А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Раскаиваюсь! Часть 1.

Альберт Шамес mail:felixsh1@zahav.net.il

Раскаиваюсь! Часть 1.

(Хочу попросить прошение у Алексея Широпаева, за свою непозволительную наивность, когда я поверил оговору   Евсея Гадаса (автора статьи «Кто не с нами, тот против нас» в газете «Новости недели» за 10. 04.14), где он представил Вас, как оголтелого националиста и антисемита. С другой стороны я должен поблагодарить господина Гадаса, за то, что он привлек мое внимание к вашему творчеству, которое в отличии   от творений Евсея Гадаса - не ангажированное и не скованное рамками политического заказа. Тем более, что в нынешней России, особое мнение, как запах крови для хищника! Ну а своим читателям предлагаю ознакомиться со статьей Алексея Широпаева, на которую ополчился Гадас, и только за то, что Алексей осудил широкий список угодливых людей, в том числе и евреев, за поддержку сомнительной «победы» Путина в Крыму. – Альберт Шамес.)

Алексей Широпаев

ПОЗОР!

Я вспоминаю ясное московское лето 1981 года. В Музее Изобразительных искусств им. Пушкина (мы его всегда называли просто Пушкинский) проходит потрясающая выставка: «Москва-Париж». Это было, не побоюсь сказать, эпохальное событие в культурной жизни СССР. Выставка, с одной стороны, открывала мир великого русского авангарда, а с другой — показывала его связь с западным авангардом, раскрывала тончайшие и глубокие взаимосвязи и взаимовлияния нового искусства России и Запада. Именно там, на стендах этой выставки, мне впервые довелось увидеть ранние сборники русских поэтов-футуристов. Помню волшебное впечатление от соприкосновенияс легендой, оставшееся со мной на всю жизнь. Выставка оказала огромное влияние на многих и для многих стала своего рода духовной школой. Значение выставки далеко выходило за рамки культуры. Выставка стала общественным явлением. Это было первое дуновение будущей   перестройки. «Москва-Париж» накладывалась на скудную информацию о событиях в Польше, что рождало особый настрой.

Вообще Пушкинский музей был какой-то отдушиной западничества. В нём всегда витало что-то неуловимо диссидентское. Там я впервые увидел импрессионистов, Ван Гога, Гогена, Матисса. Роль этого музея в моём формировании переоценить невозможно. Музей всегда старался быть неким духовным центром для передового общества. Помните стихи Вознесенского: «Есть русская интеллигенция/ Вы думали, нет? Но есть...». Вот Пушкинский всегда старался быть домом для русской интеллигенции. Вспомним камерные, такие московские «Декабрьские вечера» с Рихтером. В общем, Пушкинский — это очень важная, существенная часть моей жизни, без которой меня — такого, как я есть — просто не было бы. И все эти годы во главе Пушкинского музея стояла Ирина Антонова.

И вот. Новость. 11 марта в СМИ появилась информация о верноподданнейшем «коллективном письме деятелей культуры в поддержку президента Путина по Украине и Крыму». Его уже подписали более СОТНИ человек — и желающие «отметиться» всё прибывают! Нет, я понимаю, почему среди подписантов — «великая русская певица» с говорящей фамилией Бабкина. Но почему рядом с именем Бабкиной стоит имя Ирины Антоновой мой разум понимать отказывается. Она-то как оказалась в этой «чёрной сотне»?? Почему?? Как так у нас получается, что человек, имеющий за плечами «Москву-Париж» и «Декабрьские вечера», выставки Дали и Кандинского, заявляет себя душителем свободы, подписывается в поддержку кремлёвского империализма, не брезгуя компанией?

Я понимаю, почему среди подписантов фигурирует артист Алексей Баталов — что с него взять, с советского-то человека, с младых ногтей воспитанного на бездумной ненависти к «фашистам-бендеровцам»? Но вот почему я в этом списке вижу имя Павла Лунгина, создателя блистательного, освобождающего фильма «Такси-блюз», а также фильма «Царь», раскрывающего патологию абсолютной власти — не понимаю. Не понимаю, почему теперь Лунгин решил поддержать своим именем ту самую патологию власти. Не понимаю, почему он смог разглядеть её в Иване Грозном, но не разглядел в Путине.

Мне понятно, почему среди подписантов значатся «поп-исполнители» Николай Расторгуев и ОлегГазманов. Последний недавно отметился публичным исполнением песни, где в качестве «моей родины» перечислялись республики бывшего Советского Союза. Латыши справедливо потом ставили вопрос о недопущении Газманова на территорию Латвии. С этими эстрадными патриотами и их «комбат-батянями» всё предельно понятно. Ясно, что рядом с ними в качестве подписантов должны были встать (и встали) плечом к плечу артист Михаил Пореченков и, разумеется, режиссёр Фёдор Бондарчук. Понятно, что съехавший на почве православия талантливейший Николай Бурляев и коммунист (прежде — художник) Владимир Бортко также не остались в стороне. Это всё, повторяю, понятно.

Непонятно другое. Вы мне объясните, как рядом с их именами под этим позорным письмом появились имена скрипача Владимира Спивакова и пианиста Дениса Мацуева? Почему они, интеллигенты, элита мировой культуры, поддержали агрессию и лживую антиукраинскую пропаганду? Как они смогли поставить себя на одну доску с путинскими гопниками, недавно осквернившими в Донецке памятник Тарасу Шевченко? Что ж это за внутренняя порча такая? Нет, я понимаю, каким образом в этой грязи оказались маэстро Юрий Башмет и изысканный мастер джаза Игорь Бутман. Башмет (как, впрочем, и Антонова) был доверенным лицом Путина на последних «выборах», а Бутман — давний член

«Единой России». Коготок увяз — всей птичке пропасть. Но вот о чём думал родившийся

в Тбилиси Николай Цискаридзе, ставя свою подпись? Уж точно не о Грузии августа 2008-го, чуть было не раздавленной гусеницами российских танков. Почему в нём-то не шевельнулось ничего из тех чувств и мыслей, что вывели в 1968-м на Красную площадь горстку подлинных интеллигентов с протестом против вторжения в Чехословакию?

Мне понятно, почему я вижу подпись, скажем, Карена Шахназарова. Теперешний патриот

Шахназаров — это совсем не тот человек, который когда-то, чуть ли не в конце 80-х, снял

замечательную сюрреалистическую притчу «Город Зеро», одно из лучших кинематографических раскрытий пресловутой «тайны России». Я не спрашиваю, почему под письмом стоит подпись   Олега Табакова, полностью превратившегося в старого циничного придворного шута. Мне непонятно другое: тпочему под этим письмом стоит подпись Алексея Учителя, автора тонкогои абсолютно нонконформистского фильма об Иване Бунине («Дневник его жены»)? Как имя Учителя оказалось в одном столбце с именами Бабкиной, Газманова и абсолютно деградировавшего Говорухина? Почему и он не смог или не захотел понять то, что сейчас происходит в Украине — Украинскую революцию?

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments