А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Вот такой живет человек

Израиль. Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.
Семен.
Обычно собачники знакомятся с полуслова. Так случилось и на этот раз.
Мое внимание привлек довольно крупный, хромающий мужчина с беспородным псом на поводке. Песик не только не желал идти рядом с хозяином, но и во-обще по прямой, а завидев мою хвостатую даму, тут же бросился ее охмурять.
- Извините, - сказал мне мужчина, - никак не могу приучить его к порядку. Вете-ринар сказал, что он еще молодой, но видать на улице успел набраться не толь-ко блох, но и плохих манер тоже. Он у меня недавно. Покормил его пару раз, а утром открываю дверь - он дрыхнет на моем коврике… Я взял его в дом, а он меня под охрану, а в остальном типичный анархист. Придется отвести к собачь-ему тренеру…
- А вот с этим не спешите, - говорю я ему, - он уже прошел возраст, безропотно-го щенячьего подчинения. Сложилась индивидуальность и если в чем – то ее ло-мать, то лучше самому, то есть человеку, которому он уже доверился.
- Ничего себе доверился! Купать проблема - кусается. Гулять - никакой дисципли-ны…
- Все потому, что вы еще не определились, кто из вас в доме хозяин… Вполне естественно, что и он ни прочь возглавить вашу стаю…
- Так что мне делать?
- Показать характер!
- Как? Дать ему ремня?
- Нет… Сделаем так! Отведите его в сторонку от дорожки и отпустите с по-водка.
Когда песик остался один, я резко нагнулся будто бы желаю поднять камень и в тот же момент, собачка спряталась за ближайшем деревом. Потом я свернул, в трубку газету, положил ее назем и стал ждать, и как только этот Рыжик вы-шел на открытое пространство - я тем же движением поднял газету и направился в его сторону. На этот раз он предпочел - спрятался за спину хозяина. Тогда я отдал Семену газету и сказал.
- С этих пор - это главный аргумент на случай конфликтов. Он у вас умница и вы в этом скоро убедитесь. А теперь возьмите в одну руку поводок а в другую - га-зету, держите его у своей ноги и повторяйте команду - «рядом» , а если он не подчинится, то слегка пройдитесь газетой по его заднице…
И песик, по имени Рыжий, сначала уперся передними лапами, но получив шле-пок газетой, неохотно побрел, соблюдая заданную дистанцию.
Следующая наша встреча - тоже была случайной, но потом мы согласовали время прогулки и даже стали приятелями. Постепенно, в неспешных беседах, мы обменялись историями, из собственной жизни и тогда я узнал о его непростой одиссее из Молдавии в Израиль.
Его папа занимал немалую должность в системе «Военторга», а мама препо-давала в музыкальном училище. А так как сын, был один на двоих , то каждый из родителей видел его будущее в ракурсе своей профессии. Таким образом , по-кладистый от природы Семен параллельно закончил торговый техникум и получил музыкальное образование. Имея покладистый характер - он не мучил себя недос-тижимыми фантазиями. И в армию пошел, как на работу. Предложили закончить курсы поваров - он сразу согласился и стал шефом солдатской столовой, а в гар-низонном клубе - организовал модный, по тем временам, вокально - инструменталь-ный ансамбль. Служба не была ему в тягость и он так полюбился командованию, что его, под разными предлогами пытались оставить на сверхсрочную - даже на офицерской должности, с последующем присвоением звания и выделением от-дельной комнаты, в гарнизонном общежитии. И он тоже изрядно колебался, ибо имел амурные виды на красавицу - дочь замполита, пока та - однажды ни призна-лась, что ей категорически запретили приводить его домой. Расстались они, вза-имно плача, но любовь в подворотне, для порядочного и гордого парня, априори была табу.
Демобилизовавшись, Семен положил перед собой два своих диплома, и под-бросил вверх монетку, а та, волею судьбы, развернулась - в сторону торговли. И то верно! Ибо в Молдавии - музыкантов было, хоть пруд пруди, да и в торговле желающих - более чем достаточно, но в отличии от музыцирования, работа за при-лавком была напрямую завязана на конфликт с уголовным кодексом, и в этой связи, там шла постоянная текучка кадров. Так что и Сене, в наследство, дос-тался магазин, уже после налета ОБХСС, который потерял на этом поприще; директора, бухгалтера и старшего продавца. Короче говоря, трое сели, но осталь-ные, приученные к ежедневной, свежей копейке, сдаваться не собирались, а Се-мена категорически предупредили, что выживать на одну зарплату, практически невозможно и если он станет настаивать на кодексе строителя коммунизма, то в магазине останется только сам. То есть, работа опасная и коль приходиться рис-ковать, то было бы за что!
Но и Семен не уступал. Всячески крепил дисциплину труда и твердо пресекал
любые попытки недовеса и прочие торговые хитрости. И казалось бы, что после увольнения двух неисправимых нарушительниц, коллектив наконец – то смирился, и предпочел вести, сравнительно честное существование. А Семен, в свою оче-редь, с блеском отчитался за квартал и стал ждать законной премии, для себя и своих людей. Но увы!
Ну а чрезвычайно опытный, в таких делах - Семин папа, подробно разъяснил, что к чему.
- Награждают, только тех, кто играет по правилам! Ты же, поставил себя - вне игры и боюсь, что там, ты больше никому не нужен. Поощрение исходит с са-мого верха. Значит твой шеф, должен привлечь к себе благосклонное внимание, а это дорого стоит! Ведь для этой цели нужны - нигде не оприходованные налич-ные. А они накапливаются непосредственно за прилавком. И если каждая твоя продавщица не наварит слева, и не отдаст тебе часть своей добычи, то и тебе нечем будет подмазать непосредственное руководство? Но чем тогда он заплатит ясак вышестоящему товарищу! Так что сыночек - теперь жди, по какой статье - тебя оттуда вышибут!
- За что?
- Мало ли за что? Но, уверяю, что именно твой коллектив - все охотно подтвер-дит!
- А мой предшественник - чем не подошел?
- Официально, за злоупотребление доверием народа, а если по сути, то он стал брать себе - не по чину, потому - то кто –то и звякнул в прокуратуру. А парень он умный - все взял на себя и потому получил по минимуму.
- И в вашей системе - то же самое?- Поинтересовался Семен.
- Не совсем, но примерно так…
- И ты не боишься?
- А что толку? К тому же - азарт! А вот у тебя его нет, так что если выгонят, иди и не оглядывайся… Это явно не твое! Разве что, где - то на Западе… Вот там, по слухам, деловая честность в почете! Ты об этом думал?
-А что толку! Тебя не выпустят, а я вас не оставлю! Хотя какие у тебя тайны?
- Военных никаких, а вот о нравах среди генеральской и партийной верхушки… Это сюжет для Ильфа и Петрова… По этому людей, владеющих подобной ин-формацией, власть не любит отпускать, дабы не оказаться в зарубежной прессе, в роли голого короля!
Семен последовал совету отца и уволился. Друзья и знакомые никак не мог-ли понять причину такого поступка. Уйти от дефицитного товара в застойный период, в момент торжества торговли, из - под прилавка, было выше понимания даже у культурной интеллигенции, не говоря уже об остальной, советской обще-ственности . К тому же следует учесть, что в этой маленькой, тесной республике, все непонятные случаи относились к категории - особо опасных, и в результате, ему побоялись доверить даже должность школьного учителя музыки. Потому – то Сеня долго ходил без дела, пока ни объявилась вакансия в рыночном кооперати-ве.
Как потом оказалось - там был срочно нужен лох, чтобы списать на него все поднакопившиеся убытки. Официально, в его задачу, входили сделки с поставщи-ками. Сам он сидел в конторе, а разъезжали, так называемые, снабженцы. Эти ре-бята оказались без нравственных тормозов, и попользовались доверчивостью Се-мена - на все сто процентов! То есть они получали крупные суммы для закупки сельхозпродукции, но в документах, их значительно завышали, поставляя, при этом, явно залежалый товар Но Семен, не был бы потомственным торговцем, если бы ни заподозрил, что его водят за нос. В начале недели он сел на автобус и совершил турне по тем совхозам и колхозам, которые были указанны на кви-танциях. Там - то и выяснилось, в чей карман шла большая разница - от сэко-номленных денег. И это было бы не так страшно, если бы выручка на рынке, хотя бы покрывала суммы, затраченные на товар.
Семен, уже по пути к автобусной остановке, прикинул примерную цифру фи-нансовых потерь, и ему впервые в жизни - стало плохо. Но он не стал панико-вать, ибо по незнанию, не отдавал себе отчета, к чему такое состояние может привести. И совершенно напрасно! А когда он упал - то его подобрала милиция и отвезла в местный вытрезвитель, а утром фельдшер, при обходе, сразу поднял тре-вогу и направил Семена в местную больничку. И если бы ни опыт старенького доктора, то он навряд – ли, сумел бы выкрутится. Кроме того, когда Семену стало немного легче, то доктор ему посоветовал - положить на грудь небольшую соба-ку. Этот совет - показался странным, но чего только ни сделаешь, дабы, тот приступ, не повторился вновь. А у соседей оказалась добрая и покладистая со-бачка, которая, с первого раза, спокойно улеглась на его груди, в районе сердца, и если бы он захотел, то она лежала бы так часами, тем более, что он ее все вре-мя гладил и чесал. Потом уже, в республиканской клинике , Семена тщательно обследовали и ахнули - никаких следов болезни. А та собачка, между прочим, скоро умерла, как будто бы взяла на себя - его болячку. С тех пор Семен стал относиться к лающим четвероногим с особой симпатией, чего раньше за собой не замечал.
Чуть не забыл. Семена, сразу после выписки из больницы , осудили за рас-трату, так как те снабженцы ( пока он болел) - разом исчезли. А искать их - власть не стала. У милиции, как оказалось, и без этого хватало забот.
- Похоже, что это цыгане, - пояснил начальник милиции, - так что теперь - поди их сыщи. У них паспортов, как у меня копеек! А тебе еще повезло, что ты во-время подсуетился! За год, могли нагреть - лет так на десять!
Сумму растраты помог покрыть отец, а Семен получил условно два года и спрятал красный диплом торгового техникума на самое дно ящика с детскими игрушками. А чтобы не посадили, уже за тунеядство, он устроился в большом ресторане в качестве исполнителя смешанного жанра. То есть он пел, играл на гитаре, а к вечеру, когда оставалась только своя публика - исполнял, вульгарно - политические куплеты ( своего изготовления), на популярные тогда мелодии. Пуб-лике это дико нравилось, но отнюдь, не властям. Его быстро вычислили и пред-ложили на выбор, либо соло на месте, но за решеткой, либо в Израиле. Благо, как раз открылась брежневская заслонка.
Первая работа, на исторической родине, досталась Семену в рыбной лавке. Там он, весь день отсекал рыбьи головы и сбрасывал их в большую корзину, для утилизации, пока его ни посетила - здравая мысль. Ведь в этих головах - ос-тавалась немалая толика мяса! А что, если его выбирать и перекрутив на мясоруб-ке с лучком и специями, пустить снова в продажу, хотя бы в виде замороженных пельменей. Но хозяин магазина, молодой еще парень, от этой инициативы, кате-горически отмахнулся. Тогда Сеня сам организовал производство на дому. То есть пригласил в компаньоны, семейную пару пожилых соседей, навел на кухне стерильную чистоту и прикупил необходимую посуду, весы и специальную упаков-ку. Когда технология и качество, были идеально отработаны, он положил несколь-ко пакетов в витрину лавки и предложил небольшую, начальную цену. Таким образом вскоре появилось немало любителей этой продукции , то есть товар по-шел нарасхват. Тогда уже опомнился молодой хозяин и потребовал отдельную плату за рыбьи отходы.
- Так забирай их себе и бесплатно, - предложил ему Сеня, - а я ухожу!
Этот шаг был давно уже продуман. Прямо, напротив старой лавки - было пус-тующее помещение, и Семен быстро договорился о съеме. Туда же он перенес свой цех по переработке и параллельно расширил ассортимент. Правда вскоре пришлось это дело продать, так сказать, по острой необходимости. Ибо его преж-ний хозяин - не выдержал здоровой конкуренции, а в связи с этим - начал делать разные пакости, пока дело не завершилось поджогом. Сеня знал, чья это работа, но заниматься с ним не стал. Он восстановил все после пожара, и продал при-быльное дело одному, из очень уж настойчивых покупателей, который каждый раз приходил в сопровождении группы крепких ребят. Так что, последовавший вскоре, второй пожар - уже пришелся на нового владельца. Ну а тот, с поджигате-лем, быстро разобрался - не прибегая к помощи полиции…
И снова Семена потянуло к музыке. Он устроился на работу в небольшом ресто-ранчике, где часто собиралась алия семидесятых. И стал снова сочинять куплеты, житейско - политического характера, но уже на местные темы, но никогда не пу-тал себя с бардами, вполне удовлетворяясь, возможностями своей, небольшой площадки. Но и такой известности ему хватило, чтобы привлечь к себе внимание молодой особы, которая настолько часто посещала его концерты, что сначала орга-нично вошла в число его ближайших друзей, а затем ввела его, и в свой, особый круг. Девушка оказалась из богатой семьи, а ее папа был готов примириться с су-ществованием Семена, но только при условии, его отказа, от музыкально - публич-ной деятельности. Все закончилось, как в самой примитивной мелодраме.
- У тебя есть прекрасная профессия, но твой отец не позволяет тебе работать и держит рядом, как любимую игрушку, - сказал ей Семен, - то же самое он хочет сделать и со мной. Тебе не кажется, что мы будем выглядеть, как пара породистых кроликов, от которых ждут здорового потомства? Но ведь и дети, тоже будут не нашими, а общесемейным достоянием! Я не приглашаю тебя жить на улице. У меня вполне приличная квартира и прочее… Хочешь быть со мной, я буду толь-ко счастлив, но дорогая - отдай то, чему тебя учили в университете, и ты меня совсем не унизишь, даже более высокой зарплатой. Но зато все будет только на-шим! Я не хочу жить - чужим умом, чужой удачей, и чужим достатком.
- Но от папы – не чужое! – Возразила она, - и он предлагает свою помощь совершен-но бескорыстно…
- Кому? Инвалиду? Но я достаточно здоров, чтобы взять на себя ответственность за свою семью. И если ты, как и он, в этом мне не доверяете, то о чем может идти речь?!
Короче говоря - они расстались. А вскоре началась война в Ливане и Семен посчитал для себя невозможным - отсиживаться дома. Он был ранен в ногу, а по-сле выписки из больницы вернулся в ресторан и сидя на стульчике, снова за-пел. Но той девушки он больше не видел. Да и слава б-гу !
К этому времени в страну приехали его родители. Отец, кое - что имел в ре-зерве, и они сложив свои сбережения - открыли большой магазин. Теперь стало не до пения. У Семена , вдруг появился папин азарт, ибо конкуренция - та же сложная и захватывающая игра! Сам он, остался в своей старой квартире, где за порядком следит молодая женщина с маленьким ребенком, которой, он отдал одну из своих комнат. На мое любопытство, поэтому щекотливому поводу, он ни-чего не стал скрывать.
- Не буду опережать события! - Ответил Семен, - но Рыжика она приняла, как свое дитя… А пришла по объявлению. Вроде бы тихоня, а держит нас в кулаке… Ка-ким надо быть мерзавцем, чтобы притащить сюда такую женщину и бросить… Это я о ее мужике! И кстати, ты не знаешь, как в таких случаях женятся? Она не разведенная и больше года сама…
- Для начала надо поймать того мужика, чтобы дал развод…
- Уже!
- Что уже?!
- Поймал! Но он ей развод не дает… А когда узнал, что она у меня работает, то попросил деньжат за ее счет. Ну, я и дал ему в морду. Тогда он мне пригрозил судом за избиение. А я говорю: «Всегда пожалуйста! Я сам дам полиции твой ад-ресок, ведь тебя разыскивают, за невыплату алиментов» Сказал это и пожалел. Ведь теперь, наверняка, он сменит квартиру.
- А он объяснил, почему не хочет развода?
- Сначала соврал, что любит ее, а потом, видимо уловил мою заинтересованность,
и дал понять, что готов на отступное!
- Может это выход? Потому что, все равно придется брать адвоката и прочие за-траты…
- Выкупать ее у такого подонка?!
- Нет, не выкупать, а предложить деньги, чтобы он дал расписку, благодаря ко-торой его можно будет обвинить в банальной торговле своей женой и ребенком…
-А как я буду выглядеть при этом? Сначала провокатором, а потом шантажистом! Нет, на подлость я не пойду!
И он не пошел, а предпочел долгое разбирательство, которое продолжилось и после моего отъезда на Юг, в поисках дешевой квартиры.
Вот такой живет человек! С простенькой биографией, вполне заурядного репат-рианта и достойного гражданина, которому, между прочим, согласно очередному заскоку в стане МВД, дорога в Израиль была бы закрыта. Ведь он был судим советской властью за то, что она не нашла нужным - поймать и покарать, уже известных ей преступников и свалила вину на крайнего.
Tags: блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments