А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Сезонная распродажа идей в лавке старьевщика. Часть 3.

Сезонная   распродажа идей в лавке старьевщика. Часть 3.

Моя семья также многого добилась. Отец был президентом, дядя, Абба Эвен, – министром иностранных дел, дед – главным раввином. Мать и тети занимались общественной работой. Но и за мной – десятки лет политической деятельности. Я успешно выполнял обязанности министров строительства, туризма, социального обеспечения.

(Почему же ты досрочно уволился   с последнего места работы и оставил без своей заботы клиентов службы социального обеспечения. А сколько ты построил домов для нуждающихся - будучи в министерстве строительства, и насколько увеличилось число туристов, за время, что ты там руководил. Или нам приказано - верить тебе на слово? - А.Ш.)

Когда меня избрали председателем оппозиции, мне говорили, что у меня никаких шансов. И вот, год спустя, мы накануне досрочных выборов».

(Так, неужели, это Герцог развалил коалицию? Что же касается шансов, то для потенциального лидера нации, просто неприлично, до такой степени доверять опросам, особенно тем, что сам заказал. – А.Ш.)   

Вигдорчик: Согласно опросам, выходцы из бывшего СССР, как правило, не склонны поддерживать "Аводу". Те из них, кто придерживается левых взглядов, обычно голосуют за МЕРЕЦ.

Герцог: «Жаль, что так происходит. Репатрианты мне очень дороги. Не только потому, что мой отец был президентом, когда мы получили этот исторический подарок, и не только потому, что туда уходят семейные корни моей матери и моей жены. Нас многое объединяет: стремление к образованию, к достижениям, важность культурных ценностей, в том числе – универсальных. Эти универсальные ценности – базовые как для меня, так и для репатриантов.

Когда я учился в школе, началась алия 60-70-х годов, а когда мы жили в Нью-Йорке, то директор школы брал нас на демонстрации в поддержку отказников – Натана Щаранского, Иды Нудель и парня, оказавшегося практически моим сверстником – Юлия Эдельштейна. Несколько дней назад директор той школы, которому уже за 80, приезжал ко мне. И мы вместе позвонили Эдельштейну, рассказать ему об этом.

(Так мы почти родня. Остается самая малость. Совместить добрые чувства с реальной жизнью. Ведь мы вернулись на Родину, но и здесь нам показывают за порог. И пол беды, когда это говорят евреи, ведь с дураками не спорят, а другое дело, когда это говорит израильский араб. Вот тут и начинается большая   политика! Если мне, в собственном национальном доме не позволяет жить иноземец, то выбора нет, либо он – либо я.

Но между нами есть существенная разница. Я высадился на своей конечной станции, а у араба она не здесь, и если обстановка ему не подходит, то всегда есть возможность репатриироваться. Ибо в каждой фамилии араба заложен обратный адрес страны, откуда иммигрировали его предки. Все очень просто, если бы законы, которыми руководствуемся мы, в той же степени касались и   религиозных и национальных меньшинств. Ведь это такие же, как и мы люди, которых напрямую касаются общие правила - без всяких   на то - статус – кво. – А.Ш.)

Вигдорчик: Как показывает опрос, проведенный нашим сайтом, наличие в списке русскоязычного кандидата не является определяющим при решении, за кого голосовать. Почему вы решили кооптировать в список русскоязычного кандидата?

Герцог: У нас два русскоязычных кандидата, и место, которое занимает Роберт Тивьяев, скорее, можно назвать "пограничным".

Вигдорчик: И какое место займет Ксения Светлова?

Герцог: Его определит Ципи Ливни, но это будет достаточно высокое место, она станет депутатом Кнессета.

Вигдорчик: Почему выбор пал именно на нее?

Герцог: У нее есть все необходимое для успеха в политике. Прежде всего, феноменальная эрудиция. Мало кто из израильских политиков способен говорить на столь блестящем арабском и настолько глубоко разбирается в происходящем на Ближнем Востоке. Она серьезный и обаятельнейший человек. Она также олицетворяет алию 90-х, которая, как я считаю, обязана быть представлена в крупной сионистской партии.

Возможно, ее присоединение к списку ничего нам не добавит, но уж точно не помешает. Но когда мы говорим о повышении минимальной заработной платы, о достойной пенсии, когда мы видим, что наш кандидат на пост министра финансов Мануэль Трахтенберг спас израильское высшее образование от краха, то мы надеемся, что выходцы из бывшего СССР, которых отличает ум и здравомыслие, пойдут за нами».

(Но зачем же так бесцеремонно дезинформировать публику, по поводу заслуг Трахтенберга в спасении израильского высшего образования. Как было на самом деле:   «Профессор экономики Мануэль Трахтенберг, председатель государственной Комиссии по дотациям на высшее образование в Израиле, высказался по поводу возможного сокращения бюджетов на академические учреждения страны.. «Это настоящая угроза всему институту Высшего образования в стране», -подчеркнул профессор. Но решал этот вопрос не Трахтенберг, а совсем другие, и скорее всего - Лапид и Натаниягу. – А.Ш.)

Вигдорчик: Вы рассматривали кандидатуры других кандидатов – представителей "русской улицы"?

Герцог: «Мы давно приглядывались к Ксении. Она очень привлекательный кандидат. Конечно, разные люди предлагали разных кандидатов, и эти кандидатуры также были достойные, но окончательное решение приняла Ливни, посоветовавшись со мной».

(Остается самой Ксении разобраться, в ту ли она угодила компанию. И для нее это не составит большого труда. Человек - она талантливый, а главное, не стать белой вороной. На сером фоне функционеров - это   особо заметно, того и гляди – заклюют! – А.Ш.)

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments