А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Об угрозе террористической войны. Часть 3.

ОБ УГРОЗЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ. Часть 3.

Мне очень многие говорили, что у нас такое невозможно как в Сирии потому, что у нас нет такого массового ваххабизма. Но вот на Украине оказалось возможным развязать войну в короткие сроки с минимальными затратами. У нас повод найти всегда можно. Совершенно без разницы – религия это, национальный вопрос, экономика или другое. Повод это всего лишь повод, я «мясо» для неё всегда найдётся.


Чем опасна террористическая война в отличии от обычной? Если в обычной войне армия воюет против армии, то в террористической, где цель не победа, а сама война – боевики воюют против населения. И ни одна армия мира защитить своё население от боевиков не в состоянии. Всё армии, абсолютно все – не имеет значения ни уровень развития государства, ни технические возможности – все армии предназначены для того, чтобы противостоять такой же армии.

Небольшой пример. Тысяча боевиков в Джобаре способна занять территорию, для выбивания с которой их необходимо не менее 50 тысяч солдат. Почему? Как армия может защитить население? Это надо защитить каждого человека на этой территории. Нужно надежно оцепить эту территорию так, чтобы боевики не прорвались (а боевики могут напасть/прорваться с любого направления), и насытить войсками территорию внутри. Т.е. ни одно государство не способно содержать армию, способную защитить более одного -двух населённых пунктов одновременно от боевиков.

Если привлечь все вооружённые силы России, то они смогут защитить Москву – насытить её войсками так, что боевики не смогут действовать. Или Ленинград. Или Новосибирск плюс Хабаровск. Всё! Многие удивляются – почему армия Сирии уже дошла до 600 тысяч и не в состоянии победить. Армия не способна победить в этой войне потому, что задача обороны всех населённых пунктов одновременно невыполнима. А боевики в отличии от классической армии могут атаковать несколько любых пункт в любое время и при этом одновременно. Если при наличии фронта [в классической войне] есть линия соприкосновения, то в случае террористической войны вся территория страны полностью является линией фронта. Никаких войск принципиально не хватит.

Норд-Ост показал нам, что 20 практически невооружённых боевиков (лёгкое стрелковое оружие) в течении трёх суток уничтожались практически всеми котртеррористическими силами страны. При этом были жертвы населения. Кинотеатр – это не самый сложный в плане очистки объект. Жилой дом куда сложнее проблемы вызывает. Если таких групп будет, допустим, 50 (а тысячу человек это элементарно набрать), то они смогут мало того, что парализовать такой город как Питер (ну, на Москву может 1,5 тысячи нужно), плюс уничтожить огромное кол-во населения и без разрушения объекта их нападения их уничтожить нельзя.

(Норд – Ост показал нам продажность самой системы. Через всю страну боевики провезли взрывчатку и оружие, проникли на охраняемый объект   и взяли в заложники сотни людей, но ведь сами они убили – лишь несколько человек, а остальные стали   жертвами российских спецслужб, которые применили против террористов и их заложников - некий отравляющий газ. А состав этого газа так и остался секретом, и его антидот, не был заранее   поставлен в больницы , куда привезли пострадавших, и в результате получили - массовую смерть ни в чем ни повинных людей. Да и сама эвакуация больше напоминала   очередные игры гражданской обороны, а ведь вопрос жизни и смерти, решали буквально минуты! И разве не то же самое повторилось в Беслане? То есть вопрос к системе, и к тем, кого она устраивает! - А.Ш)  

Примеры в Сирии очень наглядны – там где армия пытается самостоятельно уничтожать боевиков, город в результате всё равно сносится. Ещё со времён Великой Отечественной войны известно, что город взять нельзя, если он обороняется, пока он не разрушен. Все города или сдаются, чтобы избежать разрушения – противник отступает, видя преимущество [противоположной стороны], или разрушаются. Сталинград, Берлин [Воронеж] – яркие примеры городов, которые оборонялись. В случае с террористами всё ещё намного сложнее. Потому что их задача – терроризировать местное население, им не нужно вступать в противодействие с армией, наоборот они пытаются этого избежать. Их цель – безоружные граждане.

А милиция у нас является объектом, который поможет боевикам. (Я всё на примере Сирии рассказываю). Где боевикам взять оружие? Им нужно минимальное вооружение с которым они атакуют участки милиции, которые не защищены абсолютно. Набирают оружие там. Затем они с этим оружием атакуют армейские склады, которые находятся в тылу и поэтому незащищены, набирают тяжёлое вооружение. Т.е. даже без внешней подпитки в течении нескольких суток любая террористическая армия способна вооружиться. Ни армия, ни милиция, ни контртеррористические подразделения справиться не в состоянии.

(Ну все, точь в точь, как на   Востоке   Украины. Но все – таки первые автоматы и гранатометы они получили еще на территории России, а заодно и российские флаги, чтобы не было сомнений - откуда они и зачем! – А.Ш.)

Решение есть, но, к сожалению, очень сложно [довести его до сознания принимающих решения], Не знаю причины, по которой об этом никто не говорит, и никто не думает об этом среди нашего командования. Но Сирия явно показала, что единственным вариантом защиты населённых пунктов – это наличие в них ополчения. Только ополчение, опирающееся на армию, способно обеспечить защиту населённых пунктов. Что подразумевается под ополчением? Это не гуляющие по улицам мужики с автоматами. Как сделано в Сирии? Это гражданские люди, большинство из которых служило в армии (хотя это не обязательно), которые знают как связаться с командиром в случае чего. Командир – это офицер армейский. Действующий или в запасе. Он периодически их собирает (они знают друг друга), слаживает их.

При этом они живут обычной мирной жизнью. Они знают сигнал, командир знает, где получить оружие. Преимущество таких отрядов перед армией и боевиками в том, что они все воюют в отличии от армии на своей территории, которую знают. Отряд ополчения не должен постоянно быть в боевой готовности, но он должен иметь возможность собраться, быть управляемым и иметь координацию с силовиками. Без этого ни одного случая нападения бандитов в Сирии не был предотвращён там, где не было взаимодействия ополчения с силовиками. Если ополчение действует самостоятельно, без взаимодействия с силовыми структурами, то это бесполезно.

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments