А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Шестидневная война и пятидесятидневная операция. Часть 7.

Шестидневная война и пятидесятидневная операция. Часть 7.

А публично объявлять об эвакуации, притом, что некоторые вовсе не хотели уезжать, ведь им нужно было заниматься своим хозяйством, коровниками и так далее... Поэтому объявлять эвакуацию было неправильно, но мы договорились с местными властями, что поможем каждому, кто захочет уехать, и это было правильно.

это было правильно? Это же надо уметь, не совершить ни одной ошибки за время пятидесятидневной операции, и при этом оставить свой народ в ожидании неизбежной, новой войны! Надо же иметь хоть немножко скромности! – А.Ш.)

Андрей Кожинов: Да, но это не целенаправленная эвакуация силами государства - эвакуация строилась на личной инициативе и добровольных началах, притом, что не всегда были комплексные решения для всех…

Моше Яалон: Все началось с волонтерства, но при нашей поддержке и с нашей координацией. При министерстве обороны есть управление по чрезвычайным ситуациям, возглавляет его человек, известный всем главам местных советов. Они знали, что надо обращаться к нему и знали, что если кому-то не нашлось место в семье волонтеров, или в каком-то кибуце, то мы о нем позаботимся и поселим в интернате, или в здании общества помощи солдатам. Поэтому мы руководили этим процессом, и государство частично участвовало в этом. Мы не хотели объявлять общую эвакуацию по понятным причинам, но каждый, кто решал уехать, имел такую возможность.

( И что это за «понятная причина». Неужели, это нежелание премьера объявить войну – войной? Но что тогда это было? Ведь если это не было войной, то значит авантюрой или непомерно дорогим экспериментом на выживание! - А.Ш.)

Андрей Кожинов: Что случится, когда ХАМАС после переговоров в Каире возобновит обстрелы?

Моше Яалон: Реакция будет очень жесткой. Они знают, на что мы способны. Не уверен, что они захотят повторения того, что было, но если они решат нас снова испытать, им придется пережить те же неприятности, которые они пережили сейчас.

(То есть, мы снова сядем на ту же карусель и помчимся по знакомому кругу? Тогда, спасибо за развлечение! - А.Ш.)

Андрей Кожинов: Премьер-министр говорит о "новом политическом горизонте", Абу-Мазен сейчас выдвигает новую инициативу в ООН. Вы последовательно противитесь передаче территорий и даже самому факту переговоров, не говоря уже о переговорах с палестинским правительством национального единства... Это выглядит следующим образом: палестинцы перехватывают инициативу при американской поддержке - Саиб Арикат сейчас встречается с Керри в Вашингтоне, - а мы вновь лишь реагируем, находимся в определенного рода стагнации.

Моше Яалон: Во-первых, внешнеполитическое решение вовсе не должно строиться на давно провалившихся концепциях. И все, что нам сейчас предлагают, вроде ухода из Иудеи и Самарии в течение трех лет и тому подобное – это провалившаяся концепция.

Именно в силу того, с чем мы сейчас столкнулись в Газе, можно ли от нас требовать, чтобы мы ограничили свободу действий нашей армии в Иудее и Самарии? Ведь когда мы вывели войска из Иудеи и Самарии, а так оно и было до 2002 года, до операции "Защитная стена", в Туль-Кареме, Дженине и Шхеме укоренилась инфраструктура террористических организаций всех мастей – ХАМАСа, "Исламского джихада" и прочих, и оттуда отправлялись террористы-камикадзе.

(Но что предлагает министр вместо «провалившейся концепции»? То есть, какую концепцию предлагает он сам, как политик? Ведь ФАТХ ничем не лучше, чем ХАМАС, да и цель у них одна. Разве можно отличить молодежь Рамаллы и Газы? - А.Ш.)

Андрей Кожинов: А если сегодня, это, не дай Бог, повторится, то у них будут уже и минометы, и ракеты... Можем ли мы позволить себе подобные обстрелы аэропорта Бен-Гурион, Тель-Авива и так далее?

Моше Яалон: Ни за что! Это и есть урок операции "Несокрушимая скала". Мы ведь вышли из Газы. Не только сегодня! Мы еще в 1994 году передали ответственность за Газу Арафату, ООП. И что из этого вышло? Под эгидой ООП, на территориях, подконтрольных палестинской администрации, на которых мы не действовали – то есть в самой Газе, в Хан-Юнесе, в Рафиахе – произросла инфраструктура ХАМАСа, "Исламского джихада" и всех прочих... Разве мы хотим чего-то подобного здесь, в Иудее и Самарии? Хамасстан с иранскими прихвостнями, именуемыми "Палестинским исламским джихадом" и всеми прочими разновидностями всемирного джихада вроде ИГИЛ, "Джубат ан-Нусра", "Аль-Каида" и прочими?

Это ли обеспечит нам безопасность в Иудее и Самарии? Да, это будет прямой угрозой и иорданскому королевству! Надо мыслить незашоренно. Когда говорят о политических горизонтах, надо видеть, что происходит на всем Ближнем Востоке, а на нем происходят разительные перемены. Сейчас тут сформировались лагеря, враждебные и нам, и египтянам, и иорданцам, и саудовцам и всем арабским суннитским государствам.

Это иранско-шиитская ось, включающая сам Иран, сирийский режим и Хизбаллу, это братья-мусульмане, враждебные всем этим странам и всевозможные вариации на тему всемирного джихада. Именно тут нужно искать внешнеполитические горизонты, а не в провальных концепциях.

(При всем желании, я не в состоянии понять в чем состоит «урок «Несокрушимой скалы», если мы ХАМАС не уничтожили, как впрочем, и остальных исламистов в Газе? Кому впрок такой   урок? - А.Ш.)

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments