А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Скамейка без запасных. Часть 1.

Альберт Шамес mail:felixsh1@zahav.net.il

(Мой архив. 1991 год. Быль. Город Ришон – ле – Цион.)

Скамейка   без запасных. Часть 1.

Едва спадает жара, как со стороны ближайших домов по направлению к скверу, ( кто быстрее, а кто медленнее) направляются старики и старушки, дабы провести вторую половину дня в своем мини – клубе, заседая на двух, специально сдвинутых,   скамейках. И если не отвлекают внуки, или какие – то другие факторы, то рано или поздно, кто-то произносит первую фразу … и начинается большой разговор.

О чем? Да обо всем. Слава Богу, все столько перевидали, что навряд-ли найдется тема, которую они сочли бы незнакомой. Ну а те, что привыкли спорить по любому пункту, все равно - быстро устают, а то и теряют нить разговора, а потому замолкают, безнадежно махнув рукой. Но порой случалось, что все внимательно слушают только одного. И это именно тот момент, когда следует внимать каждому слову, ибо с нами говорит сама история, то есть - многострадальная память… И дай Бог, чтобы это было последнее поколение, отовсюду гонимых и во всем виноватых людей, которые наконец – то обрели свою настоящую Родину.

Проявите мудрость в отношении сограждан, которые все еще живут, как бы в сразу двух измерениях, то есть в прошлом и настоящем. Поймите, что им немало досталось там, и достается здесь. И именно тогда, когда уже нет сил на активность и нет времени на перспективу, то поневоле приходится плыть по течению в полной зависимости от воли других. Сложившаяся ситуация - лишила их главного, того уважения, которое они заработали многолетним тяжелым трудом. Вся их прежняя жизнь оказалась, как бы перечеркнутой, и этот тяжелый удар по достоинству человека и его самолюбию, способен пережить не каждый.

Так что простите им занудное бурчание… Оно не от зла, а от усталости и бессилия, что-либо изменить. А главное, научитесь слушать, чтобы ни упустить уникальное знание, из первых, так сказать, рук. Ведь время уходит и забирает с собой своих, еще живущих, свидетелей.

Было бы просто невероятно, если бы мои знакомые по скамейке, проигнорировали эту женщину, которая с завидной пунктуальностью появлялась всегда в одно и то же время, выгуливая двух, разно - породных собак.

Баба Роза (так называл ее внук), изрядно растерявшая свои зрение и слух, тем не менее всегда бдительно фиксировала все вокруг происходящее, и потому, сразу высказала то, что пришло ей в голову.

- Лучше бы детей кому ни будь смотрела,- заявила она, а затем тяжело встала, чтобы поправить кепку на голове внука и продолжила,- не понимаю, как можно этих держать в доме…

- Здесь ты не права,- заметил на это высокий старик, с «типичной» для еврея фамилией Шевченко, - тебе это, и не надо понимать… Пусть каждый думает за себя… Когда за нас думали, то и мы были, как эти животные, на поводке!

- Допустим, ты эти поводки и держал, - вмешался в разговор Михаил Абрамович Соколов, весьма упитанный, совершенно лысый мужчина,- сколько раз я любовался тобой по телевизору!

- И ты не прав, - спокойно ответил ему Шевченко, - я тоже был не выездным … А ведь все кажется сходилось.    Фамилию мне дали в детдоме в честь украинского поэта, а заодно и его национальность…

- С таким носом - украинец? - Удивилась баба Роза.

- Что нос? Я в детстве прошел обряд обрезания. Но наша заведующая, когда пришло время оформлять на меня документы, решила, что мне будет легче жить, с новой фамилией, ведь наш архив, в момент бомбежки, во время эвакуации - сгорел в вагоне.

-Заведующая была еврейкой?

-Нет… Просто добрый человек, но в армейской бане сразу возникли неприятные вопросы и я назвался татарином, благо в нашей роте их было больше десятка… С одним из них мы стали друзьями и по его приглашению я поехал в Казань. Там мы вместе поступили в университет, да и женились на двух сестрах…

Так твоя жена татарка? - Не отстает баба Роза.

- И здесь ты ошибаешься,- улыбнулся Шевченко,- она еврейка…

- А ее сестра тоже здесь?

-Да! Мы репатриировались вместе.

тот татарин?

что, у вас есть возражения?!

И баба Роза на этом умолкла.

Михаил Абрамович Соколов, с тех пор, как потерял последнюю надежду восстановится по профессии ему было за семьдесят) и будучи психиатром высшей категории, решил оставить после себя, в Израиле,   хотя бы научный труд и потому скрупулезно вел дневник о своей социальной деградации, включая в него специфическую информацию   о своих знакомых. Не потому ли, он был одним из самых пунктуальных посетителей скамейки. И в данный момент он тоже что – то записывал…

- Что ты все время пишешь, - спросил его, обычно бесцеремонный в общении Юлий Подольский, в прошлом снабженец по призванию, а ныне пролетарий метлы, и кстати единственный на этой скамейке, имевший тогда работу. (На днях он проклял своего подрядчика, который назначил его бригадиром, но зарплату не повысил, а когда Подольский возмутился, то молча указал ему на дверь, и Юлий предпочел остаться.)

- Тружусь, - ответил ему Михаил Абрамович после небольшой паузы, - дабы не попасть на место моей работы, которой у меня нет.

-Не понял? – Озадачился Юлий.

что тут понимать? Чтобы не свихнутся от старости, надо к жизни иметь интерес. Таким образом, я отвлекаюсь от будничных проблем…

- И это будет что-то стоящее…

- Для меня да! А если получится, напишу интересную статью…

- И за это платят?

- Я готов сам доплатить, абы напечатали…

- Ты уже явно свихнулся, - ухмыльнулся Юлий, - здесь капитализм и ничего бесплатно не делают! А если продешевишь, то и уважать перестанут!

-Вот я и запишу, что ты постепенно врастаешь в систему, несмотря на…

-На что?

-На преданность советской власти! По твоим разговорам, ты там жил припеваючи…

-Было дело…

-Так чего уехал?

-Так ведь все…

- Вот я и допишу, что тебя сюда занесло потоком…

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments