February 7th, 2015

Сезонная распродажа идей в лавке старьевщика. Часть 5.

Сезонная   распродажа идей в лавке старьевщика. Часть 5.

Вигдорчик: Согласно вашей программе, вы с равным уважением относитесь ко всем течениям в иудаизме и выступаете за гражданские браки. Как вы будете сотрудничать с ультраортодоксами?

Герцог: «Мы сотрудничали с ними в оппозиции, хотя им было прекрасно известно о нашей точке зрения на отношения религии и государства. При этом я не говорю, что ортодоксы обязательно будут в коалиции. Есть и другие варианты».

(Но если не правые, не ортодоксы, не арабы, то остаются только Лапид и Гальон, но их голосов будет недостаточно. Я начинаю беспокоиться. – А.Ш.)

Вигдорчик: Допустим, вы формируете коалицию. Но палестинцы останутся теми же палестинцами, а Кнессет – примерно тем же Кнессетом.

Дело не в Кнессете, а в том, есть ли шанс на возобновление политического процесса. И здесь я возлагаю надежду на Египет, который стал нашим союзником, и Иорданию. Можно изменить обстановку, сдвинуть переговоры с места. Последние шаги палестинцев значительно ухудшили ситуацию. Но я не готов поднимать руки и считать, что политическое урегулирование невозможно. Как нам, так и нашим соседям необходима надежда.

(Когда это Египет стал нашим союзником? Да и Иордания не против нас уничтожить. И новый президент Египта ненавидит ХАМАС, вовсе не за то, что тот обстреливает Израиль, а потому, что все 10 террористических организаций в Газе, сотрудничают с террористами Синайского полуострова и выступают на стороне организации «Братья мусульмане».

Так что, на любых переговорах представители Египта и Иордании будут представлять интересы арабов, как впрочем, и незваные посредники от США, которые знают, что давить на арабов бесполезно, да и что с них взять, если здесь у них нет ничего своего, как и у любого иммигранта в чужой стране, а понятие о историческом или юридическом праве, и тем более о справедливости, им просто не знакомо. Ведь пророк сказал, что любая земля, куда уже ступила нога мусульманина – является на веки территорией ислама. И это очень удобно не только для араба –фанатика, но и араба – политика. А любой мусульманин, который даже заикнется о правах евреев на свой национальный очаг, будет тут же обвинен в измене, либо вере, либо арабским национальным интересам. Так что, с тем же успехом, можно вести переговоры с глухой стеной, тем более, что переговоры идут только о безвозмездной передаче нашей собственности, что в обиходе определяется, как публичный грабеж.

Так зачем еврею так настойчиво рваться к власти, чтобы, используя ее ресурсы – дать надежду очевидным грабителям. Если бы арабы вели себя, как добрые соседи, то и отношения были бы иными. И не от нас пошла вражда. И не мы доводим эту вражду до животного состояния, в постоянном сопровождении откровенной лжи и прочих инсинуаций. Если араб заявляет, что иудей не должен жить в Иудее, то тем более, что здесь делает араб?!

Наши левые призывают жертв постоянного террора, войти в положение арабского населения территорий. Но почему арабы не могут, и более того не желают, войти в наше положение. А имея, за спиной, десятки арабских государств, претендуют на все пространство от западного берега Иордана до побережья Средиземного моря. На картах ПА Израиль вообще отсутствует. Именно в духе ненависти к нам, автономия воспитывает уже не первое поколение. Так о чем говорить с ненавистниками, которые ежедневно выходят на охоту, дабы убить евреев.

Мы тоже жили в чужих странах, но никогда еврейская община не претендовала на землю и права коренной нации, даже там, где они прожили сотни, а то и тысячи лет, в том числе и в арабских странах. Да и бежали оттуда не от хорошей жизни, ибо их преследовали всегда и повсеместно. Но и здесь арабы ведут себя, как хозяева. А почему? Да потому, что мы это позволяем. Так что прежде чем бежать на переговоры с ПА, с заранее известным результатом, Герцог, получив бразды правления, должен будет направить свою колесницу в арабский сектор Израиля и потребовать от них – либо полноценного гражданства, либо уехать на родину предков, где уже практически не осталось иудеев. Так что там их мечта сразу исполнится.

А к этому времени и наши ортодоксы поймут, что столь принципиальный Герцог - их тоже не оставит в покое. И тогда исчезнет зависимость в арабских руках, а страна перестанет быть проходным двором, а значит и раем для уголовников. А с таким тылом, можно смело идти на прорыв в переговорном процессе, уже в качестве хозяина положения, без каких либо посредников, в самой ультимативной форме. Ведь в мирном соглашении с Египтом речь шла только об автономии для арабов Палестины, а любая автономия, это часть государства, которым в данном случае является Израиль. В автономии должна действовать национальная арабская администрация, но законы должны быть общими с метрополией. Вот о чем надо говорить на переговорах. – А.Ш.)

Вигдорчик: В случае поражения в течение 16 месяцев в "Аводе" пройдут новые праймериз. Не боитесь ли вы разделить судьбу своих пред шественников?

Герцог: Я не сомневаюсь в победе, в том, что после выборов возглавлю страну.

(Без обид! Но такое впечатление, что победа, уже стало навязчивой идеей. – А.Ш.)

Вигдорчик; То есть напротив меня сидит следующий глава правительства Израиля?

Герцог: Да. Следует добавить: "С божьей помощью".

что он - помазанник божий! – А.Ш.)

Вигдорчик: После публикации данных о расследовании, которое израильская пресса окрестила "делом НДИ", журналисты вспомнили, что и вы молчали на допросах по "делу об амутот". Как решение молчать отразилось на вашей карьере – замедлило ее или наоборот – благодаря этому молчанию вы в итоге стали лидером партии, претендующей на титул правящей?

Герцог: Это произошло не благодаря молчанию. Я сторонник презумпции невиновности и, прежде всего, хочу пожелать Фаине Киршенбаум и другим фигурантам дела, чтобы их невиновность подтвердилась. Я также не оспариваю право на молчание. Но нужно быть точным в нюансах – расследование по тому делу было другим.

На выборах 1996 года Нетаниягу с ничтожным перевесом победил Переса на прямых выборах, ведя кампанию под лозунгом "Нетаниягу – это хорошо для евреев" на деньги иностранных спонсоров. Эйтан Кабель дважды обращался по этому поводу к юридическому советнику и дважды получал ответ, что нарушения закона нет.

В 1999 году, когда в выборах участвовал Барак, я решил ему помочь. Я был молодой, полный желания внести свой вклад, помнящий, как убили Рабина и как Перес проиграл. Мы помогали этим организациям, о чем я сообщил юридическому советнику. Однако в полиции я был предупрежден об ответственности за нарушение закона, что противоречило позиции юридического советника, по мнению которого мои действия нельзя было так квалифицировать.

И тогда моя точка зрения была принята. Оглядываясь назад, я понимаю, что мы должны были проявить большую сдержанность. Но это было два десятка лет назад. Сейчас важно сосредоточиться на будущем, изменить его к лучшему.

(Но опять же, каким это образом он собирается все изменить к лучшему - мы так и не узнали! А я так хотел в него поверить! - А.Ш.)

Беседовал Павел Вигдорчик

Блог Альберта Шамеса.

Сайт: http://c1t2v3f4i.jimdo.co

Сезонная распродажа идей в лавке старьевщика. Часть 4.

Сезонная   распродажа идей в лавке старьевщика. Часть 4.

Вигдорчик: Еще одним кандидатом, кооптированным в список, стал уже упоминавшийся генерал-майор в отставке Амос Ядлин. Почему вы выбрали его? Судя по публикациям в СМИ, выбор "силовика" напоминал рынок свободных агентов в спорте: вы сидели и выбирали между Ядлином, Мофазом и Ашкенази. Так ли это?

Герцог: Совсем не так. Прежде всего, рассматривалось значительно больше кандидатур, тем более, что как отметил Амнон Абрамович, большинство представителей оборонного истеблишмента поддерживает наш список. В конечном итоге, решение принимал я, и выбирать пришлось из нескольких очень сильных кандидатов. Был выбран человек, который является международным авторитетом в оборонной сфере.

(Но истинный авторитет в обороной сфере навряд - ли поддержит передачу арабам плацдарма в Иудее, для концентрации наших недругов перед   нападением на Израиль. И вообще, это нонсенс – генералы «миротворцы», им более к лицу принимать капитуляцию. Неужели недостаточно примера «достижений» Рабина, Шарона или Барака, в деле миротворчества? - А.Ш.)

Вигдорчик: Рассматривалась ли кандидатура Ашкенази?

Герцог: Нет. Ашкенази предстоит судебное разбирательство, и нужно дождаться его окончания.

Вигдорчик: Зачем вам вообще вам понадобился генерал? Ведь в вашем списке есть Омер Бар Лев, есть Амир Перец, возглавлявший министерство обороны.

Герцог: «Не забудьте, что и мы с Ливни обладаем значительным опытом в оборонной сфере. 15 лет мы были членами узкого кабинета по вопросам безопасности. На мой взгляд, пост министра обороны может возглавлять и человек без генеральского опыта, независимо от пола».

вот здесь, к месту было бы вспомнить «заслуги» Амира Переца в период его руководства министерством обороны. Так почему бы, ни повторить, этот эксперимент с участием другого пола. А если еще, поставить женщину во главе генштаба, то это станет сигналом для всей планеты, о наших мирных намерениях. Кстати, и в полиции, за неимением генералов – евнухов, следует на эти посты назначать представителей слабого пола, а работать они будут, как минимум, не хуже. У них, от природы, стремление к порядку. – А.Ш.)

Вигдорчик: Бен-Гурион, Перес, Аренс…

Герцог: «Именно. Но Ядлин… Процитирую публикацию, в которой говорилось, что человека, ликвидированного на Голанах, Ядлин еще в бытность главой военной разведки определил как одного из злейших наших врагов. У него огромный опыт, огромные знания, он возглавлял самый авторитетный в Израиле институт стратегических исследований».

( Ну зачем же набивать цену и без того достойному человеку! А Джихад Мугния, на похоронах отца - поклялся мстить неверным, пока будет жив, то есть сам заявил себя - врагом №1, как и его покойный отец. И вероятнее всего, у Ядлина, действительно, огромный опыт и огромные знания, но где тот аналитик, которому доверяет политическое руководство страны, иначе, мы ни провели бы три похожие, как близнецы, операции в Газе, с одинаковым негативным результатом. Может быть потому, что наши политиканы возомнили себя стратегами от Б-га? Да и Герцог, судя по его самомнению, ничем их не лучше. – А.Ш.)

Вигдорчик: Ждут ли нас новые сюрпризы? Это касается присоединения как отдельных кандидатов, так и целых списков?

Герцог: «Есть разные идеи. Мы приближаемся к формированию окончательных списков. Ведь я взял "Партию Труда" и благодаря формированию блока проломил "стеклянный потолок". Мы сформировали сильный список, и праймериз прошли без малейших проблем – сравните это с тем, что происходит в "Ликуде" и "Еврейском доме". Так что я умею работать и знаю, что нужно Израилю».

что тут скажешь? Человек знает, что нужно Израилю! Умеет работать! Что нам еще надо? И если мы не оценим Герцога по достоинству, то и нам самим грош цена. – А.Ш.)

Вигдорчик: Вы говорите о проломленном "стеклянном потолке", а ваши критики заявляют, что Ливни, фактически оставшись без партии, навязала вам соглашение о ротации. Если вы провалили переговоры с Ливни, как вы справитесь с коалиционными переговорами, не говоря уже о переговорах с палестинцами?

Герцог: «Я справлюсь именно потому, что умею работать. Я понимаю людей, умею находить с ними общий язык. Что касается Ливни, можно сказать, что я не упустил представившийся шанс. Можно было ничего не делать – и остаться в занятой нише, а можно было принять решение, меняющее ситуацию. И люди, особенно молодежь, встретили это с воодушевлением – ведь они привыкли, что политики заботятся о себе, а тут – об общественном благе.

(Какое отношение к общественным благам имеет попытка амбициозного политика, во имя проникновения во власть, набрать как можно больше мандатов? – А.Ш.)  

Герцог: Мы сидели с Ливни, и она мне говорит: "Твоя партия отправила в тюрьму мою мать. Для меня этот союз – что-то вроде перехода в другую веру". И она предложила концепцию совместного лидерства. Так что мы оба готовы занять пост главы правительства и оба будем превосходными премьер-министрами.

почему ни чемпионами мира по прыжкам в высоту? На Украине говорят: «Ни говори «гоп», пока не перескочишь!» И совсем ни к лицу серьезному политику вести себя, как в басне: «Кукущка хвалит петуха, за то, что тот хвалил кукушку!» - А.Ш.)

Вигдорчик: В вашем блоке уже есть глава правительства, министр обороны, министр финансов, министр иностранных дел. От каких портфелей вы готовы отказаться в ходе коалиционных переговоров?

Герцог: «Я не веду коалиционных переговоров. Но я уверен, что именно мы сформируем следующее правительство. Моя цель – получить по меньшей мере 30 мандатов, и создать коалицию, открытую для разных партий – от МЕРЕЦ до НДИ».

(Тот, кто не ведет коалиционных переговоров, очевидно, рассчитывает не меньше, чем на 61 мандат! Неужели это тот самый сюрприз, который Герцог, втайне, готовит Израилю из расчета, что 31 - получит «Аводе», а остальные 30 - Ципи Ливни. Это же надо иметь - такой неотразимый оптимизм?! – А.Ш.)

Вигдорчик: Есть партии, с которыми вы не войдете в коалицию?

Нерцог: «Есть проблема, известная всем: правые радикалы не допустят прогресса на переговорах».

в чем заключается этот «прогресс»? Пора уже озвучить подробности с указкой по карте. Может этот вариант понравится народу и количество желающих отдать свой голос за дуэт, значительно возрастет! Хотя намек на это - Герцог уже сделал: «Февраль 19, 2014   8:16:18 AM Председатель партии Авода Ицхак Герцог считает, что Иерусалим должен оставаться объединенным городом, однако один из его восточных кварталов может являться столицей палестинского государства». Не каждому дано до такого додуматься! – А.Ш.)  

Вигдорчик: Вы говорите о "Еврейском доме"?

Герцог: «То же касается и арабских партий. Я хочу объединить израильский центр».

(Ну вот! Двенадцати арабских мандатов, уже потеряны, а ведь от них зависит   наш имидж на Западе. Как ьы самому Герцогу ни пришлось бы оправдываться в Гааге, по обвинению в расизме. – А.Ш.)

Вигдорчик: Как Нетаниягу, так и Ливни высказались против создания правительства национального единства. Какую позицию по этому вопросу занимаете вы?

Герцог: «На данном этапе я об этом не думаю. Чрезмерное внимание к этому вопросу создает ощущение, что мы не уверены в победе. Но мы победим. За два дня до победы над Шели Яхимович на праймериз мне говорили, что она победит с перевесом 25%. А победил я. Потом мне говорили, что мне не удалось расширить поддержку партии. Говорили и говорили. Я в эти игры не играю. "Сионистский лагерь" победит».

кто в этом сомневается. Вот только в каком составе? – А.Ш.)

Сезонная распродажа идей в лавке старьевщика. Часть 3.

Сезонная   распродажа идей в лавке старьевщика. Часть 3.

Моя семья также многого добилась. Отец был президентом, дядя, Абба Эвен, – министром иностранных дел, дед – главным раввином. Мать и тети занимались общественной работой. Но и за мной – десятки лет политической деятельности. Я успешно выполнял обязанности министров строительства, туризма, социального обеспечения.

(Почему же ты досрочно уволился   с последнего места работы и оставил без своей заботы клиентов службы социального обеспечения. А сколько ты построил домов для нуждающихся - будучи в министерстве строительства, и насколько увеличилось число туристов, за время, что ты там руководил. Или нам приказано - верить тебе на слово? - А.Ш.)

Когда меня избрали председателем оппозиции, мне говорили, что у меня никаких шансов. И вот, год спустя, мы накануне досрочных выборов».

(Так, неужели, это Герцог развалил коалицию? Что же касается шансов, то для потенциального лидера нации, просто неприлично, до такой степени доверять опросам, особенно тем, что сам заказал. – А.Ш.)   

Вигдорчик: Согласно опросам, выходцы из бывшего СССР, как правило, не склонны поддерживать "Аводу". Те из них, кто придерживается левых взглядов, обычно голосуют за МЕРЕЦ.

Герцог: «Жаль, что так происходит. Репатрианты мне очень дороги. Не только потому, что мой отец был президентом, когда мы получили этот исторический подарок, и не только потому, что туда уходят семейные корни моей матери и моей жены. Нас многое объединяет: стремление к образованию, к достижениям, важность культурных ценностей, в том числе – универсальных. Эти универсальные ценности – базовые как для меня, так и для репатриантов.

Когда я учился в школе, началась алия 60-70-х годов, а когда мы жили в Нью-Йорке, то директор школы брал нас на демонстрации в поддержку отказников – Натана Щаранского, Иды Нудель и парня, оказавшегося практически моим сверстником – Юлия Эдельштейна. Несколько дней назад директор той школы, которому уже за 80, приезжал ко мне. И мы вместе позвонили Эдельштейну, рассказать ему об этом.

(Так мы почти родня. Остается самая малость. Совместить добрые чувства с реальной жизнью. Ведь мы вернулись на Родину, но и здесь нам показывают за порог. И пол беды, когда это говорят евреи, ведь с дураками не спорят, а другое дело, когда это говорит израильский араб. Вот тут и начинается большая   политика! Если мне, в собственном национальном доме не позволяет жить иноземец, то выбора нет, либо он – либо я.

Но между нами есть существенная разница. Я высадился на своей конечной станции, а у араба она не здесь, и если обстановка ему не подходит, то всегда есть возможность репатриироваться. Ибо в каждой фамилии араба заложен обратный адрес страны, откуда иммигрировали его предки. Все очень просто, если бы законы, которыми руководствуемся мы, в той же степени касались и   религиозных и национальных меньшинств. Ведь это такие же, как и мы люди, которых напрямую касаются общие правила - без всяких   на то - статус – кво. – А.Ш.)

Вигдорчик: Как показывает опрос, проведенный нашим сайтом, наличие в списке русскоязычного кандидата не является определяющим при решении, за кого голосовать. Почему вы решили кооптировать в список русскоязычного кандидата?

Герцог: У нас два русскоязычных кандидата, и место, которое занимает Роберт Тивьяев, скорее, можно назвать "пограничным".

Вигдорчик: И какое место займет Ксения Светлова?

Герцог: Его определит Ципи Ливни, но это будет достаточно высокое место, она станет депутатом Кнессета.

Вигдорчик: Почему выбор пал именно на нее?

Герцог: У нее есть все необходимое для успеха в политике. Прежде всего, феноменальная эрудиция. Мало кто из израильских политиков способен говорить на столь блестящем арабском и настолько глубоко разбирается в происходящем на Ближнем Востоке. Она серьезный и обаятельнейший человек. Она также олицетворяет алию 90-х, которая, как я считаю, обязана быть представлена в крупной сионистской партии.

Возможно, ее присоединение к списку ничего нам не добавит, но уж точно не помешает. Но когда мы говорим о повышении минимальной заработной платы, о достойной пенсии, когда мы видим, что наш кандидат на пост министра финансов Мануэль Трахтенберг спас израильское высшее образование от краха, то мы надеемся, что выходцы из бывшего СССР, которых отличает ум и здравомыслие, пойдут за нами».

(Но зачем же так бесцеремонно дезинформировать публику, по поводу заслуг Трахтенберга в спасении израильского высшего образования. Как было на самом деле:   «Профессор экономики Мануэль Трахтенберг, председатель государственной Комиссии по дотациям на высшее образование в Израиле, высказался по поводу возможного сокращения бюджетов на академические учреждения страны.. «Это настоящая угроза всему институту Высшего образования в стране», -подчеркнул профессор. Но решал этот вопрос не Трахтенберг, а совсем другие, и скорее всего - Лапид и Натаниягу. – А.Ш.)

Вигдорчик: Вы рассматривали кандидатуры других кандидатов – представителей "русской улицы"?

Герцог: «Мы давно приглядывались к Ксении. Она очень привлекательный кандидат. Конечно, разные люди предлагали разных кандидатов, и эти кандидатуры также были достойные, но окончательное решение приняла Ливни, посоветовавшись со мной».

(Остается самой Ксении разобраться, в ту ли она угодила компанию. И для нее это не составит большого труда. Человек - она талантливый, а главное, не стать белой вороной. На сером фоне функционеров - это   особо заметно, того и гляди – заклюют! – А.Ш.)

Сезонная распродажа идей в лавке старьевщика. Часть 2.

Сезонная   распродажа идей в лавке старьевщика. Часть 2.

Вигдорчик: И это, пожалуй, единственный список, в котором остались "принцы": вы, Ливни, Ядлин, Бар Лев.

Герцог: «Это вопрос об исторической перспективе. Тут нужно помнить о пути, проделанном каждым из нас. Ливни – выходец из "Ликуда", ее можно назвать принцессой этой партии: дочь подпольщиков, соратников Менахема Бегина. Однако "Ликуд" стал радикальной партией, привел к внешнеполитической изоляции Израиля, которая сказывается и на экономическом положении каждого из нас.

Мой отец, шестой президент Израиля Хаим Герцог, был главой государства, когда сюда прибыли волны алии из бывшего СССР. Он также отставной генерал, который во время Второй мировой войны сражался с нацистами в рядах союзников. Вместе с Красной армией они спасли Европу от нацизма. Я горжусь своей семьей, но и сам уже долгие годы занимаюсь общественной и политической деятельностью.

Отец Омера Бар Лева ушел в отставку с поста начальника генерального штаба и стал министром от "Аводы". Но и сам он блестящий человек. Амос Ядлин тоже происходит из выдающейся семьи. Его отец – легендарный министр просвещения, лауреат премии Израиля Аарон Ядлин, дядя – генерал Узи Наркис, освободивший Иерусалим, другой дядя – Давид А-Коэн – первый посол в Китае, первый глава комиссии по иностранным делам и обороне.

Но определяющее значение имеет то, чего мы достигли сами. И всех нас объединяет любовь к Израилю и стремление принести пользу стране».

( Жаль, что у нас нет дворянства, то есть специальной палаты в парламенте, где места передаются по наследству. Ибо мне, простому еврею, стало как – то неуютно в компании господ столь высокого происхождения. И я перед уходом, хочу только предупредить   господина Герцога о том, что на фоне вышеозначенных господ - он сам выглядит довольно невзрачно. – А.Ш.)

Вигдорчик: Вам сопутствует удача?

Герцог: «На мой взгляд, удача не может заменить четкого анализа, осознания действительности. Если посмотреть на ситуацию серьезно, то есть все основания для беспокойства. Международный баланс Израиля нельзя назвать положительным. Это касается всех параметров: в последние кварталы наблюдается экономический спад. Его последствия – не только безработица, но и снижение доходов каждого из нас.

Нарастает и международная изоляция Израиля. То, что Нетаниягу прошел, махая рукой, по парижским улицам, не должно создавать иллюзий. Большинство стран, лидеры которых шли рядом с ним, голосуют против нас. Франция за пару недель до терактов вела против нас активную кампанию в ООН. Впервые в истории действия Израиля расследует Международный суд в Гааге.

Моя задача после избрания главой правительства – прежде всего, защитить военнослужащих ЦАХАЛа. Для этого необходимо действовать на политической арене, привлечь международное сообщество на нашу сторону.

Третья проблема – рост бедности. Нарастает неравенство, пожилые израильтяне и средний класс еле-еле сводят концы с концами.

Я, как лидер, предлагаю альтернативу. Будет нелегко, но мы улучшим экономическое положение, выведем Израиль из внешнеполитического тупика, позаботимся о безопасности и сократим неравенство».

(Как понимать: «Будет нелегко». Кому? Премьер – министру Герцогу, или гражданам страны? В таких случаях надо договаривать - все до конца. И что это за рычаг, благодаря которому мы вернем ситуацию в русло процветающей экономики, выскочим из тупика на внешнеполитические просторы, получим долгожданную безопасность, а вот неравенство - только сократим. Что это, сообщение из мира чудес, или просто безответственная демагогия? – А.Ш.)

Вигдорчик: И все же – как может функционировать блок с двумя лидерами?

Мы постоянно перезваниваемся, обмениваемся СМС, наши кабинеты находятся рядом. Она удивительный человек – умный, ответственный, настоящий лидер. Я уважаю Ципи Ливни за ее прямоту – она всегда говорит то, что думает. Я знаю ее и как члена кабинета по вопросам безопасности. Мы с ней участвовали в голосовании по самым ответственным вопросам, часть из которых еще засекречены.

В решающий момент, когда Шарон заговорил о палестинской проблеме, она, будучи министром абсорбции, отправилась в США, добилась встречи с Бушем и убедила его выступить против ХАМАС. Она предвидела то, что произойдет в Газе.

чего это вдруг Министр абсорбции подменяет собой Министерство иностранных- дел? И чего же она добилась? Ведь все равно ХАМАСу было позволено участвовать в выборах, а к чему это привело, знают даже наши маленькие дети. – А.Ш.)   

В конце операции "Нерушимая скала", в ходе которой "Авода" поддержала правительство, она призвала завершить военные действия политической инициативой, чтобы разрядить обстановку. Но Нетаниягу отверг это предложение, загнав себя в ловушку».

как бы выглядела эта инициатива под непрерывными обстрелами? Сколько раз мы шли на прекращения огня и каждый раз, договоренность, нарушали террористы. А то, что Ливни называла политической инициативой, на деле завершилось продолжением диктата ХАМАСа в секторе Газы, а также съездом стран – спонсоров, которые пообещали террористам 5 миллиардов долларов на восстановление их инфраструктуры. И сразу началось изготовление новых ракет и восстановление туннелей, ведущих в сторону Израиля. Что же в этом хорошего? - А.Ш.)

Вигдорчик: Так кто из вас ответит на пресловутый телефонный звонок в три ночи*?

Герцог: Конечно, я. Ведь это я создам коалицию и возглавлю правительство. Бросьте повторять эти дурацкие шутки Нетаниягу. Они ему не помогут. Общественность доверяет мне и полагается на меня. Я доказал, что являюсь ответственным, взвешенным лидером, который добивался успехов на всех должностях.

( В скромности Герцога - не обвинишь! И хотелось бы конкретно узнать о тех самых « успехах на всех должностях»?   А о том, кому доверяет общественность, мы сможем узнать только после выборов! – А.Ш.) Б

Сезонная распродажа идей в лавке старьевщика. Часть 1.

Альберт Шамес mail:felixsh1@zahav.net.il

Сезонная   распродажа идей в лавке старьевщика. Часть 1.

Создается   странное впечатление. Предвыборная компания в Израиле, все больше напоминает парадоксальный карнавал, где маски уже никого не скрывают, где одни выступают в давно нестиранных идеологических обносках - своих   предшественников, а другие берут такую же рвань, но уже напрокат   у   старьевщиков, в роли которых выступают профессиональные политологи и «специалисты» по заказным опросам. То есть, избирателю, подают все тех же и все тоже. При   этом, что правые, что левые - все держат его за дурочка. Ибо, даже те из них, которые искренне верят, что своим приходом во власть, смогут что – то изменить – уже заранее обречены нынешней системой – либо принять ее условия, либо уйти. И там остаются только те, для кого она - мать родная, и потому, они ее никогда не предадут. То, о каких переменах может идти речь?

За руль машины не посадят человека - не сдавшего теорию и практику вождения, да и потом за водителем постоянный   и строгий   контроль. А кто же у нас руководит государством? Ведь единственный тест, который они сдают, так это на преданность своему партийному боссу. Таким образом, на ключевые посты страны попадают функционеры, для которых партийная работа стала профессией, а также «свадебные генералы» для украшения фасада. Причем те и другие – люди с завышенными амбициями, с большой долей эго, и минимальными знаниями о том, чем им доверяют управлять. Но главное горе, это коалиционные сделки, которые по сути, ничто иное, как узаконенная   коррупция. То есть, «ты мне – я тебе», и все это - за счет налогоплательщика. Отсюда в политике процветает: интриганство, ханжество и цинизм, которые, дают право   гражданам называть политику грязной.

А кто сознательно лезет в грязь? Только тот, для кого она питательная среда. То есть, разные авантюристы, карьеристы и обычное жулье. Да и самый, что ни   есть, непорочный человек, редко выдерживает испытание властью. Ведь сразу появляется море соблазнов   и не меньше соблазнителей.   Да и сама система, как и всякая распущенная девка, открыто демонстрирует все свои прелести для морально неустойчивых господ. То есть, эта   система требует немедленной замены, а не реставрации. Но, к сожалению, во власть пока приходят - только реставраторы! Предлагаю познакомиться с одним из них:

 

Эксклюзив NEWSru Israel

Интервью с Ицхаком Герцогом

время публикации: 21 января 2015 г.

Читателю предлагается серия фотографий, где Герцог вместе с Ципи Ливни и Светловой, с Натаниягу, с Либерманом, с Лапидом, с Гальон, с Арье Дери, и еще с одним, не опознанным мной человеком. Эта галерея была, видимо, предназначена для того, чтобы убедить всех зрячих, в широком политическом диапазоне   героя интервью. Итак: (Только главное.)

Павел Вигдорчик : Ваш список получил название "Сионистский лагерь"?

Герцог: «Это название является для нашего списка наиболее подходящим»…

(Но, тем самым, Герцог, как бы изгнал остальных сионистов за пределы этого лагеря, а себя назначил самым правоверным. Но, какой же ты сионист, если готов передать арабам Иудею и Самарию – колыбель нашей древней государственности. А уход из Иудеи – это, по сути, отказ от нашего исторического наследия, а ведь другого у нас просто нет!

Более того, этим шагом, левые потворствуют исламской неоколонизации. А что взамен? Все та же вражда. Сколько уже лет у нас мир с Иорданией, между прочим, первым арабским государством в Палестине, а ненависть там к Израилю на том же уровне, как и в период войн. Тоже самое,   у нас с Египтом! И с ПА! И с израильскими арабами! Но ведь мир заключают между народами! Так, где же вожделенное добрососедство?

А причина этому на поверхности! Дело в том, что арабы считают нашу Родину, своей законной вотчиной   и успокоятся только тогда,   когда мы исчезнем или примем ислам. Это и есть, те самые, умеренные требования, со стороны ныне   живущего поколения арабов, а другого - еще никто не воспитал. – А. Ш.)

Герцог: «Наша партия создала государство Израиль, ее основателем был Давид Бен-Гурион, среди ее лидеров были Ицхак Рабин и Шимон Перес. Мы сражались и продолжаем сражаться за страну, которая гарантирует всем равные возможности и равные права, как и должно быть в нормальном государстве».

(Вообще – то в период избирательной компании принято упоминать о своих личных достижениях и возможностях, ибо сам Герцог, отнюдь не является точным клоном Бен – Гуриона, то есть, еще не обладает ни качествами, ни авторитетом - этого великого еврея. Что же касается самой партии «Авода, то она в борьбе за власть, уже   успела хлебнуть крови, политических противников, и оставила в наследие немало рудиментов социализма, которые тормозят естественное развитие страны.

Что же касается ссылки на авторитет Рабина и Переса, то это вообще не корректно, и видимо, рассчитано на короткую память наших сограждан. Из того болота, в которое завели страну, эти двое, в начале девяностых, мы не можем вылезти до сих пор. И трагическая смерть Рабина, не может служить ему оправданием за авантюру в Осло, как и Шарону за односторонний выход из сектора Газы и сопутствующее уничтожение процветающих поселений. А ведь «Авода» во всех этих авантюрах, была в первых рядах. А потому и первая - должна нести ответственность, а не бравировать тем - чего должна стыдиться!

Что же   касается равных возможностей и прав, то гарантом   оных - является   Высший Суд Справедливости, подменять который партией «Авода» (даже при участии «Ха – Тнуа»), нет никакой необходимости! – А.Ш.)

Вигдорчик: Ваши критики утверждают, что избранный партийный список является слишком левым, что "Кулану" и "Еш Атид" могут отнять у вас голоса, а вас поддержат избиратели МЕРЕЦ, что ослабит позиции левого лагеря. Довольны ли вы этим списком?

Герцог: «Очень доволен. Не забывайте, что он стал результатом соглашения двух партий – "Аводы" и "А-Тнуа". Соглашение позволяет вносить в список дополнительных серьезных кандидатов. Мы не левый, а центристский список, социально ориентированный, заботящийся об интересах граждан.

На днях к нам присоединился генерал Амос Ядлин – герой Израиля, отдавший ЦАХАЛу более 40 лет, участник бомбардировки ядерного реактора в Ираке, бывший начальник военной разведки. В списке есть и Омер Бар Лев – бывший командир "Сайерет Маткаль", сын начальника генерального штаба.

Есть в нем и люди, которых можно назвать "ястребами": Эйтан Кабель, Йехиэль Бар, да и нас с Ливни можно отнести к этой группе – мы настоящие центристы. Вспомним и о том, что Ицик Шмули, один из лидеров общественных протестов, возглавляет лобби в поддержку солдат-резервистов.

Это очень разнообразный список, в котором есть много женщин. Он борется за равноправие между мужчинами и женщинами, отстаивает гражданские права, в том числе – право на гражданские браки».

( А это уже новость! Герцог записал себя и Ливни в «ястребы» корпуса мира. Видимо, голуби уже не в моде? И действительно, даже ХАМАС борется за мир, правда без нас. Что же касается ориентировки на центр, то убеждения не бывают половинчатыми, особенно, если дело касается национальных интересов. Центрист Лапид, уже растерял половину электората, Может именно на этих беженцев и рассчитывает Герцог? -А.Ш.)