А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

У российской фемиды не женское лицо! Часть 1.

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il

У российской фемиды не женское лицо! Часть 1.

(Передо мной статья Алексея Косорукова («Комсомольская правда») «Резонанс «Дела Фарбера», где меня особо заинтересовал один абзац: «Внезапная перемена позиции государственного обвинителя произошла после выступления Владимира Путина, который в интервью Первому каналу и агентству Ассошиэйтед Пресс 4 сентября 2013 года назвал приговор учителю «вопиющим», а так же заметил, что «правосудие нередко совершает ошибки». После этого в суд от прокуратуры поступило представление об изменении приговора».

То есть, со стороны Путина прозвучало высочайшее мнение, и судебный произвол сразу включил заднюю скорость: «Прокуратура попросила прекратить уголовное преследование Фарбера по одной из статей «Превышение должностных полномочий». А по статье «Получение взятки» они просят назначить наказание в виде пяти лет колонии строгого режима».

Но видимо и Путин для районного прокурора не авторитет. Ибо определение президентом страны, судебного распятия   Фарбера - «вопиющим», требовало нового независимого расследования, и освобождения   Фарбера до оправдательного суда, а так же служебного разбирательства по части явно аморального (если ни престкпного) поведения судьи и представителей прокуратуры!

«Глава комиссии по проблемам безопасности граждан Общественной палаты Анатолий Кучерена заявил, что надеется на пересмотр дела Ильи Фарбера, преподавателя обвиненного в вымогательстве взятки».

И на кого же «надеется» Кучерена? На местное КГБ, сфабриковавшее   дело, по которому можно давать произвольные сроки, на антисемита – обвинителя, или на судью, который стесняется собственной мантии, видимо, по причине внутреннего бунта остатков совести? И вообще, что это за слово «надеется» в арсенале организации с таким грозным названием, как «Комиссия по проблемам безопасности граждан», или Общественная палата, которая и создала эту виртуальную комиссию - сама, как некий беспомощный эрзац, лишь только имитирующий правозащитную деятельность, как и любое образование без четких полномочий. Ведь пока Путин ни прикрикнет, то система - даже не почешется! Так может и Фемиде, дать лицо Владимира Владимировича, чтобы держать «правоохранителей», хотя бы в пределах должностных инструкций? Ведь Фарбер не один в таком загоне?! Хотя и это не выход! Ведь сам Путин, имеет нездоровую склонность к устойчивым предубеждениям, и к жестким мерам, когда дело касается его власти! Ведь самодержавие - не шутка!

А теперь предлагаю вашему вниманию статью Игоря Яковенко «Тухлый запах путинского гламура» («Ежедневник»), но в сокращенном виде, так как   концентрирую внимание, именно   на деле Ильи Фарбера! Почитайте Яковенко - ибо по теме - лучше не скажешь! – А.Ш.)

Яковенко пишет: «Главным днем прошлой недели был, несомненно, четверг 1 августа. Сноуден получил убежище в России. По всей стране полиция громила рынки и хватала загорелых брюнетов, мстя беззащитным таджикам за собственную трусость и продажность. На выборах мэра Москвы были фактически отменены дебаты. Однако все эти важнейшие события меркнут в сравнении с событием, которое должно было стать информационной бомбой  и послужить поводом для серьезных изменений в общественном сознании. Не стало и не послужило. Речь, конечно, о суде над школьным учителем Ильей Фарбером, выпускником ГИТИСа, который, воплощая вековую мечту русских интеллигентов, приехал из Москвы преображать и просвещать русскую деревню.

Дела Дрейфуса, Бейлиса и Фарбера. Найдите три отличия.

Итак, программа «Время» 1 августа. Жирные куски самого вкусного эфирного времени отведены кремлевскому адвокату Кучерене, который объяснил журналистам, что, поскольку Сноуден самый преследуемый человек в мире, Россия, выполняя свою миссию, просто обязана его защитить. В качестве экспертов, подтвердивших преступную низость США, которые хотят разобраться с сотрудником своей спецслужбы, разгласившим ее секреты, были приглашены Сергей Марков (в представлении давно не нуждается) и Вероника Крашенинникова, ранее служившая в США лоббистом российских компаний и регионов, а ныне член Общественной палаты, специализирующийся на разоблачении агентов Госдепа среди НКО.

Львиную долю новостного эфира занял репортаж о зачистке рынков и облавах на мигрантов, последовавших вслед за избиением полицейского торговцем арбузами. Правда, «Время» так и не спросило ни у кого, почему полицейского бил гражданин России из Дагестана, а класть лицом в асфальт и высылать стали вьетнамцев и таджиков. Зрителям программы «Время» пора уже дать полный перечень преступных этносов, которым воспрещен въезд в столицу. Потом были сюжеты о суде над Берлускони, о хамстве мажоров на дорогах, о дне памяти погибших в Первой мировой войне и, наконец, большой и трогательный сюжет о юбилее телеведущей Валентины Леонтьевой. И ни слова о суде над Ильей Фарбером, который получил 7 лет и один месяц строгого режима, плюс 3,1 миллиона штрафа за взятку, главным доказательством которой были, во-первых, хруст купюр на аудиозаписи (прокурор-то уж знает, как хрустят пятитысячные) и, во-вторых, национальность подозреваемого: «фарберы не бывают бескорыстны», «может ли человек по фамилии Фарбер бесплатно помогать деревне?». Это цитаты из выступлений прокурора на первом процессе, но второй был калькой первого.

Молчание часто говорит о журналистах больше, чем публикации. Гробовое молчание советских СМИ о новочеркасском расстреле 1962 года было более красноречивым, чем любые обличительные материалы. Молчание программы «Время» о деле Фарбера ― это диагноз. Среди СМИ, наиболее профессионально разобравшихся в этом процессе, назову «Новую газету» (очерк «Лютость» Веры Челищевой) и «Комсомольскую правду» (несколько публикаций Веры Туханиной и Алексея Косорукова).

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments