А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Что в имени твоем

Израиль/ Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il
Что в имени твоем?!
Всю жизнь, Изя старался быть не хуже других, а по возможности и луч-ше! Мама часто ему повторяла, что еврейский мальчик должен очень хорошо учиться, а иначе… И она приводила множество примеров, из жизни знакомых и незнакомых ему людей, которые в детстве не слушались родителей, а потому теперь, им стало здорово «ниш гит». И бедный мальчик , с его богатым вооб-ражением, представлял себе - целые толпы неприкаянных людей, которые в пол-ной безнадеге, тянут руки за подаянием, подобно тем хроническим нищим, ко-торых он видел у церкви по дороге в свою школу!
А у Изиной мамы - была постоянная привилегия, на единственно верное, мне-ние в доме, а что же касается папы - то если о нем упоминалось, то только, как о трагической маминой ошибке по молодости, которая, тем не менее, за-вершилась рождением - замечательного ребенка. Свое имя он получил от покой-ного деда, который был несгибаемым коммунистом, но занимал слишком вид-ную должность, чтобы уцелеть. Когда Изя уже подрос, то в биографической книге о Якове Свердлове, в перечне его соратников, мама указала на фамилию деда, тоже видного большевика. Но умница Изя, сразу заприметил странность в том, что хотя все соратники Якова Михайловича родились в разные годы, но почему -то ушли из жизни, практически разом, в течении 37 -38 годов.
- Они все были такими больными? - Спросил он у мамы.
- А почему ты так решил?
- Так ведь умерли почти вместе!
- Ты разумеется умный мальчик, - заметила мама,- но будешь еще умнее, если нау-чишься думать, прежде чем спрашивать.
-А что я такого сказал?! –Чуть не заплакал маленький Изя.
-Мне ничего! А вот с посторонними людьми откровенничать нечего! Твоего деда, как и его товарищей - сначала расстреляли, а теперь признали это ошибкой… Но радоваться было уже поздно! И об этом не надо болтать… Договорились?!
-Я больше не буду, - поклялся Изя, и с тех пор все выводы держал при себе.
Надо ли говорить, что Изя был послушным сыном и с первого класса, взял старт - учился только на отлично! И более того, он брал на себя все-возможные, общественные нагрузки, совершенно не считаясь со своим временем и здоровьем! Таким образом; он подтягивал отстающих, в музыкальном кружке играл на балалайке, а в Доме пионеров - пел даже в хоре девочек. За что его, как и всякого успевающего ( дабы не выделялся), одноклассники неоднократно и ста-рательно били! Но это Изю, только подстегнуло - и он записаться в спортивную секцию. Мама так и сказала.
- Еврейский мальчик всегда в меньшинстве… Значит и драться должен за двоих!
Но в детской поликлинике, глядя на его хилое тельце, просто ужаснулись и даже освободили от уроков физкультуры. Другого - это бы обрадовало, но Изя был не из таких. Он сам взялся за свое здоровье, причем, без всякой жалости.
Какое -то время мама занималась вместе с ним и даже вплотную приблизилась к нормативам ГТО, но потом отстала, так как Изя, к финишу, всегда целена-правленно набирал обороты, хотя потом и валился замертво, так как добегал - только за счет железного характера, видимо полученного в наследство, от деда. Но зато параллельно, у него появился волчий аппетит и полное безразличие - не только к названию блюд, но и к качеству их готовки. Через год, он практически удвоил свой вес, а когда рискнул, в ответ, дать в морду, то впервые зафиксировал тот факт, что отлетел уже не сам, а его противник.
Детский доктор, из поликлиники, не поверил своим глазам и зафиксировал этот случай, как медицинский феномен, а тренер по боксу решил лично прове-рить новичка на устойчивость. Разумеется, он имитировал удары, и по сути, толь-ко толкал юного претендента… Но тот падал, и тут же подымался. В конце концов запыхался тренер, а Изя обрел своего наставника.
Будучи по природе максималистом, Изя на тренировках предпочитал партнеров посильнее и поопытнее. Домой регулярно являлся в синяках, но не отступал. И тогда мама, откуда – то достала портрет деда и начала плакать.
-Что случилось? - Спросил ее заботливый сын.
-Я боюсь за тебя! – Призналась она, - ты как твой дед идешь напролом. Не
не дай – то бог, повторишь его судьбу. Тебе не кажется, что еврейскому мальчику не следует высовываться. Ведь его бьют с особым удовольствием!
Но Изя уверенно возразил.
-Я уже не тот еврейский мальчик… Я, мама, человек!
С годами к Изе пришло умение, а заодно и удачи на ринге. Он в школе полу-чил аттестат с отличием и колебался только в выборе профессии. Ему одинаково нравилась профессия врача, но и не меньше - тренера. Но так как намечались рес-публиканские соревнования, то он отложил решенье на потом. Соревнование он выиграл и прямо там же решался вопрос о составе спортивной делегации на товарищескую встречу в одну из дружественных стран. И хотя Изя не сомневался в своем заслуженном праве на эту поездку, но его отставили, а потом в конфи-денциальной беседе пояснили. Имя твое - Израиль, а в той стране этого не пой-мут…
Таким образом вопрос профессии решился сам собой. Надо ли говорить, что Изя стал доктором, причем в одной из самых сложных специализаций и был на-правлен на работу вместе со своим товарищем по курсу. Сокурсник быстро шел по служебной лестнице, но и товарища не забывал. Да и забыть было сложно. Изя, как специалист - пользовался у пациентов и коллег заслуженным авторитетом и даже получил - первую категорию, ну а дальше, как заклинило. А когда появилась вакансия заведующего отделением больницы, то вопреки логике и профессио-нальной целесообразности, прислали на замену молодого человека, без опыта, но со связями. Изя, больше из любопытства, чем от незаслуженной обиды, поинтере-совался у друга, о причине своего фиаско. А тот помявшись, таки признался…
- Понимаешь, у нас сейчас линия на национальные кадры… Зав здравотдела так и сказал: «Его зовут Израиль… Назначим, а он уедет… Они все сейчас туда…»
Таким образом, Изе внушили мысль, о репатриации… На что мама заметила.
- Наконец - то! А то я боялась об этом сказать… Где еще место для еврейского мальчика?! Там и женимся, наконец!
В Израиле в Изе, вновь проснулся дед, но уже в качестве первопроходца. А так как его не смущала никакая работа, то в ожидании своей судьбы, как врача, он устроился к частнику, который брал кадры только с улицы, и платил им прямо из кармана, когда там, случайно, оказывались деньги. Работа была чисто физиче-ская под открытым небом, которая, в условиях летней жары, быстро изнуряла да-же местных уроженцев, и достаточно хозяину, было отлучится, как все валились на свежеструганные доски. Но ведь хозяин давал каждому конкретное задание в расчете на напарника, и Изя, который очень дорожил полученной работой, попро-бовал тянул эту лямку в одиночестве, но это не очень - то получалось. И тогда он подошел к отдыхающему коллеге, но не зная иврита, дал жестом команду - «встать». Коллега встал, но вместо того, чтобы заняться делом , схватил Изю за рубашку и заорал - « Им по ло тов - лех бе Русия». Это Изя понял и какое – то время колебался, рассуждая : «Дома он или нет!» Потом решил, что дома, и нанес короткий удар. Его профессионализм оказался настолько убедительным, что второго раза, уже не понадобилось. Дальше работали вдвоем, но хозяину донесли о кон-фликте и он уволил именно Изю. Оно и понятно! Если он расплачивался с работниками по «черному», то и визиты полиции - были ему ни к чему.
В ульпане Изя познакомился с коллегой. Тот работал в большом магазине и подробно объяснил, как его найти. Владельцем магазина был Семен - старожил из Молдавии, который хорошо помнил старого, деревенского врача – еврея, который вытащил его после тяжелейшего инфаркта, и с тех пор, он особо благоволил к врачам и собакам. Ведь, когда ему внезапно стало плохо, то он оказался в затра-пезной районной больничке, а не будучи транспортабельным, мог там и сгинуть, если бы ни опыт того старика. Тот же старичок посоветовал, на период реабили-тации, класть собачку себе на грудь. Семен так и сделал. А потом, когда ему сделали рентген, то все поразились. Следов инфаркта не осталось и в помине. Ви-димо та собака, забрала его болячку, так как вскоре, сама умерла. Так что в па-мять о ней, он приютил в Израиле собачку, а в память о том докторе, старался брать на работу его бедствующих коллег.
Семен подробно расспросил о Изиной профессии - нейрохирурга, уточнил на-счет стажа, и направил Изю на разделку птицы. И не прогадал, так как Изя мани-пулировал ножом, как скальпелем, делая идеальные надрезы с минимумом отхо-дов. Что же касается культуры производства, то здесь уже были ; спецодежда, те-плый душ и хотя минимальная, но гарантированная зарплата! К тому же, было официально разрешено - брать на дом продукты с убывающим сроком годности.
Но его мама, в этом жарком климате, до такой степени полюбила холодец, что Изю еще на подходе к дому, начинало поташнивать. А потом, на этой почве, вы-шел скандал с соседями, после того, как в мусорном ящике они обнаружили сви-ные ножки. Так Изя узнал, что мусор тоже бывает не кошерным.
Препарируя ежедневно множество индюшек и курей, Изя достиг такого мас-терства и производительности, что два других доктора - были вынуждены ему на-мекнуть, что здесь стахановцам - совсем не место. Но разве его можно было оста-новить, пока не случилось нечто неординарное.
Когда Семен, будучи типичным представителем рыночной системы - обнаружил, что Изя работает - один за двоих, то не раздумывая, уволил второго. Изя сразу принял вину на себя и предупредил хозяина о своем уходе! На следующий день вернули уволенного.
Потом Изя, в ожидании приглашения на практику в одной из больниц, рабо-тал на стройке и даже сварщиком, пока им ни заинтересовалась армия. Кто – то скажет повезло! Но только в той степени, насколько может везти на поле боя. Еврейский мальчик погиб, когда проявил инициативу, то есть вопреки своей, ста-ционарной специализации, бросился на помощь группе, которая попала под огонь экстремистов.
Вы спросите фамилию. Зачем? Разве это - частный случай! Таких еврейских мальчиков - тысячи. Они нашли здесь настоящую Родину, за которую и погибли… Жалеть их, значит унизить их память!
Tags: блог Альберта Шамеса.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments