А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Шестидневная война и пятидесятидневная операция. Часть 5.

Шестидневная война и пятидесятидневная операция. Часть 5.

Но не стоит относиться к сухопутной операции как к самоцели. Нам не надо никому демонстрировать свой героизм. Мы должны поступать правильно. Если этого можно добиться только с помощью ВВС, а в последние годы наша армия в этой сфере достигла гигантских успехов... Могу рассказать вот что. Часть спецназа была готова отправиться на операцию по уничтожению определенной цели. А мы атаковали ее с воздуха и уничтожили в момент. Так зачем же рисковать жизнями, если можно атаковать с воздуха? Это обеспечивается гигантскими разведывательными мощностями нашей армии, нашей способностью наводить на цели того, кто должен их уничтожить – не только ВВС, но и флот и сухопутные части. Мы имеем очень точное вооружение и боеприпасы.

Во Второй мировой войне точность поражения цели равнялась примерно километру. А сегодня, когда при точечной ликвидации снаряд попадает в моторный отсек машины, а не в салон, вы расследуете, как такое вышло. Речь идет о сантиметрах... Когда вы обладаете такими возможностями, зачем рисковать жизнями солдат? В случае с туннелями мы поняли, что в данной ситуации это невозможно, и нам пришлось ввести войска, чтоб найти туннели, заминировать и нейтрализовать их, вот мы и провели сухопутную фазу. Но если можно обойтись без нее, тем лучше.

(Но, туннели - это следствие, а причина находится в штабах, которые надо уничтожать в первую очередь. Здесь авиация бессильна, а требуется спецназ при поддержке регулярной армии. А коль штабы остаются   нетронутыми, то значит, есть кому, используя перемирие, восстановить инфраструктуру   террора. И в этом ракурсе, именно они, выглядят, как «Нерушимая скала». Разумеется, мы тоже остались при своих интересах, но какой, дорогой ценой! – А.Ш.)

Андрей Кожинов: Вы в прошлом говорили, что палестино-израильский конфликт нельзя решить - им можно управлять.... Это то, что мы делаем по отношению к Газе? Управляем конфликтом? Уничтожаем ту или иную точечную угрозу время от времени?

Моше Яалон: Во-первых, если есть конфликт, который можно решить, то я за то, чтоб его разрешить, включая военное решение. Но я уже много лет живу и имею дело с проблемами этого региона. Кое-кто полагает, что израильско-палестинский конфликт можно разрешить посредством некоего договора. Факт: этого не произошло. Да, есть такая склонность... Она естественна, ведь каждый хочет мира прежде всего, и я как никто другой хочу мира...

Во-вторых, мы все хотим решения. Нам вынь да положи выход, прямо сейчас. Но и этого не получается. Мы вот уже 20 лет ведем мирный процесс с палестинцами, а решения все нет. Видимо, потому, что дело сложнее, чем кажется, тут есть сущностные проблемы и тому подобное. И когда различия позиций сторон столь велики, то надо локализовать конфликт, так как решить его нельзя. Опять-таки, если бы было какое-то моментальное решение, не впутывающее нас в трясину Газы, я бы тут же взялся за это. Но не думаю, что положение таково. Мы знаем, к чему идем, и ХАМАС эта операция вряд ли усилила, скорее ослабила, а в долгосрочной перспективе, возможно, произойдут перемены, которые сметут и ХАМАС, и к этому надо вести дело.

( Министр говорит: «Мы вот уже 20 лет ведем мирный процесс с палестинцами, а решения все нет». Но может быть потому, что они не палестинцы, а арабы, которые претендуют на национальный дом евреев, без каких либо на то исторических и юридических оснований. И арабское государство в Палестине, уже существовало за десятилетия до того, как был возрожден Израиль. Это Иордания! И занимает она 76% территории Палестины. Вот бы профессиональному воину и министру, ответственному за безопасность страны Моше Яалону озвучить публично эти истины, и тогда мирный процесс обретет здравый смысл. И может тогда, к нам с уважением, отнесется прогрессивное человечество! А пока мы повторяем за арабами их мифы, инсинуации и откровенную ложь, мы всегда будем на поводке у террора, измышления которого, принимается миром, как данность.– А. Ш.)

Андрей Кожинов: Но не складывается ли ситуация обратным образом? То есть ХАМАС наоборот получает международное признание? Американцы хотели, чтобы мы вели с ХАМАСом переговоры, и египтяне тоже - несмотря на то, что они фактически "задавили" братьев-мусульман у себя, а есть еще Турция и Катар. После операции кажется, что ХАМАС получает новую легитимацию - а правительство национального единства продолжает существовать...

Моше Яалон: Никакой международной легитимации ХАМАС в результате этой операции не получил. Катар и Турция поддерживали ХАМАС и до операции, и, видимо, будут поддерживать и после нее, так как это и есть региональный лагерь братьев-мусульман. Кстати, это небольшой лагерь, он гораздо меньше арабского суннитского лагеря, на многое смотрящего так же, как и мы. Этот лагерь включает Египет, Иорданию, Саудовскую Аравию, Эмираты, Бахрейн, Кувейт... Это крупнейший лагерь. ХАМАСу не удалось вывести людей на улицы в арабских странах. Даже там он изолирован. Были попытки, в том числе и со стороны США, к нашему сожалению, привлечь катарско-турецкую ось к переговорам и обеспечить прекращение огня.

Мы, то есть кабинет, отвергли это с порога. Нужно проявлять стойкость и в отношении наших американских друзей, когда идея должна быть отвергнута. Вот мы ее и отвергли.
Так что, ХАМАС не выиграл ничего. Он остался изолированным на международной арене, где он считается террористической организацией, изолирован он и на арабской арене, а Египет вообще считает ХАМАС своим врагом. А то, что нам приходится вести переговоры с теми, кто нас обстреливает... Во-первых, мы не ведем с ними прямых переговоров и не обсуждаем внешнеполитические вопросы. И вообще, так бывает во всех войнах. Так было и в случае с "Хизбаллой", но переговоры не ведутся напрямую. Там были американские посредники, которые общались с сирийцами, а уж те говорили с "Хизбаллой". А тут есть Египет, ведущий переговоры с ООП, представитель которой возглавляет делегацию. Но в конечном счете надо было добиться от прекращения огня от ХАМАСа, и нам это удалось. При этом ХАМАС ничего не выиграл ни в международном плане, ни в плане легитимации.

(Но обратите внимание! «Хизбалла» после «поражения» не только восстановила (под прямым «контролем» войск ООН) свою военную мощь, но и вошла в правительство Ливана с правом вето, а ХАМАС создал единое правительство с ФАТХом, и теперь после «поражения» имеет все шансы   возглавить ПА. Разве это не легитимация. Так что после выборов, мы с ним будем вынуждены говорить на «вы». И все о том же разделе нашего исторического наследия,   а иначе будет новая война, но, в еще более тяжелых условиях. – А.Ш.)

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments