой  ЧК  и  ее  методов   дознания!  Ведь  нет  такой  мерзости,  которой  бы  они  не  совершали,  сначала  по  своей  инициативе,  а  дальше  согласно  директиве  сверху!   А  какие  сейчас  в  России   верха?  Все  выходцы - из  пролетариев  Но  не  тех,  кому  было  нечего  терять  кроме  цепей,   правда  у  этих,  тоже    цепь,  но   золотая,  а  кто  такую,  кому - то  без  боя  отдаст?!– А.Ш.)

Программа РТВИ " Ишем выход!" Часть 4.

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il

 

Программа   РТВИ  «Ищем    выход»!  Часть  4.

 

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Сердюков виноват?
П.ГАРИБЯН: Если там процветала коррупция – конечно, виновен.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А она процветала?
П.ГАРИБЯН: Ну, я же не знаю, я не в курсе этого.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Как – не в курсе? Вы ходите каждый день по коридорам, слышите дыхание времени.
П.ГАРИБЯН: Нет, к сожалению, нет. Поймите правильно – наш отдел, 5-й отдел, все, что вы сейчас назовете громкими убийствами – это все в нашем отделе. Мы «убойники», грубо говоря, мы расследуем убийства. Мы где-то слышим – вот точно так же от вас и узнаем, вот честное слово. Если бы я знал, что так глубоко по Сердюкову, я бы откровенно, клянусь, - я не знаю.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Президент РФ произнес фразу, что убийство Политковской причинило стране больший ущерб, нежели то, чем она занималась, - возможно, я не дословно цитирую.
П.ГАРИБЯН: Точно процитировали.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Следует ли из этого понимать, что президенту РФ позарез надо выяснить, кто был настоящим убийцей?
П.ГАРИБЯН: Да.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Или это следует понимать наоборот – что должен быть некий стрелочник, которого и назначат убийцей.
П.ГАРИБЯН: Президент в тот период времени и сейчас даже держит на контроле это дело. Я вам точно говорю. Чего я вот сейчас не скажу – очевидно, по истечению многих лет, уже больше, Хлебникова. А вот Политковскую я даже ему пишу – ну, не я, а за подписью председателя, мы пишем докладные ему. Докладываем, что делается по делу. И он заинтересован. А почему? Ну, как можно, преступники – ну, у нас с 3 числа камеры берут, с 3 числа приезжает преступник в одной и той же одежде, с одним и тем же пистолетом, - я считаю, что у него пистолет в руке, потому что курткой обмотано, не видно ничего, - кисти не видно, ничего не видно. Заходит в подъезд. Анна выходит из подъезда с собакой, прогулялась, зашла, он вышел - ушел. С 3 числа три дня подряд заходит, и он ее не убивает. И никто не мешает. А вот 7 убивает. И давайте говорить, - я знаю, как раньше начали, - Кадыров, вот он, Кадыров это сделал. Кадырову на тот момент это вообще не нужно было. Он вот-вот президентом станет. А, тем более что Путин - это его ну, Крестный отец - так вот, грубо говоря, - ну, не подвел бы он Путина. Вы понимаете? Я логику говорю, у меня это доказано, что Кадыров в принципе не причастен.

 

( Разумеется,  Кадыров  не  стрелял,  ведь  он  уже  как  памятник,  его  не  посадишь.  А  генералу  не  приходит  в  голову,  что  у  Путина,  к  этому  следствию,  нездоровый  интерес,  ведь  слежкой  за  Политковской  занималась  государственная   структура!   Так  что,  совсем   не  исключено,  что   это  был  -  государственный  заказ,  а  не  преступление  одного,  продажного  служаки?  Что  же  касается   Крестного  отца,  в  лице  Путина,  который  сделал  из  бывшего  террориста  -  президента   Чечни,  и  продолжает  платить  ему  за  «верность»,  то  Владимира  уже  сейчас  -  должны  мучить  кошмары,   на  тему,  что  будет,  если  казна  окажется  пустой?! – А.Ш.)

 

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Хорошо, вы лучше меня знаете этот юридический термин - кви про дест. Кому выгодно?
П.ГАРИБЯН: Выгодно тому, кто не хотел, чтобы была ситуация в стране нормальная.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть, денормализация – поджог Рейхстага условный? Да?
П.ГАРИБЯН: Да. Вот давайте мы скажем, смотрите, помните убийство Головлева? Дальше идет убийство Юшенкова.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: очень хорошо знали Сергея Николаевича, и любили.
П.ГАРИБЯН: Да. И я, когда расследовал Политковскую, я пошел по юшенковскому следу – из-за пистолета. Потому что пистолет тоже переделанный был, я по пистолету хотел найти.

Программа РТВИ " Ишем выход!" Часть 3.

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il

 

Программа   РТВИ  «Ищем    выход»!  Часть  3.

 

Н.БОЛТЯНСКАЯ: От Андрея вопрос: «Путин заявил,  что   к Сердюкову у следователей вопросов нет. Вопрос – когда наконец-то будут к нему вопросы и предъявлены обвинения? Граждане России ждут».
П.ГАРИБЯН: Я не слышал такого от президента – что нет вопросов. Наоборот, президент сказал, что он освобожден, чтобы было легче работать следствию. Поскольку вот я помню, как он прокомментировал - от должности освободил Сердюкова. И естественно, правильно сделали. И сейчас он доступен и будет, - ну, и тогда он был доступен. Но мы прекрасно понимаем, что это было бы сложнее. А сейчас спокойно следствие может работать. /Вот работал бы я, в первую очередь я бы, - ну, не в первую очередь, - я бы набрал каких-то доказательств чего-то и, наверное, в какую-то, первоочередную, я бы его вызвал бы и допросил бы. И я не сомневаюсь, что его уже допросили - вот честное слово. Просто этой информации нет. И не может Путин - ну, зная  Путина характер – он сказал – он сделал, у него характер такой, - пообещал, он сделал, - что Путин сейчас будет… да не опустится Путин до того, чтобы запрещать, чтобы вызывали Сердюкова. Не буде такого, поверьте мне.

 

( Но  опять  же,  коль  не  в  курсе  дела  -  то  лучше  промолчи.  Но,  Гарибян  желает  показать,  что  лично  он  бы  преуспел,  если  бы  ему  оказали  доверие « Вот  работал  бы  я,  в  первую  очередь  я  бы, - ну,  не  в  первую  очередь,-  я  бы  набрал  каких – то  доказательств  чего – то, и,  наверное,  в  какую – то  первоочередную,  я  бы  его  вызвал  бы  и  допросил  бы.  И  я  не  сомневаюсь,  что  его  уже  допросили – вот  честное  слово.  Просто  этой  информации  нет».  Но  если  нет  информации -  то  чего  стоит  ваше  честное  слово.  У  следователя  такого  ранга - и   очевидная  проблема  с  элементарной  логикой! И  если,  в  той  же  манере,  генерал  излагает   обвинительное  заключение,  а  потом  их  зачитывают  в  суде   косноязычные   прокуроры,  а  судья  только  поддакивает,  то  дело  Лебедева  и  Ходорковского,  будет,  без  сомнения,  продлеваться  до  бесконечности! – А.Ш.)


Н.БОЛТЯНСКАЯ: А вдруг тот что-нибудь скажет,  лишнее?
П.ГАРИБЯН: Да пусть говорят. Это просто… ну, вот как бы вам сказать. Ну, вот я вам сейчас скажу, что это вот не лампа светит, а дождь идет – это правда? Это неправда. Не может быть. Я понимаю, о чем вы говорите – это исключено, честное слово. Вот поверьте мне. Я уже мудрый. И мудрость моя помогает мне в открытую говорить – да исключено.

 

( Неужели  мудрый  Гарибян  намекает,  что  Сердюков,  прежде  чем  войти  в  комнату  следователя  -  будет  хорошо  проинструктирован.  Ведь  он   не  случайно  на  воле,  и  имеет  доступ  к  самым  дорогим  адвокатам,  а  они  дорогие  потому,  что  имеют  связи  с  прокуратурой,  полицией,  а  то  и  с  судом.  Это  и  называется  коррупцией,  то  есть  сама  коррупция  участвует  в  любом,  крупном  деле  -  о  коррупции!   Так  неужели  она  когда  ни  будь  проиграет?! -  А.Ш.)

Н.БОЛТЯНСКАЯ: В последнее время было достаточное количество коррупционных скандалов. Я слышала комментарий генерала КГБ Алексея Кандаурова, который сказал очень умную вещь - что главная беда коррупции заключается не в том, что идет движение денег, а в том, что принимаются неоптимальные решения. Ваш вопрос – с чем связано такое обилие? Каждый день я открываю сайт «Ньюз.Ру.Ком» и вижу очередной коррупционный скандал: этого сняли, этого взяли, этого подозревают, что это?
П.ГАРИБЯН: Давайте разложим так: вот сейчас, что я скажу, я прошу прощения у ученых наших мужей, но во всем мире слово «коррупция» существует, но я бы разделил у нас в стране, может быть, первопроходцы были бы – разделить. Все-таки коррупция очень широкое понятие, что такое взятка - понятно. А что такое коррупция? Давайте же разделим, давайте сделаем «коррупция» и «взятка» - отдельно. Взятка – само собой. Если милиционер остановил какого-нибудь узбека или таджика, или того же армянина и у него взял тысячу рублей, - это взятка. Но давайте говорить о чиновниках, - мы же говорим о чиновниках, которые везде поборами занимаются, правильно, вы это имеете в виду?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: О людях, которые продают тем или иным гражданам право на неоптимальное решение.
П.ГАРИБЯН: Совершенно верно. Так вот давайте внесем понятие «коррупция». Вот, грубо говоря: это создание условий для периодического взимания доходов нелегальных, - я грубо, для ученых мужей говорю. Внесем это в УК, и я вам гарантирую, что из коридоров мы уже выходить не будем, чиновников, и мы их прикроем. Но везде есть коррупция.

 

( Вообще – то  коррупция   это  состыковка  криминального  мира  с  государственными  учреждениями  - с  самых  низов  до  самых  верхов.  И  никакие  изменения  в  УК не  повлияют  на  ситуацию,  когда  каждая  из  служб  пасется  на  уровне  своей,  авгиевой  конюшни.  Но,  кто  же  будет  разгребать  чужой  навоз,  если  своего -  уже  до  крыши! – А.Ш.)

Программа РТВИ " Ишем выход!" Часть 2.

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il

 

Программа   РТВИ  «Ищем    выход»!  Часть  2.

 

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Еще вопрос: «Вы служите закону, или Путину?»

П.ГАРИБЯН: Нет, я служу родине своей. А это, следовательно, закону.

 

( Но  ведь  законы  пишет  не  родина,  а  правящая   партия,  в  основном  из  недостойных  этого  места  людей,  а  подписывает   проекты  законов  Путин,  и  только  те,  что   его  лично  устраивает! – А.Ш.)

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Незадолго до эфира мы с вами разминали тему, которую обсуждаем сейчас и вы мне сказали, что с вашей точки зрения, раньше было больше законности и я вам вспомнила Чикотило. И вы меня удивили. Я хорошо помню из  источников, что по делу Чикотило, до того, как его взяли, были осуждены и расстреляны двое. Это неправда?
П.ГАРИБЯН: Неправда. Ну, неправда.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Что значит – неправда? Двое, один, ни одного?
П.ГАРИБЯН: Чикотило нашли и его приговорили к смертной казни. Все. А что касается еще двоих расстреляли - я такой информацией не обладаю, а тем более я знаю это дело – не было такого.

 

( Ну  зачем  же  лгать  в  эфир?   Я  сам  читал,  в  центральных  газетах,  еще  в  начале  перестройки -  данные   материалы,  которые  потом  никто  не  опровергнул,  где  говорилось  о  том,  что  еще  задолго  до  поимки  живодера  Чикотило,  в  его  преступлениях  были  уже  обвинены -  несколько,  очевидно  невиновных  людей  и   подведены   под  расстрельную  статью,  и  только  потому,  что  следователям  надо   было   отчитаться  за  многолетний  «висяк»,  а  значит  и  продвинуться    по  службе!   В   США,  например,  при  наличии  смертной  казни,  приговоренные  к  высшей  мере,  сидят  в  своей  камере  еще  долгие  годы,  и  многие  из  невиновных,  благодаря  прогрессу  в  экспертизы,  были  реабилитированы,  как  впрочем,  и  следователи,  у  которых  не  было  под   рукой  современных  технологий.  Но  репрессивная  система  СССР - была  безжалостна  и  скорострельна!  Потому  и  топтали  людей –  в  лагерная  пыль! – А.Ш.)

 

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Из свежих новостей – «этапирование фигуранта дела о подготовке к массовым беспорядкам в РФ Леонида Развозжаева из московского СИЗО в ночное время связано с расписанием движения поездов», - цитирую новость. Ваши комментарии по делу Развозжаева? Это дело привлекло внимание общественности.
П.ГАРИБЯН: Я даже не знаю, что это такое. И «Развозжаев» мне ни о чем не говорит. Не могу ответить на этот вопрос – просто не в курсе.

 

( В  отношении  к  живому  человеку,  порядочные  люди  говорят -  кто,  а  не  что,  Так  зачем  превращать  людей  в  один  из  предметов,  властного   обихода?  Хочешь  уважения  - уважай  других! -  А.Ш.)

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вас просят прокомментировать дело Алексея Навального, свежее питерское дело – мог ли парень ножом тыкать себя в сердце 5 раз? Дело людей, которые связаны с событиями на Болотной площади. Спрашивают, где деньги из 28 Федеральной налоговой службы, проходившие по делу Магнитского, где дело по аналогичным делам, в каком качестве проходит по этим делам Ольга Степанова? Есть комментарии?
П.ГАРИБЯН: Начнем с пяти раз, - конечно, нет. Не мог. Суицид с пятью ножевыми ранениями никогда не заканчивался и не производился. Это первое. Второе, что касается Болотной площади и Навального. Я здесь могу быть необъективен, я просто не люблю, когда без пользы дела, без ситуации возникшей, уже доведшей до кипения, люди выходят на площадь. А если они выходят, то я говорю так: значит, этим людям что-то нужно и чем-то они заинтересованы. Это не ради нас, не ради своей родины. Я считаю, что это неправильно. Я могу быть необъективен, поэтому не комментирую их действия.

 

(Но  ведь   именно  следователем   было  определено,  что  это  суицид,  иначе,  в  чем    казус  этого  дела?  Далее  генерал,  вылил  свою  дозу  помоев   на  сограждан,  которые  выходят  на  Болотную  площадь.  И  снова  упоминание  о  родине,  о  которой   генерал  упорно  не  дает  себе  забыть,  а  вот  «болотные»,  по  его  мнению,  к  ней  не  имеют  ни  какого  отношения.  Кстати,  народ,  доведенный  до  кипения,  берется   за  вилы,  если  нет  другого  оружия,  и  идет  громить   царя  и  его  бояр,  или  тех,  кто  сейчас  их  замещает.  И  не  дай – то  Б-г  - такому  случится!  Да  и  генерал  служит,  отнюдь,  не  родине,  а  определенной  группе  господ!   И  они явно  это  ценят,  если  он  дослужился  до  столь  высокого  звания!  Ведь,  как  известно,   там   свои -  продвигают только  своих! – А.Ш.)

Программа РТВИ " Ишем выход!" Часть 1.

 

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il

 

Программа   РТВИ  «Ищем    выход»!  Часть  1.

 

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, у микрофона в студии Нателла Болтянская. Наш собеседник – Петрос Гарибян, старший следователь по особо важным делам при председателе Следственного Комитета РФ, генерал-майор юстиции. Говорим об успехах и неуспехах?  На сегодняшний день, если взять оба дела. Политковской и Хлебникова, часто раздаются голоса из неофициальных источников, которые дают обвинение в этих убийствах, и оно ведет очень высоко, в Кремль, что вы думаете об этом?

П.ГАРИБЯН: Нателла, вот честное слово, - меня всегда поражает желание ваших собратьев по цеху вот это уловить и вот это написать, да нет такого, ну нет. Я вам скажу, почему.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А вы бы мне сказали «да», если бы это было так?

П.ГАРИБЯН: Сказал бы. Вы же видите меня, возраст мой видите? Я проработал всю сознательную жизнь следователем, потому что выше я не могу – по известным причинам. И я уже не тот человек, который что-то скрывал бы. Мне терять нечего уже, я свое выработал, пенсию я свою заработал, могу выйти на пенсию, и все. Но вот эти два дела как раз и держат меня. И президент продлил на 5 лет еще срок – сразу на 5, до 70 лет.

 

( Что  это  за  «известные»  причины?  Неужели  пятая  графа?  Тогда  прямо  и  скажи,  что  коллеги  принимают  тебя  за  еврея!  А  если  те  два  дела,  не  только  держат,  но  и содержат  тебя,  то  главная  задача  дотянуть   до  своих  семидесяти  и  передать  документы  по  эстафете!  А  вдруг заказчик  этих  дел -  сам,  когда  ни  будь,  проговориться!  И вам  ни  кажется,  что  в  нынешней  России  не  стоит  так  шумно  бравировать  своим  бесстрашием,  ибо  вполне  возможно,  что  уже  какой – то  карьерист,  из  твоих   же  сотрудников - собрал  на  тебя   компромат!  Да  и  какое  это  бесстрашие,  если  ни  одного  примера, здоровой  критикой  системы,  так  и   не  прозвучало!  Значит,  как  в  песне - «все  хорошо  прекрасная  маркиза!» - А.Ш.)


Н.БОЛТЯНСКАЯ: Моя семья, воспитанная во всем Закавказье, обязывает меня к глубокому почтению. С другой стороны я понимаю, что генерал-майор, сидящий передо мной, черта лысого скажет мне то, что он сказать не хочет.

П.ГАРИБЯН: Что не хочу - не скажу.  Я вам скажу: все, что сейчас расследуется по этим хищениям, по Минобороны – это все в ведении Военно-следственного комитета. Но я не сомневаюсь ни на секунды, что лица, причастные к этому, будут привлечены. Другое дело, если вы сейчас мне зададите вопрос, а я знаю, что вы зададите - Сердюков будет привлечен, или нет? Отвечаю – не знаю. Почему не знаю? Потому что, во-первых, я не знаю, насколько он глубоко причастен к этим преступлениям, - это первое. И я на данный момент также и не уверен, что есть эти преступления – как правильно говорил Путин, - мы еще не знаем, мы расследуем. А вот когда расследуем, когда мы уже наберем до предъявления обвинения, тогда я могу уже сказать. Просто проанализировать, потому что я не расследую это дело и не знаю. Но анализ я могу сделать, потому что материальную часть дела я всегда вижу, потому что я следователь. И я вам бы сказал, что – нет, вот эти моменты, которые вменены той же – не помню ее фамилию, - они без него не обошлись бы, без Сердюкова. Я бы вам сказал в открытую. Но мне надо фактуру знать, надо посмотреть, в чем она обвиняется. А ее еще нет, этой фактуры, и она не обнародована.

 

(Похоже,  что  генерал – майор  решил  играть  в  молчанку,  о  чем,  в  дальнейшем,  вы  и  убедитесь!   И  что  меня  особо  поразил,  так  это - его  лексикон   и  запутанная  манера  изложения,  как  будто  он  сам,  на  чем – то  пойман,  и  оказался  на  допросе!  - А.Ш.)