September 7th, 2019

Земля убитых - и земля живых.

Блокнот Альберта Шамеса.

Земля убитых» и земля живых. Ч.1/2
Автор: МАРИР

Д-р Нат. Гельман

https://israelections2015.wordpress.com/2019/09/06/gelman_hebron1/

(В дополнение, из других источников… Ибо такое зверство — упрощать и забывать нельзя! И нет никакой разницы между арабскими погромами и террором. И неважно, чего в этом больше от ислама, первобытных традиционной или ментальности — вывод один: «Это нечто, абсолюно чужое и опасное на нашей земле, а потому оно — должен быть -за пределом нашей границы, без всяких наших колебаний, которые, не только разрушают наше общество, но и позволяем подлому врагу, нас убивать, под прикрытием откровенной лжи! — А.Ш.)

ИСРАГЕО. Хроника хевронского кошмара.
14.01.2018.

Выжившие… Архивная фотография

Леденящие кровь — факты о Хевронском погроме: кто убивал и кто спасал евреев

Лора ШАВИТ

Есть в сети Facebook такая израильская группа — «Любители Истории». Сейчас-то она о-го-го, близка к 200 тысячам пользователей, что для ивритского сектора и закрытого сообщества число немыслимое, а я помню её еще маленькой припевочкой.

Отец-основатель группы ради сохранения популярности старается проявлять плюрализм. Хотя нет-нет, да и прорывается в комментариях то тоска по мапайному социализму, то уважение к заслугам товарища Сталина, то лобзанье светлого образа Че Гевары и тому подобное. И это участники сообщества принимают легко, ибо все мы живые люди, а не корзинки с муляжными фруктами. Тем более, что сообщество действительно удачное, богатое на интересные посты и на просвещающие фотографии как документы эпохи. Подходит репатриантам, аннотации к фотографиям можно и через автопереводчик пропустить. Неоднократно оставляют благодарности комментаторы, сетующие, что такую страничку не встретили во время школьных курсов истории и только сейчас заинтересовались этим предметом так, что и не оторвать.

Масштабных холивара в сообществе я засекла два. Первая волна в позапрошлом году после мощной волны выходов из группы, забанов и расфрендов участников была обусловлена перепечаткой из старого выпуска газеты «Аарец» с крупным фото солдат Армии Обороны Израиля 1940-х годов. «Газета для думающих людей» поведала нам о групповом изнасиловании солдатами бедуинской девочки на заре войны за Независимость, каковое изнасилование, по словам журналиста, привело к смерти ребёнка. После скандала модератор полностью стёр возбуждающий пост.

Второй случился в последний день прошлого года. Сам отец-основатель решил проводить 2017-й год фотографией из Гарвардского архива, изображающей старого еврея, покидающего Хеврон в 1929 году. Преамбула гласила:

«Всего 67 евреев погибли в Хевронском погроме, 90% спаслись благодаря активной защите своих мусульманских соседей, спасавших их жизни». Осведомлённых блогеров, сообщивших, что это на 90% ложь, а на остальные — тень на плетень, тут же выпилили из группы.

А я ушла сама.

Но решила перевести для вас удалённый из «Любителей Истории» комментарий Ави Грина, пожилого офицера полиции.

Ави Грин перепостил его в другом закрытом сообществе, где этот текст находится и сейчас. Это обстоятельства хевронской резни, о которых знают далеко не все.

Так всегда выглядит погром. В 1919 году в Тетиеве; в 1929 — в Хевроне; в 1939 — в Едбавне, в 1947 — в Адене… Нельзя об этом забывать. Нельзя допускать переписывание событий. Поэтому я перевожу то, что перевожу, хотя многие написали Ави Грину, что они -видевшие смерть взрослые люди, знавшие вроде бы о событиях 1929-го, которые должны были себе представлять, как выглядит бойня- не смогли дочитать этот фейсбучный статус до конца.

Вы предупреждены. Это страшный текст. Он перед вами.


Ранее были опубликованы так называемые «факты» о Хевронском погроме. Сказали, что только 10% еврейских жителей города пострадали, а все остальные были спасены благодаря защитившим их мусульманам.

Я осмелился описать правдиво те события. Истина состоит в том, что резня продолжалась три дня и спасением для евреев стало только их бегство из Хеврона, иначе их просто продолжали бы убивать.

Действительно в Хевроне было уничтожено 67 человек. Убийства прокатились по всей стране, а всего убили 133 еврея. Относительно общего еврейского населения — 150 тысяч человек — это как будто бы за пару дней сегодня расправились бы с 5400 нынешними израильтянами.

Наша ангажированная пресса не отреагировала на день памяти к 80-летию Хевронского погрома, эта дата просто пролетела мимо журналистов, как будто ничего и не случилось. Можно предположить, что сотрудников СМИ не очень интересует массовое убийство евреев арабами. Вот что должно было быть опубликовано, если бы всё-таки кто-то взялся рассказать об этой страшной трагедии.

Вечером перед 24 августа 1929 года, когда вовсю уже ходили слухи о грядущем погроме, в Хеврон зашли вооруженные воины Хаганы для защиты мирных обывателей Хеврона. Местное руководство попросило их покинуть город, предполагая, что, принимая во внимание хорошие многовековые отношения с арабами, евреев здесь никто не тронет.

Предводитель хевронских головорезов шейх Талиб пламенно призвал убийц словами:

«Вы, мусульмане, режьте евреев, пейте их кровь, это день ислама, велик Аллах, убивайте их везде, вперёд за мной, к прекрасным еврейским юницам».

Это не было похоже на огнестрельный террор, в котором люди погибают в считанные секунды — это трёхдневная страшная мучительная смерть невообразимо жестоким способом, с пытками, которые невозможно себе представить. Людей истязали с детьми и младенцами.

Орудия убийства:

— палица для дробления голов;

— ножи для разделки туш;

— топоры для рубки мяса;

— мясницкие топорики для отсечения голов;

— стальные прутья для дробления костей;

— отвёртки (для выкалывания глаз).

Ужасающие мучения, которым подверглись евреи:

— вспоротые животы;

— разбитые всмятку черепа;

— старик, которого перед смертью оскопили;

— женщина, подвешенная вверх ногами со снятым скальпом;

— сожжённая в примусе голова;

— девочка, изнасилованная до смерти тринадцатью арабами;

— девушка, изнасилованная на глазах у отца, после чего эти глаза были выколоты, а оба они убиты.

Хевронские арабы, получившие травмы в процессе бойни, получили лечение в больнице «Адасса», вокруг которой по сей день режут евреев.

Во время погрома люди в «Адассе» заперли ворота. Под дверь явилась арабка и постучала. Сомнения, стоит ли открыть дверь и не требуется ли немедленная помощь больной женщине, были отброшены, а когда ворота открыли — внутрь ворвались погромщики и растерзали медицинский персонал больницы.

Вот несколько примеров «благородной активности арабских соседей»:

В доме Брайзманов. Шалом Брайзман был схвачен и пытался выкупить свою жизнь. После получения денег арабы выкололи ему глаза, прирезали и вытолкнули труп на улицу. Его тёща, уроженка Хеврона, умоляла о пощаде убийцу, называя его по имени. Кричала, как это возможно, ведь ты меня всю жизнь знаешь, сколько добра ты от меня видел, зачем же душу из меня выпускаешь? Это не спасло ни её, ни семью. Все были убиты с беспримерной жестокостью.
В доме Абушдид. Младенца били головой об стену до смерти. Жену бросили оземь и каблуками разбили ей голову всмятку. Все мучители прекрасно знали жертв.
В прачечной. Выкололи глаза отцу семейства и зарезали. Дочь пытались изнасиловать, но она отбивалась руками — и руки ей отрубили. Потом садистски убили.
В доме мудреца Хасина. Облили бензином и подожгли дом, потом схватили самого раввина и его супругу и бросили живых в пламя.
В пекарне. Опалили голову под примусом, но пекарь был всё еще жив. Тогда ему кинжалом выпустили кишки.
У раввина Орлинского. Ему раскроили голову и вышибли из черепа мозги, его жену разорвали. Они погибли все вместе, с дочерью, зятем и четырёхлетним внуком.
Аптекарь Бен Цион Гершон учился в Константинопольском университете, бедных арабов лечил бесплатно. Преданно служил своему призванию на протяжении 40 лет. Все убийцы были его бывшими пациентами. Аптекарь умолял о пощаде, но ему выкололи глаза, отрубили пальцы и кололи ножами, покуда он не испустил дух. Его 13-летнюю дочку насиловали и кроваво замучили.
Двухлетнему Менахему Сегалю отрубили голову. В его горле потом нашли сперму кого-то из погромщиков.
Ноаха Имбермана сунули головой в печь и сожгли живьём.
Раввину Гольдшмиту выкололи глаза и спалили его голову на плите.
Маленький Цахи Гелер кричал: «Я же ребёнок, за что меня убивать?». Убийцы кололи его ножами.
Они убивали, грабили, сжигали всё, что свято еврейской душе.

С освобождением Хеврона в Шестидневной войне мусульмане ожидали, что евреи страшно отомстят за пролитую в 1929 году кровь. Глава муниципалитета в 1967 году как раз был одним из головорезов. Он сам признался, что не ждал ничего иного, кроме мести, как и принято в арабской культуре.

1 of 4
Детей арабские погромщики не щадили. Одна из жертв Хевронского погрома. Фото: Wikipedia / Public Domain
Студенту иешивы Эльханану Зелику Роху, можно сказать, повезло: ему отрубили только руку. Фото: Wikipedia / Public Domain
Кровь ручьями текла по ступенькам хевронских домов. Архивная фотография
Шломо Слоним, в глазах которого навек застыл ужас. Архивная фотография

ОТ РЕДАКЦИИ:

К тексту Ави Грина следует добавить некоторые важные факты.

Директор хевронского музея, посвященного истории погрома, известный художник Шмуэль Мушник рассказывал, что одним из лозунгов погромщиков было «Убивай евреев — власть на нашей стороне».

На самом деле нельзя сказать, что англичане не вмешивались в происходящее. Начальник полиции Реймонд Кафферата, позднее прославившийся репрессиями против еврейского подполья, узнав о погроме в Иерусалиме, попытался предотвратить аналогичные события в Хевроне. Он выставил полицейские пикеты и обратился к арабской толпе, собравшейся на автобусной станции, в попытке разрядить обстановку. В это же время к нему обратился за помощью главный городской раввин Яаков Слоним, которого закидали на улице камнями. Кафферата приказал ему и другим евреям не выходить из дома. В тот же вечер сын Слонима, банкир и член городской управы Элиэзер Дан Слоним-Двек предложил всем желающим евреям укрыться у него в доме, и многие ашкеназские жители города приняли это приглашение.

Ближе к вечеру толпа атаковала здание ешивы «Слободка»; в результате нападения был убит учащийся Шмуэль Розенгольц. Через несколько часов делегация арабских старейшин сообщила Кафферате о том, что муфтий Иерусалима Амин аль-Хусейни (тот самый, который впоследствии стал союзником Гитлера) требует от них действий против евреев. Кафферата попросил их проследить за порядком в их деревнях. Однако старейшины ничего предпринимать не стали.

В восемь часов утра в субботу толпа, вооружённая кольями, ножами, вилами и топорами (основу которой, по свидетельству очевидца, составляли погромщики, прибывшие из Иерусалима), вышла на улицы Хеврона. Двое еврейских юношей были убиты почти сразу. Попытка полиции, вооружённой дубинками, остановить погром, была неудачной, и толпа двинулась на еврейский квартал. Мятежники предложили Слониму сделку: жизни евреев-сефардов будут сохранены, если ашкеназов выдадут на расправу арабам. Раввин отверг это предложение и был убит на месте. Он стал одним из 67 евреев, убитых в ходе погрома. Ещё 53 хевронских еврея были ранены.

Важный момент: часть полицейских (а в подчинении у Каффераты были исключительно арабы) примкнула к погромщикам. Но в то же время некоторые арабские жители города пытались спасать евреев.

Более двух третей спасшихся евреев нашли убежище в арабских семьях. Списки евреев, спасённых арабами Хеврона, хранятся в Центральном Сионистском Архиве; один из списков содержит 435 имён спасённых.
28 арабских семей дали приют своим еврейским соседям, в некоторые дома набились десятки преследуемых. Современники называют имена Нассера эд-Дина и Абу Ид Зайтуна. Спасители рисковали жизнью. Арабский врач, доктор Абдал Аал, не только предоставил убежище в своем доме целой еврейской семье, но и ходил по городу, отыскивая раненых евреев и оказывая им помощь, хотя подвергался опасности. За своё мужество и милосердие он получил благодарственное письмо от главы иерусалимского отделения Сионистского исполнительного комитета, полковника Фредерика Киша. Факты о спасении евреев Хеврона их соседями-арабами приведены в книгах двух израильских историков: «Книга Хеврона» Одеда Авишара и «Пора анемонов» Тома Сегева.

Евреи также укрывались в здании британской полиции, которое провело в осаде три дня. Через два часа после начала погрома толпа была разогнана полицией, уже вооружившейся огнестрельным оружием, но евреям не разрешали покидать здание полиции, чтобы «не возбуждать страсти».

В ходе мятежа в августе 1929 года по всему ишуву погибли 135 евреев и ещё около трёхсот были ранены; десятки арабов были убиты британскими войсками и полицией при подавлении мятежа, в том числе и в Хевроне. После подавления беспорядков британские власти приняли решение эвакуировать еврейское население Хеврона и Газы. Некоторое количество евреев впоследствии вернулось в Хеврон, но их вновь эвакуировали, когда началось арабское восстание 1936-1939 годов.

В 1930 году вышел очередной выпуск Белой Книги, ужесточавший ограничения на въезд евреев в Палестину и накладывавший запрет на продажу земли на подмандатной территории евреям, что являлось уступкой арабскому руководству.


В публикации «Мальчик с ужасом в глазах», посвященной памяти одного из чудом выживших в Хевронском погроме, Шломо Слонима, который скончался в возрасте 86 лет в 2014 году, мы рассказали о некоторых подробностях той резни.

24 августа 1929 года в доме директора Англо-Палестинского банка Элиэзера Слонима от погромщиков спрятались больше двадцати соседей и родственников. В том числе отца Ханы Сары Слоним и деда Шломика — гостившего в Хевроне Авраама Яакова а-Коэн Орлянского, главного раввина Зихрон-Яакова, и его жены.

Они надеялись, что мощные стены и крепкая дверь выдержат. Увы, озверевшая толпа смогла ворваться сюда — и остановить почувствовавших вкус еврейской крови арабов уже было невозможно.

Хане Саре не удалось спасти четырехлетнего старшего сына, но младшего она защищала до последнего вздоха. Захлебывающийся от рыданий Шломо был обнаружен в объятиях зверски убитой матери уже после окончания погрома. Исполосовавший ее ножом араб порезал лишь пальчики на правой руке малыша — и шрам на безымянном пальце сохранился на всю оставшуюся жизнь. И не только шрам — этот палец с перерезанным сухожилием никогда не слушался Слонима, он не мог согнуть его, хотя, вспоминая главную трагедию его бытия, всегда крепко сжимал кулаки.

В доме Слонимов были убиты 22 еврея из 67, погибших во время Хевронского погрома. Повезло родителям Элиэзера — раввин Яаков Йосеф Слоним и его жена нашли убежище в доме арабов из клана, который решительно отказался принимать участие в резне. Этих людей Шломо всегда вспоминал с благодарностью.

Слоним был представителем уже пятого поколения хевронцев — его предки из знаменитой раввинской династии поселились в первом еврейском городе еще в первой половине 1800-х годов. К счастью, благодаря его спасению, династия не прервалась — у него и его жены Рут родились четверо детей, подаривших счастливым дедушке и бабушке тринадцать внуков.

В четырнадцать лет круглый сирота был зачислен в ЭЦЕЛь, а после образования государства Израиль служил в ЦАХАЛе. Демобилизовавшись, он пошел по стопам своего отца-финансиста. На пенсию в 1993 году он вышел, будучи управляющим филиалом банка «Леуми». Основную часть жизни Слоним прожил в респектабельной Раанане. И всегда говорил, что прощения злодеяниям арабов — как былым, так и нынешним, — нет.

После Шестидневной войны Шломо решил посетить братскую могилу, где среди других жертв погрома покоились его родители, брат, дедушка и бабушка. Увы, эта могила была осквернена местными жителями — и это тоже стало незаживающей раной на сердце Слонима.

Мы должны помнить о жертвах и оплакивать их даже спустя десятилетия после гибели.

Но мы не должны забывать об убийцах — и проклинать их даже спустя десятилетия после злодеяния.

И да будут прокляты наследники этих убийц, продолжающие их кровавое дело!

(Что — то наши проклятия не доходят до адресата, а потому возникают сомнения, что это тот адресат, с которым надо общаться. И тот, кто по настоящему прочувствовал погром в исполнении арабов, не сможет смириться — с еще живыми арафатовцами и хамассовцами, ибо это — уже убийцы — профессионалы, а те мерзавцы, которые их поддерживают — ничем не лучше, и значит подлежат — тому же наказанию, а выбор не велик — либо уничтожение, либо изграние.
У каждого из арабов есть свой родной дом в одном из арабских государств. А у нас они, всего лишь незваные квартиранты, как и евреи в арабских странах. Тем более, что сами арабы — создали прецедент — по массовому изгнанию евреев из своих стран, в сопровождении тотального грабежа. А мы готовы — даже билет им купить, правда, только в одну сторону. И кстати, это не депортация, а репатриация — в то самое, святое место, которое именуют Родиной!

Разве нам еще нужны дополнительные уроки террора, что с Юга, что с Севера, или гражданская война, для начала которой, уже есть почти два миллиона наших граждан — арабов, а их мобильность, по призыве муллы — просто потрясающая. Хочешь, не хочешь идти — а надо! Иначе неизбежное наказание! И даже, пассивность, воспринимается, как предательство! Разве что, глава большого и сильного клана, объявит нейтралитет…

Удивляться нечему. Их традиции из тысячелетней давности, а у нас, во дворе, 2019 год. А это совместить невозможно. Рано, и не дай Б — г поздно, но резня повторится. Есть ли среди них — наши современники. Разумеется, есть… Но есть еще и традиционная преданность семье и клану, вне которых араб — беззащитная сирота… И кто ему дороже?! — А.Ш.)