June 1st, 2016

Нет, победа не за нами!

Альберт Шамес mail:felixsh1@zahav.net.
(Я вошел  в  Гугл с  запросом: " Моше Яалон,  как  стратег,  в  должности  начальника  генштаба  и  министра  обороны  Израиля".  Почему  меня  это  заинтересовало.  Так ведь с 2002  по 2005 годы,  это  он  непосредственно  руководил  армией,  котороя  на  следующий  год, после  его  ухода,  оказалась  явно  не  готовой  ко  Второй  Ливанской  войне,  а  во  время  бездарно  завершившейся  операции  "Несокрушимый  утес" он  был  уже  министром  обороны. А  неделю  назад  Яалон  сам  подал  зявление  об  отставке. Так  может  его  обидели - недооценили,  как  большого  специалиста  своего  дела  и  потенциального  лидера  нации?!
И  я  нашел  то,  что  меня  вполне  убедило...  Возможно,  убедит  и  вас? - А.Ш.)
Главная.  Эксклюзив"Несокрушимый утес"? Нет, победа не за нами!"
26 Октябрь 2014  С сайта youtube.com
Известный военный историк Ури Мильштейн уверен, что начальник Генерального штаба Израиля Бени Ганц глубоко заблуждается, говоря о победе ЦАХАЛа над ХАМАСом в операции "Несокрушимый утес".
Уже много лет доктор Ури Мильштейн говорит о том, что король-то - голый. При этом он подразумевает, в первую очередь, нашу систему безопасности. Еще не так давно Мильштейна, преподававшего в академии генштаба, привечали в государственных структурах как одного из самых компетентных специалистов в области военной истории и стратегии, но, по его словам, своими откровенными высказываниями он рассердил некоторых старших чиновников и был отстранен от преподавания. Тем не менее, несмотря на преклонный возраст, 74-летний доктор не сидит сложа руки. Если его не зовут на радио или телевидение, он пишет резкие, острые "посты" на Интернет-сайтах и ведет в колледже "Орт" (Лод) трехлетний курс молодых лидеров.
- Надеюсь, из зерен, посеянных мной в благодатную почву, взрастет новый Израиль, - говорит Мильштейн, - и если моя программа преуспеет, ее можно будет распространить на все школы ортовской системы.
По его мнению, сегодня уже недостаточно подниматься на крышу и бить тревогу, призывая к единству народа, как это произошло во время операции "Несокрушимый утес".
- Ты знаешь, какая разница между днем сегодняшним и тем, что было десять лет назад? - спрашивает он меня и тут же сам отвечает: - Люди все больше и больше понимают происходящее. Есть шутка о двух немецких генералах, которые беседуют между собой во время Первой мировой войны, размышляя о британской армии. Один из них говорит, что солдаты-англичане дерутся как львы, другой отвечает: однако командиры этих солдат - хуже некуда.
Мы прекрасно действовали во время Шестидневной войны, но все наши достижения "съела" Война Судного дня. Египет чуть не поглотил нас, и почему? Потому что он осознал произошедшее в предыдущей войне и извлек из нее уроки. А мы никогда не осознаем, мы всегда выходим из сражения и кричим: "Победили, победили!" А если победили, то зачем извлекать уроки? Ты молодец, ты герой…
Между тем, арабы, поняв, что потерпели в Шестидневной войне поражение, стали серьезно готовиться следующей битве на основе полученного опыта и создали на этот раз иную, чем прежде, военную машину.
- Однако наше руководство превосходит врагов по своему интеллекту...
- Ну и что с того? Еврейский ишув, а потом и Государство Израиль были созданы людьми, которые считали войну нелегитимным деянием, противным человеку. Это была идеология, которую мы называем сегодня левой. Почему Бен-Гурион и его соратники отвергли идеи Жаботинского? Ответ лежит на поверхности: Жаботинский был уверен, что предстоит война за еврейское государство, и потому необходимо создавать свою армию.
В этом суть идеологического спора между левыми и ревизионистами. Левые провозглашали: "Без насилия!" Однако выяснилось, что если ты избегаешь насилия, то бьют тебя. Тогда родилась другая идея: можно защищать себя, но бить противника все равно нельзя. Нужно наводить мосты, строить мир. Эта идея овладела умами, и началась массовая промывка мозгов в этом направлении.
Когда у власти стоят люди, исповедующие такую идеологию, руководимая ими армия считает, что главное в ее деятельности - "лаасот шалом" (делать мир), причем делать его сейчас - "шалом ахшав". Мир - это, конечно, замечательно. Но когда вокруг тебя враги, которые мечтают вовсе не о мире с тобой, а о войне, необходимо что-то предпринимать. Однако что именно, не знают у нас ни армия, ни руководство страны.
- Нет ни одного праведника в Содоме?
- В каждой армии не так уж много интеллигентов. Большинство - люди среднего уровня, а тех, кто плетется позади, мало. Ты говоришь о мужестве? Мужество - это когда приходит Эйнштейн и говорит, что все физики до него ошибались. Как правило, в армейских системах нужны не столько герои, сколько интеллигенты в первых рядах руководства. Припомни, сколько книг по военной теории написали наши генералы.
Возьми, к примеру, Эхуда Барака, которого называют интеллектуалом. Он был начальником генштаба, министром обороны, главой правительства наконец. Но каково его понимание военной стратегии, будущего израильской армии? Он что-нибудь написал на эту тему? Ничего.
А что написал Моше Яалон, тоже бывший начальник генштаба и нынешний министр обороны? Только о своем жизненном пути. Мол, был членом молодежного движения, работал в кибуце трактористом, читал книги... Никакого теоретического исследования! Люди делают карьеру в армии, а потом идут в политику или в бизнес. Это стало нормой: будешь "беседер" - получишь то, что тебе по душе.
Армия, по мнению Ури Мильштейна, воспринимается многими как "джоб", не более чем ступенька в будущей карьере, и такое отношение губит нашу армию.
- Мы сдрейфили во время операции "Несокрушимый утес" точно так же, как сдрейфили во время Второй ливанской. Со времен Первой ливанской войны 1982 года, когда мы дошли до Бейрута и выгнали оттуда руководство ООП, мы не проявляем инициативы, только отвечаем на вылазки террористов. Понятно, что если ты не проявляешь инициативу, то ее проявляет враг. Но в таком случае не сетуй на "сюрпризы", которые он подготовил для тебя за время твоего молчания.
Мы постоянно твердим: "Ответим в подходящее время и в подходящем месте" но это не более чем игра слов. А вот наши враги в самом деле действуют в подходящее для них время и в подходящем для них месте. Если бы ХАМАС продолжал свои действия в течение года и на протяжении всего этого года наш "Железный купол" только успевал сбивать ракеты, мы бы разорились. Каждая возможность имеет свой предел. В целом конечный итог последней операции можно подвести так: мы показали себя дилетантами. Не интеллектуалами и не грамотными руководителями, а, повторяю, дилетантами. И что мы опять наблюдаем? Сотворение мифов. Сначала о Войне Судного дня и Первой ливанской, сейчас к этому списку добавилась операция "Несокрушимый утес". Началось все, как мы говорим, с убийства трех учащихся иешивы. Но "Хизбалла" и ХАМАС не убивают, они воюют. Они - армия.
- Но на войне гибнут солдаты...
- В какой из десяти заповедей написано, что нужно убивать солдат? Возьми любую из войн, произошедших за всю историю человечества. Что, только солдат убивали? Американцы и британцы разрушили до основания Дрезден, где вообще не было армии. Нужно ли было уничтожать сотни тысяч немцев? Есть война и есть враг, а у врага есть взрослые и дети. Если он не хочет войны, пусть не будет врагом.
Вспомни Хиросиму и Нагасаки. Двумя атомными бомбами американцы погубили 150 тысяч человек. Мы ни в одной войне не убили 150 тысяч арабов. Каждая сторона воюет сообразно своей культуре.
- В каждом деле нужно вести себя по-человечески...
- ХАМАС - это террористическая группировка. Для ЭЦЕЛа и ЛЕХИ врагами были британцы. Как воевать с ними? Танками, самолетами? Нет, террором. Точно так же действует ХАМАС. Он ведет с нами войну всеми средствами, на какие способен, убивает всех, кого только может. Он изматывает нас, ослабляет наше желание жить здесь. И если мы называем при этом террористов убийцами и преступниками, это значит, что мы не признаем в них своего врага, а значит, их нельзя убивать, а следует только схватить и представить суду. Но на войне ты не судья. На войне ты воюешь с врагом, и если не ты убьешь его, то он убьет тебя.
Что же сделали мы? Сказали: у нас лучшие в мире военно-воздушные силы, ударим хорошенько сверху по Газе, и все закончится. Именно так говорили нам с телеэкранов генералы и полковники. Есть справедливость в том, что ты сравниваешь вражескую территорию с землей, наносишь по любому месту удары с воздуха и убиваешь десятки тысяч людей. Если идти этим путем, то, быть может, война имела бы успех.
- По вашему мнению, нужно было сделать именно это?
- Я этого не говорил. Я говорю сейчас не как израильтянин, а как, к примеру, финн - специалист по войне с воздуха. Мы постоянно говорим о том, что не даем ЦАХАЛу победить. Однако ЦАХАЛ не может победить, потому что у него в руках нет инструмента для победы. Наше руководство считало, что бомбы, сброшенные самолетами, победят ХАМАС и тот поднимет руки вверх. Но каков интерес хамасовцев? Чтобы было убито как можно большее количество мирных граждан. Наше бомбометание только помогло им в достижении этой цели.
У нас, когда гибнут люди, правительство боится, что может пасть. У них, наоборот, призывают к мести. И посмотри, какая происходит подмена понятий. Мы называем наших врагов, якобы мирных жителей, ни в чем не повинными людьми. Но если ты убиваешь ни в чем не повинных людей, то не они убийцы, а ты. Во время наземной операции "Несокрушимый утес" мы заявили, что пришли наказать убийц. Не сказали, что вот он, враг, и потому мы намерены убить каждого, кто находится в стане врага. Это война, и пока они не прекратят воевать с нами, все они - наши враги. Однако мы по-прежнему твердим: они – преступники, сволочи, но не солдаты. После малоуспешной войны с воздуха мы все-таки вошли в Газу. Вошли спустя 45 дней с начала операции. Но если они способны противостоять нам целых полтора месяца, то кто победил? Они.