September 11th, 2019

Как ты относишься к крысам?

Блокнот Альберта Шамеса.

Subject: интересный эксперимент

kак ты относишься к крысам?

Конечно, они не очень-то на вид приятные,
но они же настоящие труженики науки!

Есть памятник лабораторной крысе
в Новосибирском Академгородке

Мыши и крысы являются рекордсменами по лабораторным
испытаниям. И то, что мы хотим выяснить о себе, мы выясняем
путём исследования крыс, проводя на них разнообразные опыты.

Один такой опыт наделал много шума,
т.к. неожиданно выявил много интересного о том,
как устроен человеческий социум, и как в нём
распределены роли.

…А начиналось безобидно.
Цель проводимого опыта была тривиальная:
установить, могут ли крысы плавать под водой.

Представь себе большую клетку, в которой установлен
резервуар с водой. На одной стороне резервуара
сухая площадка, на другой – кормушка с зерном.

Чтобы добыть эту еду, 6-ти крысам, которых разместили
на сухой площадке возле воды, нужно было сплавать
к кормушке, набить за щеки зёрен и вернуться на сухое место,
чтобы там спокойно поесть.

Но это еще не все сложности.
Резервуар с водой оборудовали целой системой заграждений,
которая оставляла крысам только одну возможность добраться
до еды – через тоннель, расположенный под водой.
Таким образом, крысы, чтобы поесть, должны были:
•нырнуть
•не дыша, проплыть по подводному тоннелю
•вынырнуть
•набрать зерен в рот
•задержать дыхание
•опять нырнуть
•и проплыть по тоннелю обратно.

Крысы — прекрасные пловцы. Но это когда они плывут,
удерживая голову над водой. А вот как насчет того,
чтобы плыть под водой? Именно это и хотели выяснить.

В обычных условиях крыса под водой не плавает.
Но тут еда, да еще любимая – зёрна.
И крысы рискнули – все шестеро нырнули,
сплавали под водой туда и обратно, выбрались
на сухое место и с аппетитом поели.

И можно было закрывать эксперимент, т.к. стало ясно,
что под водой крысы плавать умеют, и плавают хорошо.

…И вот тут-то это и произошло.
Все 6 особей, когда доели добытое, снова подошли к воде
и встали в голодную позу — мол, хотим ещё.
И учёные были уверены, что они опять нырнут — тем более,
что в кормушке оставалось еще много еды, но…

В общем, не все крысы полезли в подводный тоннель.
Точнее, так: сначала они устроили жёсткую драку,
а затем 3 крысы нырнули и поплыли, а другие 3 остались на «берегу».

…И оказалось, что в ходе драки крысы распределили роли.
В результате крысиный социум сформировал в себе
4 социальных модели поведения, которые получили названия:
•эксплуататор
•эксплуатируемый
•автоном
•козел отпущения

В группе из 6-ти крыс социальные роли распределились так:
•2 крысы стали эксплуататорами
•2 крысы – эксплатируемыми
•1 крыса определилась как автоном
•1 крыса стала козлом отпущения.

Эксплуатируемые плывут за зернами,
а эксплуататоры отнимают их добычу.
Когда эксплуататоры наедаются, эксплуатируемым
разрешается съесть остатки (или сплавать за новой порцией,
которую уже не отберут).
Автоном сам плывет за зернами и жестоко дерется за право
самому их съесть. А что до козла отпущения, то он
не плавает за пищей и не терроризирует других.
Он просто доедает крошки за всеми.

И что примечательно:
своих ролей крысы придерживаются не только
в отношении еды. Большинство крыс терроризируют
козла отпущения, а все эксплуататоры бьют эксплуатируемых.
В этом безобразии не участвуют только автономы.

Но сильнее всего потрясает не это.

Если собрать из разных групп 6 эксплуататоров и поместить их
в одну клетку, то они будут драться всю ночь, а наутро снова появятся:
•два эксплуататора,
•два эксплуатируемых,
•один автоном
•и один козел отпущения.

То же самое произойдёт, если собрать группы,
в которых будут только эксплуатируемые,
только автономы и только козлы отпущения.
Во всех случаях этот закон — срабатывает.
И во всех группах – одинаково. Из кого бы группы изначально
ни состояли, в итоге получится этот социальный расклад:
два барина, два работника, один прихлебатель и один независимый.
И это не только у крыс. У людей тоже. Причем один в один.

Ну и теперь самое главное.
Учёные пошли ещё дальше в своих исследованиях.
Они вскрыли черепа подопытных крыс и препарировали их мозги.
И обнаружили, что больше всего молекул, поврежденных
окислительным стрессом, было не у тех, на кого можно было
думать (не у козлов отпущения и не у эксплуатируемых),
а у эксплуататоров.

Боялись потерять свой статус привилегированных?
Опасались, как бы не пришлось работать, чтобы прокормиться?
Вывод сделали именно такой.

А позже к этому выводу присовокупили добавление,
касающееся продолжительности жизни.
•Первыми умирают эксплуататоры.
•Вслед за ними эксплуатируемые.
•Автономы живут долго и ничем опасным не болеют.
•А дольше всех живут – да, козлы отпущения.

Почему? Ведь их же бьют, над ними издеваются,
гоняют по углам, всячески унижают, не давая слова молвить…

Похоже, долгожительство козлам отпущения
обеспечивает их кредо: главное пожрать.
А своё самолюбие…его убеждённые прихлебатели
в себе не культивируют – засовывают подальше.
Зачем самолюбие, когда можно ничего не делать?
А то, что приходится есть остатки, так они же всегда сладки!

И хотя это и обеспечивает долгожительство,
хочу быть автономом. А ты?