А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Мой папа не был героем. Часть четвертая.

Мой папа не был героем.
Часть четвертая.

18.
В погоне за фронтом, все безмерно устали. Шли практически без остановки, останавливаясь на привалы, только ради того, чтобы дать лошадям отдохнуть. Дни сменялись неделями, но линия фронта, которую обозначала артиллерийская канонада, все еще казалась недосягаемой. Иногда доносились звуки короткотечных боев, то сбоку, то сзади. От укачивающей рутины притупилась и бдительность. И однажды, внезапно, в ним открыли огонь из немецкого бронетранспортера. Первая фура, от резкого поворота, рухнула набок и только один, из ее пассажиров, сумел вскочить на ноги, и броситься вдогонку, за остальными. Другие, то есть четверо, либо погибли, либо были захвачены врагом. От погони драпали галопом и остановились, только когда у лошадей, стали подкашиваться ноги.
-Немцы в лесу? – Недоумевал отец ,- что это значит?! Теперь придется двигаться с
разведкой, а значит - еще медленнее…
И снова мысли об ответственности за людей… Но с другой стороны, разве легче
зависеть от решения других?
Столкновение с немцами имело и другое продолжение. Над лесом начал летать
самолет разбрасывая листовки. Бойцы принесли одну из бумажек. Отец прочитал вслух
- Предлагают сдаться , так как другого выхода нет… Москва окружена и падет в
ближайшие дни. А на территориях, которые находится, под контролем германской
армии, быстро налаживается мирная жизнь… Писал – явно не дурак! Для тех , кто
мечется, как мы по лесам, эта бумажка может показаться, пропуском в рай! Так может
кому – то - так и показалась, - отец внимательно посмотрел на своих товарище, - мне во
всяком случае туда заказано. Да и старшина не отпустит. Мы как – то забыли, что
кроме фашистского окружения, еще и находимся - под конвоем… Мы просто обязаны
добраться к своим и этим доказать, что все подозрения против нас, были напрасными.
Каждый из нас - свидетель другому… Мы должны беречь друг друга, чтобы вернуть
себе доброе имя, и в конце концов, увидеть свою семью!
Другой задачи у нас нет! А убираться надо побыстрее! Уж больно точно сбросили эту
пакость!
19.
Прошла еще неделя. Теперь уже двигались - предельно осторожно. На привалах,
старались не оставлять следов своего пребывания. Заходить в деревни, не было
смысла. Еды хватало, а водички, благодаря дождям, было даже чрезмерно много.
Однажды разведчики привели двух , давно не бритых, мужчин, и только по остаткам
формы, можно было догадаться, что это военнослужащие. Одного, видимо от голода, все
время, неудержимо тянуло на рвоту, а второй, от слабости, тут же свалился назем.
Старшина, для начала, дал им пожевать, размоченные в воде сухари, а потом ,
разбавил немного спирта и предложил им выпить. Отказа не последовало.
-Будут жить !- Резюмировал старшина ,- а пока , помогите им забраться на телеги… А
через пару часов, еще раз покормим…
-Пить ,- попросил один, из вновь прибывших.
-Дайте ему, воду с сахарком ,- предложил отец.
- Не надо - с сахаром! Дайте водочки ,- простонал тот в ответ.
-Это дорогой, если выберемся к своим!
А когда они остановились на дневку, один из тех солдат, обратился к папе.
-Товарищ командир , вы меня не узнаете ?! Служили вместе под Читой! Вы нас еще, на
Березине переправляли… А потом сдали в госпиталь…
-Так разве вас не эвакуировали?!
-Немцы напали по пути… Им красный крест, до задницы… Побросали , к нам в кузова, гранаты… А того доктора, что был с генералом - застрелили, на глазах у сестренок. А что с ними сделали! Нормальному мужику - такое в голову не придет… Стрелять их надо, как бешенных собак! Нам комиссар говорил, что их пролетариат, ничего фашистам не позволит! Так где он, этот пролетариат?!
- А как же ты спасся?
- Немец побрезговал в кузов залазить! Там после гранаты - такое творилось! Стрельнул он пару раз наугад и ушел… Потом я встретил Степана… Так и бродили вдвоем…
- А тот генерал был с вами?
-Нет… За ним еще на месте прислали самолет…
20.
Как известно, беда не приходит одна. Они ехали шагом, по лесной , давно не езженой дороге, когда из – за ближайших деревьев раздалась команда: «Стоять! Руки вверх!» Глупее всего - было сразу подчиниться, и отец - первым спрыгнул на землю и залег, используя воз, как прикрытие. Остальные последовали за ним…
-Вы окружены, - крикнул тот же голос , - и ваши разведчики у нас!
-Так в чем вопрос? - Спросил папа , - если вы свои, то покажитесь!
-Для кого свои, а для кого нет… Ваши люди без документов…
-У меня их документы, - сказал старшина, - выйди - покажу!
-Нашел дурака! Положите на землю оружие, а сами отойдете в сторону!
-Да ты, похоже, нас боишься! – Крикнул ему папа, - а еще болтаешь - «окружены»!
А что, если я встану?!
-А ты попробуй!
-Если попробую, то только из пулемета! Ты сам хоть пороху нюхал, или воюешь, только языком!
-Нюхал… Побольше тебя! А чего опасаюсь, так вы больно похожи на банду…
-Судя по твоей осторожности, людей у тебя не очень много, - говорит ему отец, - так что лучше не жди, когда нам надоест лежать… Сделаем так… Старшина, он у нас главный, предъявит тебе - свои полномочия… А когда ты убедишься, что все в порядке, мы вместе выходим на дорогу и решаем , что делать дальше.
-Только пусть старшина снимет ремень и подымет гимнастерку !
-Согласны…
Солдат, действительно, оказалось всего трое. Они, в этом секрете, охраняли штаб, одной из разбитых частей . Получив в качестве премии , пару банок консервов и сухари, старший поста окончательно подобрел и не только вернул папиных дозорных, но и послал с ними своего бойца - указать дорогу.
21.
Штаб – представлял собой несколько больших палаток, которые были хорошо маскированы с воздуха, но над полевой кухней подымался густой столб дыма.
- Смотри, как дымят, - заметил отец, - а летают одни немцы! Странно!
Встретивший их офицер, едва глянув на пеструю команду отца, брезгливо скривился, и спросил.
-Что за банда?!
-Я бы попросил подбирать выражения! - Остановил его отец, - мы с вами в одном звании, и это не банда, а сводный отряд… Мы, выбираемся из окружения!
-В данный момент, вы на территории моей воинской части, - резко парировал штабист, - так что извольте подчинятся! Всем стать в одну шеренгу, а оружие сложите на повозках!
-Вы не боитесь, что вас немцы засекут с воздуха, - поинтересовался отец, - невдалеке отсюда нас обстреляли…
Капитан явно растерялся и не нашел, что ответить.
-Выполняйте приказ, - сказал он, - я сейчас вернусь.
Минут через пять появилась группа офицеров с оружием в руках. Несколько из них стали сзади шеренги.
- Мы арестованы? За что?! – Спросил отец. Но ему не ответили.
Это же надо было прийти к своим и попасть в новую переделку. А давешний капитан вернулся с человеком в солдатской плащ – палатке, с капюшоном, надвинутым глубоко на глаза. Тот прошелся несколько раз между противостоящими сторонами, а потом сказал.
- Ну кто так встречает соратников. Всем спрятать оружие! Людей помыть, переодеть, накормить, а потом решим, куда их определить, - и таинственный начальник ушел.
Что – то знакомое почудилось отцу в его голосе, вернее в манере отдавать распоряжение, но ведь это были ясно свои… И он предложил отряду сложить оружие.
-Все документы у меня, за исключением двоих бойцов, - объяснил старшина старшему из офицеров, - они к нам примкнули уже в дороге. Но одного из них знает наш командир… Был еще вольнонаемный водитель, но он видимо погиб, вместе с тремя другими, когда мы попали в засаду…
- Старшина, идите за мной, - приказал офицер, - там все подробненько опишите! Остальным готовится к помывке… Все грязное снять и сложить в одну кучу… Получите новое!
Перед уходом старшина шепнул отцу.
- Не похоже, что у них здесь вещевой склад. Так что не спешите раздеваться. На всякий случай держитесь рядом с оружием! И до моего возвращения никакой бани!
- Я и сам об этом подумал, - согласился отец, - с таким почетным эскортом в баню не водят, - и он кивнул в сторону офицерского оцепления.
Потом прошло, не более пятнадцати минут, как на полянке снова появился старшина. Он двигался не спеша, сохраняя видимость спокойствия, но едва поравнявшись со своей командой - шепнул отцу.
-Арон, командуй отступление, начнут стрелять, придется ответить… Потом , все объясню!
Схватить в руки оружие - стало делом одного мгновения…
-Если не начнете, то мы тоже стрелять не будем, - обратился отец к офицерам штаба, - а теперь уходим!
И они ушли без единого выстрела. Скорее всего - офицеры струхнули. С пистолетами против пулемета, не очень – то повоюешь. А когда отъехали достаточно далеко, то старшина поведал о том, что произошло с ним, в штабной палатке.
-Капитан тот бегло просмотрел документы, а потом довольный улыбнулся: « Банда, она и есть банда! И чего твой капитан обиделся! Но вам повезло… Наш генерал уходит к немцам… Потому и дымим, чтобы не бомбили! Тебя старика - поставим по специальности, и твои арестанты нам в самый раз! А тех двоих, что вы подобрали - уберете сами! Я ведь сразу смекнул, когда увидел ваши полные телеги! Богато живете - не плохо бы и поделиться!
- Так ты наган мне верни, - говорю ему, - и он, представьте, вернул, а я им - его же по башке… Даже не пикнул!
- А ведь тот в капюшоне, нас не узнал, - сказал старшине папа, - где у тебя тот орден? Дай сюда.
Старшина подчинился, а отец размахнулся и бросил орден куда подальше…
- Так ведь за дело получил, - пожал плечами старшина.
- За спасение предателя! – Заметил отец, -а теперь об этом забудем…
22.
До линии фронта, добирались еще несколько дней. Однажды ночью, они увидели, вспышки выстрелов, направленных в их сторону. Сомнения не оставалось – там наши. А у немцев, там еще не было сплошной линии фронта. На их стороне, вдоль линии огня курсировали подвижные патрули на бронетранспортерах в сопровождении танков. Папа заметил, что когда наши открывали огонь, то фашисты на время, прекращали пускать осветительные ракеты. То ли экономили их , то ли засекали огневые точки. Вот он и предложил использовать, для броска, моменты затемнения, хотя и надо было бежать навстречу дружественному огню. А чтобы хватило времени, на всю дистанцию, то они еще в сумерки заняли исходную позицию. А двигаться вместе, было нерационально. Чуть ранее они разбились на группы, по два - три человека. Перед этим попрощались, и вперед за реабилитацией!
Отец со старшиной, залегли у края сгоревшего поля. И едва началась пальба, то вскочили и помчались, как зайцы во время собачьей охоты, виляя то вправо, то влево, то падая, то подымаясь.. В какой-то момент батя обнаружил, что бежит уже один. Оглянулся и видел, что старшина, сидит на земле, низко опустив голову. Разве он мог не вернулся? А потом тащил товарища, пока ни свалились в окоп.с благодарностью вспоминая своих тренеров и тренировки. Уже потом выяснилось, что у старшины было ранение головы. Он ею всю дорогу мотал из стороны в сторону, так как из – за контузии ничего не слышал, ну а темнота и слепящие вспышки, вообще лишили его ориентации. И этот эпизод, и то что произошло чуть позже, стало началом их пожизненной дружбы.
Свои, как всегда, оказались на уровне бдительности, и для начала перемещали их по разным инстанциям, опрашивая по отдельности и на очных ставках, пока однажды ни закрыли в большой конюшне. А там их ждал большой сюрприз, тот самый капитан из штаба предателя - генерала. Вопреки ожиданию, он даже обрадовался!
- Мне тут не верят, - сообщил он сходу, - а ведь я спешил сообщить, что генерал со штабом, собрался переметнуться к немцам… Но опоздал!
- Да что ты говоришь, - усмехнулся старшина, - а кто меня уговаривал предать?!
-Это я тебя проверял!
-И вернул наган, чтобы я пристрелил своих ребят?! Кончай коптить нам мозги! Не мы ли тебя подставили, тем что сбежали ?! Потому и смылся следом за нами и теперь строишь из себя благородного!
-А если и так! – Огрызнулся капитан, - но если будет слово против слова, то я скажу следователю, что задержал вас, как банду мародеров, у которых телеги были забиты всяким военных и гражданским добром! Я все понял, когда генерал отпустил пленного полковника и отдал ему одну из наших машин, а он через пару дней вернулся… Вам, нужно будет только сказать, что это я вам помог уйти от расстрела, а сам поспешил к нашим, чтобы раскрыть этот заговор! Так что выбирайте - либо светлое будущее, либо виселица на троих!
- А ты о нас ничего не болтал? - Поинтересовался старшина.
-Не было повода!
-Ну тогда и не будет! – Внезапно согласился старшина, - а за голову прости…
-А как насчет той баньки, - спросил отец, - нас бы помыли до того, как хлопнуть, или после?!
-Да не было там баньки! - Хихикнул капитан, - генерал почему - то приказал убрать первым тебя , - и он указал пальцем на отца. Вы были знакомы!
Но отец ушел от ответа.
-Если мы договорились? –Продолжил капитан, - так давайте продумаем каждое слово, чтобы нас на этом не поймали! Значит я вас спас от расстрела, а что было с вами до этого, меня не интересует. Да и вас не должны интересовать мотивы, почему я так поступил. На это отвечу я сам! Да вам и врать не надо…
- Глядишь, тебя еще и наградят, - будто выдохнул папа, - геройский ты мужик!
-Вот так и скажешь!
Отец в сердцах сплюнул и отвернулся к стене. На душе было погано и он долго не мог уснуть, а заснул, как провалился.
Утром его разбудил старшина.
- Капитан повесился! Нашел веревку и повис… Наверное со страху, что мы его выдадим…
- Так надо сказать часовому!
- А ты посмотри, который час! Мы в это время должны спать, как маленькие… Кроме того, он завис в самом дальнем углу, так какого черта мы туда, среди ночи, таскались? А где будут лишние вопросы, там и капкан! Встанем утром, как будто ни его и ничего не знаем!
-А ты ему, случайно не помог?
- Зачем! Там до балки совсем невысоко. Вся тяжесть лежала на душе! И теперь он совсем легкий!
-Хватит так о покойнике,- поморщился папа.
-Может лучше висеть рядом с ним?
- Он бы на нас донес не задумываясь!
-Так это ты его?!
- Докажи! А если даже так, то больше не пожмешь мне руку?
- О чем ты?! Он для меня, что фашист!

23.
Уже когда, дяди Славика , то есть старшины, не стало, а отец, в очередной раз, надолго залег в военный госпиталь, я навестил его, с обычной передачей, в состав которой, обязательно входила бутылка, из под минеральной воды, но с водочкой, по самое горлышко. Сам он мог выпить не более рюмки… Остальное доставалось компании, таких же, как он , военных пенсионеров. Обычно, он сразу же отправлял меня домой, но на этот раз, он вышел со мной, в больничный скверик, и сказал.
- Знаешь сынок… У меня белокровие… Это точно… Маме ни слова! Давай немного посидим… И там он признался.
-Нас, с покойным дядей Славиком, связывали не простые обстоятельства. И меня мучает то, что я не смог поехать на его похороны, и боюсь, что мне уже не удастся посетить его могилу. Это сделаешь ты! Ты много раз просил рассказать, о пережитом на войне… Я отшучивался… Потому что правда о ней, перемазана в грязи и крови. А пройти через это, и не замазаться – было невозможно…
И отец мне подробно поведал о первой встрече с дядей Славиком, в качестве начальника конвоя, а закончил эпизодом в той конюшне. После того, как капитана вытащили из петли, их тщательно допросили, но они дружно сослались на незнакомство с этим человеком. Их, еще пару недель, подержали под замком, до уточнения личности. Первым подтверждение пришло на дядю Славика… НКВД быстро признало своего служащего, и тут же вернуло в свои ряды, по основной квалификации. А потом, запрос на папу, подтвердила Чита, да и на ту награду, которую выбросил отец, пришло подтверждение. Предатель оказался обязательным. Так папа узнал фамилию того генерала, но мне ее не сказал, а вместо этого пояснил: «Не каждым знакомством можно гордиться!»
А с дядей Славой, они связи не теряли, а когда встретились после войны, отец таки спросил его.
-И все – таки ты его повесил?
-А не ты ли мне, как - то сказал, что порядочный человек не должен пропадать из-за подонка, - ответил он, - а нас было, даже не двое - больше! Кто его знает, сколько наших ребят тогда спаслось! А потом, дядя Славик, вдруг признался.
-А знаешь Арончик, я все - таки в банде был!
Но это уже другая история и касается только дяди Славы.
Tags: блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments