А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Categories:

Кантонисты - "живодерня" для еврейских детей в России. Часть 4.

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il

Кантонисты - "живодерня" для еврейских детей в России. Часть 4.

Вот так, без малейших колебаний совести, очередной российский толкователь исто-рии, без особых сомнений - просто вычеркнул судьбы тысяч обездоленных и замор-дованных еврейских детишек! Ведь это так же неприятно вспоминать, как и еврей-ские погромы! Тем более, что это был пример государственного садизма, который вполне лояльно воспринял российский народ. Разве не приятно осознавать, что ты кого – то лучше порождению?

Но, я не согласен с Александром Шульманом в том, что это был акт геноцида. Ибо Николай 1 в отличии от Николая 11, еще не дорос до издания навета «Протоколы сионистских мудрецов», которые стали настольной книгой Гитлера, но тоже дал распоряжение тщательно расследовать ритуальные убийства со стороны евреев. И это, очень доходчиво объясняет другой автор - Семен Резник ( Вашингтон) - в гра-мотном и убедительном комментарии к труду Солженицина о евреях в России. По этому я решил предложить читателям 7 главу Резника « «Кровавый навет». - А.Ш.)

Он пишет: «Среди абсурдных обвинений, изливавшихся на евреев, ни одно не было столь зловещим и чреватым столь страшными последствиями, как обвинения в ритуальных убийствах. Эта самая яркая манифестация религиозной и племенной нетерпимости пунк-тиром проходит через всю историю евреев, и вполне понятно, что она угнездилась в Рос-сии. Более того, именно здесь она нашла благоприятную почву уже в то время, когда в За-падной Европе на кровавый навет стали смотреть как на глупый средневековый предрас-судок.

Как мы помним, первый российский интеллектуал и государственный деятель, слывший специалистом по еврейскому вопросу, Гаврила Романович Державин, уже в конце XVIII века поддержал это обвинение. А затем, дела о ритуальных убийствах евреями христиан-ских детей возникали так часто, что император Александр I, в 1817 году, должен был из-дать рескрипт, разосланный всем губернаторам - черты еврейской оседлости, в котором такие обвинения квалифицировались как предрассудок, а возбуждение уголовных дел "по одному предрассудку, будто они [евреи] имеют нужду в христианской крови", запреща-лось.5

Александр I только присоединился ко многим европейским государям и Римским Папам, которые на протяжении веков издавали аналогичные указы и буллы, что, однако, действо-вало лишь очень недолгое время. Указы забывались, и евреев вновь вздымали на дыбу, жгли каленым железом, бичевали кнутом, добиваясь признаний в умерщвлении очередно-го младенца, после чего торжественно четвертовали, сажали на кол или сжигали на кост-ре, а все еврейское население громили, накладывали на него "контрибуцию" или вовсе из-гоняли из страны - до следующего высочайшего повеления.

Рескрипт Александра I ждала аналогичная участь. Он был забыт... самим государем, неза-долго до его смерти, когда при его проезде в Таганрог через белорусский городок Велиж в Витебской губернии, в ноги к нему повалилась женщина, и с рыданиями сообщила, что она - вдова солдата Марья Терентьева, и что два года назад евреи замучили ее трехлетнего ребенка, а потом подкупили полицию, которая замяла дело, оставив несчастную мать без удовлетворения.

Благосклонно выслушав стенавшую женщину, царь велел дать ход ее жалобе, и Велиж-ское дело, ранее преданное "воле Божией" за отсутствием улик против обвинявшихся ев-реев, было возобновлено. Затем, указывает А.И. Солженицын, оно тянулось еще десять лет. Чего он не указывает, так это того, что на первом же допросе после возобновления следствия открылось, что Марья Терентьева вовсе не та, за кого себя выдает. Она не сол-датская вдова, а уличная проститутка; она никогда не была замужем и зарабатывала себе на пропитание "сексуальными услугами", как сказали бы сегодня; детей у нее никогда не было, а убитый мальчик Федор Иванов был сыном солдата Емельяна Иванова и его жены Агафьи, которые с тех пор из Велижа выехали; именно Марья Терентьева при первона-чальном расследовании этого дела громче всех обвиняла евреев, но ее наветы не подтвер-дились.

Оставался бы жив Александр Павлович, дело против евреев, видимо, тотчас бы вновь за-крыли, а Марью Терентьеву - за ложный донос и ложные показания - присудили бы к би-тью кнутом на базарной площади и ссылке в Сибирь на поселение (что и было сделано через десять лет!). Но Александр I почил в бозе; а в Петербурге воцарился "весьма энер-гичный" Николай, и возобновленное следствие потекло по иному руслу. Взятая в оборот Марья Терентьева "призналась" в том, что "прошла через жидовский огонь" (тайно обра-щена в иудейство) и - в качестве иудейки - сама участвовала в убийстве мальчика. Она подробно описала процедуру умерщвления и назвала несколько десятков евреев, которые будто бы вместе с ней качали мальчика в бочке, утыканной изнутри гвоздями, сбирали кровь в серебряную чашу, а затем вывезли бездыханное тельце в лес.

По наводке Марьи Терентьевой следователи арестовали еще двух христианок и, обработав их должным образом, получили аналогичные показания. Затем было арестовано более со-рока евреев, подвергавшихся много лет физическим и моральным истязаниям с целью ис-торгнуть из них признания. Проявив редкое мужество, все арестованные выстояли, но, не-смотря на это, им был вынесен обвинительный приговор, и его с энтузиазмом утвердил генерал-губернатор Витебской губернии князь Хованский.

Открытого судопроизводства в России тогда не было. По заведенному порядку, дело по-ступило на окончательное решение в Сенат, а затем в Государственный Совет, где оно по-пало на рассмотрение к графу Николаю Семеновичу Мордвинову, одному из наиболее просвещенных и независимых государственных деятелей того времени. В блестяще напи-санной записке, он проанализировал многотомное дело и не оставил от всех обвинений камня на камне.6 Доводы Мордвинова оказались столь убедительными, что члены Госу-дарственного Совета единогласно присоединились к нему. Единогласное решение Госу-дарственного Совета считалось окончательным (таково, по закону, было единственное ог-раничение абсолютной власти самодержца), поэтому императору Николаю его пришлось утвердить.

Однако он был разочарован и не скрывал своего раздражения. Утверждая решение Госу-дарственного Совета, он написал, что "внутреннего убеждения, что убийство евреями произведено не было, не имеет и иметь не может", ибо среди евреев может существовать изуверская секта, которая все-таки практикует ритуальные убийства, так как "к несчастью и среди нас, христиан, существуют иногда такие секты, которые не менее ужасны и непо-нятны" (стр. 97-98).

Между тем, в записке Мордвинова вопросу о "сектах" уделено важное место. Оно, веро-ятно, способствовало тому, что все члены Государственного Совета присоединились к не-му, хотя знали, что царь ждет от них противоположного решения. Приведя сжатый исто-рический очерк - кровавого навета и показав его полную абсурдность, Мордвинов писал:
"Но разрушенное в главных основаниях мнение сие получило другое направление. Евреев начали в позднейшее уже время обвинять как сектаторов [сектантов]. Кроме того, что су-ществование таковой ужасной секты ни одним фактом не обнаруживается, нельзя предпо-лагать, чтобы талмудисты, уклоняясь от закона Моисеева, запрещавшего употребление даже крови животных, могли произвести секту, совершенно основанию оного противную, и чтобы евреи, в течение веков претерпевавшие бедствия от ужасных правил ее, не откры-ли существования оной, особенно при той ненависти, какую евреи-сектаторы взаимно между собой питают. (Известна ненависть евреев к секте хассидов [хасидов], кои преда-ваемы были проклятию, а сочинения их публично сжигаемы)".7

Как видим, согласившись освободить велижских евреев за отсутствием улик, Николай I оставил в подозрении еврейский народ, полагая, что если не все евреи практикуют риту-альные убийства, то все они покрывают тайную изуверскую секту, которая это делает.
Последствия несогласия государя с Мордвиновым были весьма серьезными и далеко идущими. Дабы раскопать вопрос о ритуальных убийствах "до корня", Николай поручил Министерству внутренних дел провести расследование, результатом чего явилась издан-ная через девять лет книга "Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их". Составленная директором Департамента иностранных исповеда-ний В. В. Скрипицыным, она позднее была приписана В.И. Далю (под названием "Записка о ритуальных убийствах"). В последние годы она широко переиздается в России под име-нем Даля, служа одним из самых "убедительных" инструментов нагнетания ненависти к евреям.8

Блог: Альберта Шамеса.
Сайт: http://c1t2v3f4i.jimdo.co
Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments