А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Марк Солонин: Запад , как жалкий проситель. Часть 1.

Альберт Шамес mail:felixsh1@zahav.net.il

(Ретрансляция).

Марк Солонин: Запад, как жалкий проситель! Часть   1.

Марк Солонин: Запад - как жалкий проситель у крыльца барина.

Ирина Тумакова Европейские лидеры ведут себя как жалкие вырожденцы. Украина распродала своё оружие  (точнее, Россия руками марионеток Кучмы и Януковича_), а теперь просит его у Запада. Россия всех обманула и переиграла. Писатель Марк Солонин, военный историк, который много лет препарировал историю Великой Отечественной войны, по просьбе "Фонтанки" - сделал то же самое с Минскими договорённостями номер два и со всем украинским конфликтом.

- Марк Семёнович, объясните, пожалуйста, историческое соглашение в Минске. Под ним подписались: президент на пенсии, посол страны, которая отрицает свою причастность к предмету договорённостей, гражданка Швейцарии и два человека, статус которых вообще непонятен, потому что там есть только их фамилии, но нет должностей. Это просто украинские граждане Плотницкий и Захарченко. Кто из всей этой компании отвечает за исполнение обязательств по соглашению? И как отвечает?

Солонин: Что касается отсутствия внятных подписей, то в этом я не вижу ничего особенно важного или удивительного. Формально-юридически самопровозглашённые республики Украина не признаёт. Более того: формально их не признаёт и Россия. Поэтому юридически не мог президент Порошенко заключить соглашение с представителями некоего образования, не признанного никем. Но это – формальная сторона дела. Содержательная сторона в том, что, на взгляд большинства непредвзятых наблюдателей, не существует никаких ДНР и ЛНР. Это марионеточные структуры, целиком и полностью управляемые из Москвы, вооружаемые из Москвы, финансируемые Москвой, персоналии там назначаются и переставляются Москвой. А вести переговоры с марионетками, когда в зале находится президент Российской Федерации, было бы совершенно неуместно. Меня, скорее, удивляет, что там вообще появились подписи господ Захарченко и Плотницкого – при наличии живого Путина в зале переговоров.

Тумакова: Так Россия – не сторона конфликта, с чего бы там подписываться Путину?

Солонин: Совершенно верно. И это одно из многих обстоятельств, которые делают подписанные в Минске бумаги заведомо мёртворождёнными, не имеющими никаких перспектив для реализации. И, соответственно, вызывающими большой и печальный вопрос: а для чего, собственно, 16 часов там находились канцлер Германии и президент Франции? И в чём смысл всего этого непонятного спектакля? Есть конфликт. У него две стороны – Украина и Россия. Но если одна из сторон не признаёт себя таковой и уклоняется от того, чтобы принять на себя обязательства, тогда кто, с кем и о чём вёл переговоры?

Тумакова:   По-вашему, о чём они тогда переговаривались 16 часов?

Солонин: Уже одно то, что они столько времени заседали, – это значит, что 16 часов люди занимались не переговорами, а у-го-во-ра-ми. Значит, одна из сторон поставила себя в положение ценного приза. А все остальные стучали хвостами и изо всех сил упрашивали, чтобы этот "ценный приз" что-нибудь им от себя отломил. Это заведомо проигрышная позиция. Меркель и Олланд, имея за спиной колоссальную экономическую и военную мощь, 16 часов уговаривали Путина подписать какую-нибудь бумагу, с которой им будет не так стыдно и позорно возвращаться домой. А Путин поступил абсолютно предсказуемо. Я бы даже сказал, что в этой ситуации – правильно. Увидев, что эти два товарища готовы опускаться и прогибаться, он их опустил и прогнул ниже уровня плинтуса. И при этом сам даже ничего не подписал, кроме общей декларации того, что все мы за всё хорошее и против всего плохого.

Тумакова: После первых минских соглашений, в сентябре, Вы высказывались более оптимистично.

Солонин: Да, мне казалось, что всё-таки, если Российская Федерация, хотя бы в лице своего чрезвычайного и полномочного посла, под чем-то подписалась, то предполагается, что это будет хотя бы как-то выполняться. Но вот в этом и есть главная разница между первым и вторым минскими протоколами: в том, что второй – уже второй. И теперь мы знаем на практике, что российская сторона не собирается его выполнять. Формально-юридически регулярных воинских частей российской армии на территории Украины нет. Военнослужащий регулярных войск должен носить знаки различия, иметь соответствующие документы и ответственное командование, открыто носить оружие, он должен назвать свою воинскую часть, своё воинское звание и фамилию командира. Это – не мои мысли, взятые с потолка, а краткий пересказ норм международного права, касающихся обращения с военнопленными, комбатантами и нонкомбатантами. Поэтому с правовой точки зрения на территории Украины действуют крупные вооружённые банды. Это не выражение моего эмоционального отношения к происходящему, а сугубо формальное описание ситуации.

Тумакова: И как бы Вы оценили численность этих... формирований?

Солонин: Судя по тем СМИ, которые, на мой взгляд, пользуются достоверными источниками, все пророссийские вооружённые силы в Донбассе имеют численность порядка 30-35 тысяч человек. Из них примерно две трети – это местные кадры плюс формирования всякого рода "казаков" или еще каких-то непонятных общественных организаций из России. А также, по самым максимальным оценкам из имеющихся реалистичных источников, от 5 до 10 тысяч – это российские военнослужащие. Высокопрофессиональные, с опытом боевых действий, именно они являются костяком этих вооружённых сил, они – командиры на всех звеньях, обеспечивают применение сложной современной техники и так далее.

Тумакова: Вы говорите, что российская сторона вооружает ополченцев. Почему же никто, тот же Запад, не предъявит какие-то железобетонные доказательства – документы, спутниковые снимки?

Солонин: На мой взгляд, Запад в данном случае занял правильную позицию: не надо вступать в дискуссию с заведомыми демагогами. Или, как говорят на современном интернет-языке, "не кормите тролля". Всем, кроме конченых идиотов, понятно, что воевать полгода, не получая оружие, боеприпасы, другие виды снабжения, невозможно. Тяжёлое вооружение – танки, самоходные артиллерийские установки, противовоздушные системы, установки залпового огня – невозможно было купить, их нельзя было откопать на огороде или чердаке. В первые недели конфликта ещё можно было выслушивать аргументы о том, что оружие, которое используют вооружённые силы ДНР и ЛНР, – это трофеи, которые они захватили в боях и на складах, получили в воинских частях, перешедших на их сторону, и так далее. С тех пор прошло почти 8 месяцев, но, несмотря на потери в боях, количество тяжёлого вооружения почему-то только увеличивается. Заниматься доказыванием закона сохранения материи – это глупая, проигрышная позиция. Поэтому я считаю абсолютно правильным, что никто из ответственных политических лидеров Запада не собирается трясти какими-то мутными фотографиями и что-то доказывать.

Тумакова: На следующий день после опубликования Минских договорённостей западные журналисты обратили внимание на то, что в документе упоминается система залпового огня "Торнадо-С". Она есть на вооружении только у России, стало быть, сделали вывод журналисты, Россия признала, что вооружает ополченцев. Что означает открытое упоминание этой системы?

Солонин: Думаю, не надо искать злой или добрый умысел там, где всё может быть объяснено обыкновенной глупостью. Это обычный уровень нынешнего делопроизводства. Никто ни о чём не думает. Нет в этом большого смысла. Обычная оплошность. Я видел тысячи страниц советских военных документов, правда, периода Великой Отечественной войны, но я не думаю, что с тех пор что-то сильно изменилось: там тоже есть перепутанные номера, даты. Не стоит за это сильно цепляться.

Тумакова: Украина надеется получить современное американское оружие. Получит?

Солонин: А зачем такие страсти? Оружие, стрелять, бомбить… Я повторю то, что написал 11 месяцев назад, 10 марта 2014 года, ещё до референдума в Крыму: последствия полного экономического эмбарго для России сопоставимы с массированным ядерным ударом.

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments