July 3rd, 2016

Собственное мнение.

Альберт Шамес mail:felixsh1@zahav.net.
Виктория ВЕКСЕЛЬМАН
В Египте приговорили к очередной высшей мере наказания бывшего президента страны, ставленника «Мусульманского братства» Мухаммеда Мурси вместе с помощниками и журналистами катарской «Аль-Джезиры». Им инкриминируется передача секретных сведений катарской разведке, в частности, информации о расположении складов с оружием.
Поскольку мы не владеем всей полнотой секретный информации, мы не можем сказать, что Мухаммед Мурси был катарским шпионом, но вот катарским ставленником он, вероятно, был, как и все его «Мусульманские братья». Армии, которая является гарантом сохранения в Египте светского режима, вовсе не хотелось допустить превращения страны в подобие Турции, где к власти пришел ставленник «Мусульманского братства» Эрдоган.
Это, заете ли, западные либералы могут картинно хлопать удивленными глазами и патетически восклицать: «Как так, он ведь ходил в мечеть, откуда у него такие радикальные взгляды?!»
Египтяне, знающие, в отличие от западных либералов, что такое ислам, знают, что террористов готовят именно в мечетях. Не учат в мечетях любви к людям без разбора, не внушают «не убий», а объясняют, что делал пророк Мухаммед с неверными и как он завоевывал новые земли во славу ислама, и что земля, на которую ступила нога мусульманина, превращается в землю ислама.
А если народы этой земли не хотят принимать власть ислама, то они получают войну, пока сами не дойдут до формулы «мир в обмен на территории», то есть, пока не отдадут мусульманам все территории в обмен на прекращение войны и согласие на полное подчинение новым хозяевам.
Все эти мечети спонсируются Саудовской Аравией и Катаром. Про Саудовскую Аравию Египет молчит, ибо находится у нее на полном содержании, а с Катаром не церемонится. И, пока американские либералы судорожно ищут мотивы убийства в Орландо, пытаясь как-то приглушить собственный когнитивный диссонанс, египетские власти приговаривают главарей «Мусульманского братства» к высшей мере наказания.
Парадоксальное объединение левого западного либерализма с исламом развивалось исподволь. Знаковый фильм «Аноним» (2006 год) стал символом определенной идеологии. Общество восприняло не только маску анонима (Гая Фокса), не только «анонимных» хакеров, но и все их постулаты. Если помните, там защита мира от исламских ценностей именовалась фашизмом. Ради удовольствия «читать прекрасную поэзию Корана» стоило даже взорвать здание английского парламента. Горе только в том, что носители этой идеи так и не удосужились взять в руки Коран и прочитать его.
Начало этому объединению в стиле садо-мазо было положено в тот момент, когда теория морального и культурного релятивизма стала господствующей в интеллектуальных кругах. Религии, заложившие основу западного общества, иудаизм и христианство, подвергались гонениям и проклятиям.
Как в свое время в большевистской России вера в бессмертного бога уступила вере в бессмертного Ленина и двух его предтеч, Карла Маркса и Фридриха Энгельса, с иконостасом в виде портретов членов Политбюро, так и новая религия релятивизма стала ведущим культом западных левых интеллектуалов.
Если Декалог (10 заповедей) не является более Божественным откровением, абсолютным законом, а представляет собой  всего-навсего измышления людей, то и почитать эти законы нет никакой необходимости, как и все прочие библейские законы, разрешения и запреты. Смертного греха больше нет, нет абсолютной истины, нет правды и лжи. Когда ложь приравнивается к правде, правда в извращенном сознании постепенно становится ложью.
Если тамтамы примитивного племени приравниваются к музыке Моцарта, то ношение хиджаба уже считается признаком не порабощения женщины, а ее национальной и религиозной идентификацией.
Capture. Для своих, белых мужчин можно устраивать «парады шлюх» и подавать жалобу на сексуальное домогательство за откровенный взгляд, а для приемных «беженцев» существуют другие нормы. Как объясняли полицейские дамам, руки под юбкой – еще не изнасилование, и скромнее надо быть, скромнее, не провоцировать откровенными туалетами.
Либералы настолько поглощены гуманнейшей борьбой за «чистоту оружия» и полный запрет его, что буквально связывают руки собственной воюющей армии. При этом они совершенно спокойно воспринимают тот факт, что для воинов Аллаха казни, изнасилования и продажа в рабство мирных жителей на завоеванных ими территориях – дело обычное.
Террористов они представляют в качестве героических личностей и даже посвящают им художественные выставки. Ибо что для одних террорист, убийца женщин и детей, для другой культуры – народный герой. Причем географически разница между этими двумя мирами может составлять несколько сотен метров.
Террорист-убийца Омар Матин
Напрасно мы будем взывать к совести, к западным ценностям, к пониманию и поддержке. У западных либералов свой код. Там есть яросный феминизм, борьба за права геев, исламофилия и юдофобия, ибо одно без другого не живет.
И вот теперь выяснилось, что исламофилия для западных либералов гораздо важнее борьбы за права геев.
Для внутреннего потребления можно отменить разделение на мужские и женские туалеты, можно требовать изгнания консервативных христиан их свадебного бизнеса за отказ оформлять торты для однополых свадеб, а вот когда афганский мусульманин пришел в гей-бар и расстрелял там 49 человек, то для него стали искать «мотив преступления», ибо невозможно же признаться себе, что ислам неотделим от гомофобии.
Да, верно, иудаизм и христианство считают мужеложество, содомию смертным грехом, но мы как-то давно не слышали, чтобы даже самые ортодоксальные иудеи или христиане кого-то забивали за этот грех камнями или сбрасывали с крыши, или расстреливали из автоматов.
Для отравленного моральным релятивизмом и всеобщим равенством  либерала нет худшего проклятия, чем успех. «Все крупные состояния нажиты нечестным путем». Если страна преуcпевает, то это, мол, только за счет угнетения и эксплуатации.
Если живущий рядом народ даже собственный мусор не в состоянии выбросить дальше своего забора, проложить дороги, построить школы и детские сады, провести канализацию, несмотря на многомиллиардные подачки всего мира, то виноват не сам этот народ и его вороватые лидеры, а его более трудолюбивые и успешные соседи. Исходя из этой логики, террорист, который может заработать деньги, только сидя в израильской тюрьме за террористическую деятельность, будет в глазах либералов жертвой, а жертвы его преступления – преступниками по факту своего существования.
Именно поэтому левые либералы Америки и Израиля ненавидят свою страну. Их очень мучает сознание того, что их страны являются передовыми, успешными, богатыми, а это крайне несправедливо.
В этом выдуманном либералами мире, где иудаизм и христианство объявлены врагами западных ценностей, их положительной противоположностью выступает ислам, и любое преступление, любой акт террора становится оправданным ради права «наслаждаться поэзией Корана».
Поэтому либералам трудно воспринять ислам рационально. Они подменяют его разными неологизмами типа «исламизм», отказываясь признать, что убийства, насилие и терроризм проповедуются Кораном. Им обязательно нужен оправдывающий мотив.
Впрочем, мотив есть. На Ближнем Востоке девушку или женщину, запятнавшую честь семьи, следует убить. Причем убийство чести должны осуществить члены семьи. Следовательно, у женщины выбор небогатый – умереть с позором или умереть народной героиней, совершив теракт-самоубийство.
В случае с террористом из Орландо такой мотив тоже не исключается. Возможно, кто-то из единоверцев поймал его на содомии, и выбор у парня был невелик. Либо умереть с позором и навлечь позор на всю семью, либо стать шахидом – взять в руки автомат и пойти убивать себе подобных, пока его не убьют полицейские. То есть убийца поступил так, как ему предписывал исламский кодекс чести – смыл позор кровью.
Я, разумеется, не питаю иллюзий насчет того, что когда-нибудь либералы очнутся и что-то там осознают. Их либеральная идеология является одной из самых фанатичных религий, порождающих сон разума. Но ведь не весь мир отгородился от реальности маской Гая Фокса. Это дает надежду.
Июнь 2016