А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Вы его знаете... Часть 3.

Вы его знаете… Часть 3.


М. ШЕВЧЕНКО: Да, там есть люди с разными взглядами на проблему. В первую очередь, меня заинтересовало то, что появляются в повстанческом движении социально-политические требования постепенно. Есть несколько оболочек этой проблемы. Допустим, русская идея. Что такое русская идея? Допустим, русские победили – дальше что? Ведь на самом деле возникают социальные вопросы: что вы строите, олигархическое государство, которое машет флагами или кричит «Россия! Россия!».
К. ОРЛОВА: Вот они реально про это думают, про олигархическое государство?
М. ШЕВЧЕНКО: Они об этом задумываются. Или вы строите государство социальной справедливости. Какое? Корпоративное, интегральное, советское, социалистическое, капиталистическое – какое?
К. ОРЛОВА: Можно вопрос? Честно: это вы об этом задумываетесь или вы вели такие беседы с ними?
М. ШЕВЧЕНКО: Карина, там есть интеллектуалы, и я вел разговор об этом. Люди слово «советы» не называют. Они говорят: мы хотим создать структуру народовластие, нам надоели продажные политиканы, которых нам сверху назначают, которых из Киева присылают. Или олигархи приходят и говорят: вот этот у вас будет начальником, мэром, губернатором и т.д. Мы хотим сами выбирать снизу доверху: мэров, руководителей областей, депутатов и т.д. А как это называется, спрашиваю я их. И вот у одного человека как будто из глубин памяти, как на психотерапевтическом сеансе всплывает. Говорит: Советы, это называется Советы. Они не коммунисты. Хотя там коммунисты играют достаточно серьезную роль в руководстве Донецкой республики.

(Неужели, станет лучше, если мэров, губернаторов и прочих - будут присылать из Москвы. Что за детский сад для интеллектуалов посещает Максим, ведь если снова - советы, то и кухарка станет министром, а за власть ответит - политбюро! Хотя сомневаюсь, что кто – то захочет попробовать, еще переваренную родителями, кашу! – А.Ш.)

М. ШЕВЧЕНКО: КПУ. Да. Но они не в большинстве, честно вам скажу. Хотя они очень занимают твердую позицию и, судя по интервью Симоненко, они усиливают свою позицию, потому что он достаточно внятную занимает позицию. По крайне мере, коммунисты – самые принципиальные антифашисты, какие только есть на земле, поверьте. Остальные говорят: Советы. Советы как органы народовластия. Если в Донецкой и Луганской области будет восстановлена советская власть, это будет такой политический шаг вперед по восстановление вообще народовластия, который крайне интересен окажется для десятков миллионов людей, поверьте.

(Видимо пакт с фашистами подписывали марсиане, и именно на Марсе, а не в СССР, сразу после войны начались процессы подобные тем, что творили нацисты в преддверии «Хрустальной ночи» и если бы ни сдохнул российский фюрер, то за железным занавесом,   возродился бы - новый Рейх! Почитайте списки реабилитированных, ни в чем неповинных людей, и тех, кого не успели реабилитировать при жизни. А чего стоили стране довоенные тридцатые годы. О каком народовластии пишет Шевченко? Даже демагогия имеет предел, за которым - только мерзость! – А.Ш.)   

К. ОРЛОВА: Вам пришел вопрос от Владимира: назовите, пожалуйста, фамилии интеллектуалов в Донецкой народной республики, заинтриговали.
М. ШЕВЧЕНКО: Поезжайте и сами с ними поговорите.
К. ОРЛОВА: Ну че это за ответ такой?
М. ШЕВЧЕНКО: Той же самый Гиркин (Стрелков) – серьезный, глубокий интеллектуал. Достаточно его ФБ посмотреть в интернете. В ролевых играх сложных по историческим событиям точно принимают люди очень образованные и начитанные. Точно понимающие историю и разные ее ходы.
К. ОРЛОВА: А еще можете назвать кого-нибудь?
М. ШЕВЧЕНКО: Я не хочу называть фамилии по радио, потому что в отношении этих людей могут возникнуть ситуации политических репрессий.

К. ОРЛОВА: А почему они, кстати, там в масках ходят?
М. ШЕВЧЕНКО: Потому что их могут убить, похитить, пленить, пытать и т.д. Это гражданская война. Это гражданская война, которая может быть прекращена при выполнении ряда условий. Первое условие: отвод войск всех боевых формирований, как киевских, так и донецких и луганских. Второе: безусловное освобождение всех задержанных, арестованных с обеих сторон. И третье условие: создание устойчивого переговорного формата Россия-ОБСЕ, который позволяет сторонам наладить контакты между собой и договориться о форматах будущего. Я считаю, что чем раньше эти три условия будут выполнены, тем меньше прольется крови. Уже стороны применяют тяжелое вооружение друг против друга. Завтра это тяжелое вооружение снаряд отклониться в сторону, попадет в мирный дом – завтра начнут погибать люди, будет перейдена черта. Она пока еще не до конца перейдена…. из-за которой уже нельзя вернуться. Возникнет ненависть как самостоятельный концепт происходящего, не зависимый от политических взглядов.
К. ОРЛОВА: Я вот что-то не поняла. Ну как бы война, да? Я понимаю, что нет плохих и хороших. По крайней мере, непонятно, кто очевидно плохой, кто очевидно хороший. Но так-то, мне кажется, вы симпатизируете ополченцам?
М. ШЕВЧЕНКО: Я всегда симпатизирую восставшему народу.
К. ОРЛОВА: Серьезно?
М. ШЕВЧЕНКО: Да, я считаю, что на майдане люди восстали…
К. ОРЛОВА: А почему вы не симпатизировали Болотной площади?
М. ШЕВЧЕНКО: Потому что это не восставший народ совершенно.
К. ОРЛОВА: А, то есть если взяли оружие…
М. ШЕВЧЕНКО: Там какие-то олигархи были на Болотной, там была какая-то либеральная московская тусовка. Я в своей книге «Сквозь смутное время» все описал.

( Попытался прочесть эту книгу в свободном эфире, но не нашел, а платить   за нее, учитывая экзотическое мышление автора, для меня непозволительная роскошь. Я бы посоветовал Максиму - изменить название на «Сквозь смутный разум». Ибо хорошая память и большой запас слов, еще не гарантия качества, его выброшенного в продажу, изделия! – А.Ш.)

К. ОРЛОВА: Ой, мне подарили ее.
М. ШЕВЧЕНКО: Сейчас уже все распродано.
К. ОРЛОВА: Мы купили. Я вам принесу ее.
М. ШЕВЧЕНКО: Сейчас уже второй тираж выйдет. Я там описал, почему. Болотная для меня совершенно никакой не народ был. Просто городская интеллигенция.
К. ОРЛОВА: А почему? Они, вроде, интеллектуалы на Болотной были тоже. Вы же говорите: интеллигенция. Очевидно, что там интеллектуальный какой-то подтекст, если не контекст присутствует.
М. ШЕВЧЕНКО: Если мы хотим вернуться к тем событиям…
К. ОРЛОВА: Не хотим.
М. ШЕВЧЕНКО: … я могу сказать, что я считал и считаю, что в России бюрократическая оболочка при всех ее минусах является способом сохранения ресурса, который рано или поздно будет востребован народом, который обретет свои исторические пути в России. А либералы – это те, кто оболочку раздербанил бы, распродал, разворовал бы и раздал бы по кусочкам. Я был против либералов. Они были большей угрозой, чем существующий статус-кво демократический. Это моя личная позиция. Рано или поздно народ вызреет.
К. ОРЛОВА: Я поняла.
М. ШЕВЧЕНКО: Для того чтобы взять власть в свои руки.
К. ОРЛОВА: Поняли ли вы, что ополченцы самопровозглашенной Донецкой республики не сделают все то, что вы говорите, что сделали бы либералы в Москве?
М. ШЕВЧЕНКО: Они, во-первых, а) не либералы, б) у них есть социальные требования антилиберальные, в) они даже выдвигают требования национализации, г) они…
К. ОРЛОВА: Ну, национализация – прекрасно…
М. ШЕВЧЕНКО: Но не бюрократической национализации. Это не значит, что частные активы Ходорковского передать какой-нибудь госкорпорации. Национализация там, имеется в виду, поставить под власть советов. Под власть органов самоуправления. Вот что они подразумевают под национализацией. И д) они выступают, по крайне мере, то, что я читал, корпоративное государство, корпоративное общество. То есть общество, которое снимает классовые противоречия, которое выступает от имени народа. Я лично не являюсь сторонником подобного. Но это, по крайней мере, одна из моделей, которые действуют в интересах народа. У меня есть только один вопрос: я просто не понимаю, почему идет такое стравливание русского и украинского факторов, потому что социальные проблемы украинцев в центральных областях Украины точно такие же, как социальные проблемы повстанцев в Донецкой области. Я считаю, что либеральная, демократическая, криминальная власть универсально действует одним и тем же методом: она стравливает людей между собой по этническому, по конфессиональному, по языковому признаку. Выдумали еще какой-то цивилизационный конфликт, для того чтобы люди убивали друг друга. Люди из одного социального пространства. Люди, у которых один, воспользуюсь старым словом, классовый интерес, для того чтобы правящая наднациональная верхушка, контролирующая финансы и ресурсы управления просто решала свои проблемы на этом погосте.

( Википедия: Пого́ст — Начиная с XVIII века, слово используется в значении «сельское кладбище». Ничего себе перспектива?!– А.Ш. )


К. ОРЛОВА: Вопрос хороший от Андрея из Петербурга: Максим, при каких условиях люди, обретшие достоинство, только взяв в руки винтовку, будут готовы от этой винтовки отказаться?
М. ШЕВЧЕНКО: При условии, что политические их требования будут а) реализованы, б) будут предложены такие форматы перемирия, такие форматы мира, которые устроят их, с точки зрения политической, в частности.

кто эти требования сможет реализовать, ведь экономика не боится винтовки и совершенно безразлична к политизированной демагогии. Нужны   огромные инвестиции, которые под гарантию винтовки никто не даст, и та же Россия, во имя престижа правящей кучки, уже вынуждена отказаться от нескольких новостроек в своей стране, ради моста, в заведомо, нерентабельный Крым. А   Донецкую   республику - Русь не потянет и олигарх не раскошелится, ибо, и его возможности, как капля в море, ведь надо излечить целую индустрию. Нужна международная помощь, но она новую власть не признает. Заказчиком   может стать, только центральная власть в том самом Киеве, но ведь Шевченко ее не признает, предпочитая революцию! А чем она заканчивается, рассказывать не надо! Сначала захват вокзалов, телеграфа и банков, затем продразверстка, гражданская война, голодомор, репрессии, Вторая мировая война, иллюзия коммунизма и снова   вынужденный   возврат к рынку, и новая олегархия… - А.Ш.)

К. ОРЛОВА: А, хорошо. Вопрос еще один, от меня. Видели ли вы, что там, в этой Донецкой республике как-то проявлялось насилие, эти вооруженные люди.
М. ШЕВЧЕНКО: Да.
К. ОРЛОВА: Как? Расскажите!
М. ШЕВЧЕНКО: Насилие всегда сопровождает гражданскую войну, к сожалению. Когда я был там, особого насилия не было, потому что это был день тишины. Перестрелок даже не было серьезных. Но стоило уехать, как на следующий день, по-моему 12-го числа, начались уже артепрестрелки взаимные. Из гаубичной артиллерии самоходной был нанесен удар со стороны повстанцев по подразделениям украинской национальной гвардии. Потом была расстреляна колонна украинской национальной гвардии. Не гвардия, в том-то и дело, там очень интересный момент. У меня было ощущение, что повстанцы стараются армию не трогать украинскую. Армия, на самом деле, та же самая 25-я аэромобильная бригада, десантники, начали с того, что передали повстанцам БТРы и гаубичные установки, вооружение.
К. ОРЛОВА: Прекрасно, очень достойно.
М. ШЕВЧЕНКО: Ну а че, они должны свой народ убивать, собственно говоря? Ради кого? Ради Туринчова, Авакова и Яценюка они должны убивать людей, с которыми вместе они, может быть, служили, жили вместе. Ради чего?
К. ОРЛОВА: Можно не убивать, но необязательно передавать оружие.
М. ШЕВЧЕНКО: Но сейчас произошла другая ситуация. Сейчас колонна той же самой 25-й мобильной аэробригады подверглась нападению повстанцев.

К. ОРЛОВА: Вот, а это справедливо? Это честно, это достойно?
М. ШЕВЧЕНКО: А тут надо просто думать, в интересах ли это повстанцев было. И если это не в интересах повстанцев, то в чьих это интересах.
К. ОРЛОВА: Провокация?
М. ШЕВЧЕНКО: Потому что армия не была врагом их. Они воевали с национальной гвардией. Армия держала вооруженный нейтралитет. Теперь, естественно, военные будут мстить за своих погибших товарищей. И война приобретет гораздо более системный характер.
К. ОРЛОВА: То есть вы хотите сказать, что это была провокация, по вашему мнению?
М. ШЕВЧЕНКО: Я ничего не хочу сказать, потому что я не знаю, чтобы утверждать такие вещи. Я описал факт, который кажется достаточно любопытным. Ведь командующие той же самой 25-й аэромобильной бригадой – те же самые советские офицеры, которые, поверьте, совсем не бандеровцы, как их пытаются представить. Там есть афганцы, служившие в Афганистане. С обеих сторон есть афганцы вообще-то среди старшего поколения. С обеих сторон есть люди, которые служили в одних частях. Мы имеем дело с абсолютно трагическим разломом, который там происходит. Я просто, честно говоря, не понимаю, каким образом, что было в голове у киевских правителей, когда они двигали военные части месяц назад на эти города Донецщины. Что они хотели? Запугать людей, испугать, арестовать? Это то же самое, что делал ельцинский режим в 94 году. Абсолютно то же самое. Двумя полками взять Грозный за два часа. Мы только недавно из этой кровавой мясорубки вышли. Почему все либерал-фашисты действуют по одинаковым сценариям?

( Да потому, что в России подобные сценарии, сочиняет, как правило, один человек   не подверженный цензуре. А если Ельцын - либерал – фашист, так кто же тогда его ставленник - Владимир Путин? Нельзя же так разбрасываться сравнениями, надо прежде подумать о своей семье. А то ненароком, какой – то бдительный прокурор   привлечет к ответственности за   покушение на честь, ныне властвующего самодержца! – А.Ш.)

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments