А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Подлость восторжествовала! Часть 2.

Подлость восторжествовала! Часть 2.

Автор пишет: «Либеральная пресса на пару с Российским еврейским конгрессом довольно скоро сделали из Фарбера жертву антисемитизма. «Дело Фарбера» стали сравнивать с «Делом Бейлиса», что не могло ни вызвать бурной полемики. И Фарбер предстал своей теневой стороной - циничным растлителем русской деревни, насаждавшим ушу с феншуй, уродующим патриархальный уклад сатаническими обрядами».

(Вот так деревенские сплетни в обработке члена редколлегии «Литературной газеты», превращаются в оговор, который по своей омерзительности, мало в чем отличается от оговора Бейлиса. Это и есть теневая сторона российской, бытовой юдофобии. И вообще, на деревне, интеллигентов не любят и особенно когда они не пьют. А где, как ни за рюмкой, вести задушевный разговор, особливо, если рюмка с граненый стакан. А Фарбер, скорее всего не пил, а значит - чурался общества. Вот вам и обида одной половины, мужской, и недоумение женской. Одним словом чужак! – А.Ш.)  

Автор пишет: «Понятное дело, никакого антисемитизма в этой истории нет в помине, на месте Фарбера вполне мог оказаться какой – нибудь Красильщиков. Претензии были бы те же, если б решил он вместо традиционного веселья на Масленицу устроить венецианский карнавал. Или уволить худрука клуба, мать четверых детей, из –за ее недостаточной креативности.

(Креати́вность (от англ. create — создавать, творить) — творческие способности индивида, характеризующиеся готовностью к принятию и созданию принципиально новых идей, отклоняющихся от традиционных или принятых схем. И разве только Фарбер увольнял сотрудников за явное несоответствие занимаемой должности? Но если он незаслуженно обидел женщину, то это бы обязательно прозвучало в обвинительной речи прокурора, ибо он постоянно испытывал дефицит фактов и даже был вынужден фальсифицировать оные, на пару с судьей. Ведь после каждого пересмотра дела, от обвинения оставались жалкие крохи.

Что же касается виртуального Красильщикова, вместо художника с академическим образованием, то на кой ляд ему нужны были эти перестройки. Жил бы себе по понятиям, как генподрядчик, прокурор или судья и не знал бы горя. И вероятнее всего, был бы с ними в доле. Ведь судья вообще не хотел принимать к сведению, что Илья Исаакович, дабы ускорить капитальный ремонт, вкладывал в это свои деньги.

Согласно версии Фарбера, он периодически одалживал деньги подрядчику работ на продолжение строительства, а также покупал строительные материалы на свои деньги. И это легко можно было проверить. По счетам за материалы и по свидетельству рабочих, нанятых лично Фарбером.

По утверждению Фарбера, неопытного в таких делах   человека, подрядчик обещал вернуть эти деньги после окончания работ, составления акта об их приеме и получения оплаты (2,5 млн рублей) из государственного бюджета.[5][6] Но не только обманул, но и требование Фарбера о возвращении своих денег, превратил в вымогательство взятки, и донес об этом в ФСБ. Все, как в «лучше» советские времена, кто первым донес, тот и в фаворе, а другой - на лесоповал. Ибо,   советской родине были нужны и те, и другие!

Что же касается антисемитизма, то проговорился сам прокурор! Президент Российского Еврейского Конгресса Юрий Каннер обращает внимание на то, что явно антисемитское высказывание гособвинителя «А может ли человек по фамилии Фарбер бесплатно помогать деревне?» - было проигнорировано судьей Андреевым.[6]    А раз проигнорировал, знать одного поля ягода! – А.Ш.)

Автор пишет: «Однако Илья Исаакович полон противоречий. Дети местной начальницы, приютившей московского гостя, восхищены им. А сам Фарбер говорит о приемышах, как о своих кровных: «Если я даже умру, их моя фотография будет воспитывать». Но ведь за ложный пафос и пошлую самонадеянность не дают семь лет?»

(Пухнавцеву не понять, что существует таки люди, для которых нет чужих детей. Например   Януш Корчак (Гольдшмит), который После окончания университета начал работать в детской больнице, однако в 1904-м ему пришлось надеть военную форму: началась Русско-японская война, и Гольдшмита призвали на фронт. Вернувшись домой, он продолжил врачебную практику и вскоре стал известным врачом. Однако большую часть дохода Корчак тратил на лекарства для бедных, из-за чего прослыл среди коллег идеалистом, кое-кто даже называл его сумасшедшим. Потом он руководил домом еврейских сирот, и когда   немцы отправили, опекаемых им детей в лагерь уничтожения, он добровольно отправился вместе с ними, где   и погиб в 1942 году. А ведь он был всемирно известным детским врачом, ученым и писателем, и немецкие офицеры предлагали ему остаться, несмотря на то, что он еврей! Это вовсе не пафос - это душа сохранившая детскую чистоту… Кстати, детей, показной добротой не обманешь! – А.Ш.)

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments