А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Москва - Буэнос-Айрес. Часть 3.

Москва – Буэнос-Айрес. Часть 3.

Перонизм (нечто среднее между капитализмом и социализмом),как движение популистского типа мог существовать только при наличии тесной эмоциональной связи между лидером и массой. Однако обязанности президента не позволяли Перону так же часто, как раньше, выступать перед рабочими. Эва взяла на себя ответственную и трудную роль связующего звена, особого «посредника» между Пероном и его «безрубашечниками» (голытьба), облечённого доверием самого вождя. Летом 1946 года она начала посещать предприятия и выступать перед рабочими. Помощь беднякам стала одним из важнейших направлений её деятельности. В борьбе за влияние в этой сфере возник конфликт между Эвой, представлявшей интересы правительства, и Благотворительным обществом, отражавшим мнение оппозиции. Нежелание дам-аристократок избрать жену президента почётным председателем общества привело к скорой развязке. В сентябре 1946 года декретом исполнительной власти общество было закрыто, а его имущество конфисковано в пользу государства. Взамен был создан Фонд социальной помощи под руководством Марии Эвы Дуарте де Перон.

(Не правда ли, обычная экспроприация в пользу пролетариата, под знаменем диктатуры Перрона. Нечто похожее творила советская власть. А кто кого копировал – рассказывать не надо. – А.Ш.)

На президентских выборах в феврале 1946 года Перон одержал убедительную победу. Эва стала первой леди Аргентины. Её социальный статус резко изменился. По положению она теперь принадлежала к элите аргентинского общества. Близость к Перону увеличивала её влияние. Он обсуждал с ней важные назначения. Так, с её одобрения, их личный врач, Рикардо С.Гуардо, стал председателем палаты депутатов конгресса, а в 1948 года бывший охранник Хосе Эспехо был назначен генеральным секретарём Всеобщей конфедерации труда (CGT). Доходные должности получили её родственники и знакомые. Брат Хуан стал личным секретарём Перона, мужья старших сестёр — Арриета, Альварес Родригес и Бертолини — получили соответственно посты сенатора, председателя Верховного суда и директора Центральной таможни. Николини сохранил за собой ведомство связи, Муньос Аспири вошёл в штат её помощников, занимаясь написанием и редактированием речей[3].

Официально Эва не занимала никаких государственных должностей. Однако уже в 1946 года она вела приём граждан в министерстве труда (бывшем секретариате), обосновавшись в старом кабинете Перона. Отныне контакты рабочих с лидером движения должны были осуществляться через неё как его личного представителя. В министерстве Эва вела профсоюзно-политическую и социальную работу, по несколько раз в неделю принимая всех, кто нуждался в срочной помощи или хотел передать просьбу президенту. Вначале она была довольно осторожна и официальна. Её сестра Эрминда рассказывает, что Эва старательно запоминала поставленные рабочими вопросы, консультировалась с Пероном, а уже потом давала просителям ответ. Позже она стала принимать многие решения самостоятельно. В сентябре 1946 года Эва появилась в конгрессе, где потребовала от председателя палаты депутатов Р. Гуардо ускорить принятие закона об избирательных правах женщин. Место, которое Эва заняла в политической и общественной жизни, не соответствовало тогдашним представлениям аргентинцев о роли женщины, даже если она супруга президента. Кроме того, отношение к ней во многом определялось идейным противостоянием между перонистским большинством и оппозицией. Оппозиция видела в социально-политической деятельности, развёрнутой женой президента, манёвр, нацеленный на укрепление режима личной власти Перона. Эти опасения во многом были обоснованы, так как Перон сочетал умеренные социальные реформы с ограничением конституционных прав и свобод, а Эва ему активно помогала.

(Ну чем ни «суверенная российская демократия»?! А далее предлагаю статью Владимира Тихомирова под названием - «Та самая Эвита». Я специально прочитал несколько работ господина Тихомирова, где убедился в его объективности и корректном подходе к историческим фактам. Надеюсь и вам будет интересно! - А.Ш.)

08/05/2013

Автор: Владимир Тихомиров, Главный редактор сайта "Исторической правды"

Та самая Эвита.

На прошлой неделе в Аргентине отметили день рождения Эвы Перон - актрисы и «шлюхи», которая смогла стать «Матерью Аргентины» и канонизированной святой, чьего воскресения ждали миллионы человек.

Ее настоящее имя - Мария Эва Ибаргурен Дуарте де Перон – незнакомо большинству аргентинцев, не говоря уж об иностранцах. Ее все знали как Эвиту – это один из ее множества театральных псевдонимов, образованный от соединения имени Эва и испанского словечка evitar, которое можно перевести как «избегнуть судьбы». То есть, Эва–беглянка.


Эва родилась 7 мая 1919 года в небольшой деревушке Лос-Тольдос, что в 300 километрах от Буэнос-Айреса. Ее отец, Хуан Дуарте был зажиточным фермером, а ее мать Хуанита Ибаргурен – обычной прислугой в доме дона Дуарте и неофициальной женой, которая родила ему пятерых детей.


В 1926 году Хуан Дуарте разбился в автомобильной катастрофе, и вдова покойного, все эти годы вынужденная молча терпеть двойную жизнь супруга, тут же уволила Хуаниту и приказала ей убираться из города. Так семья Ибаргурен оказалась в городке Хунин, где Хуанита на полученные по завещанию деньги открыла пансион для воспитания благородных девиц. Понятно, что главными украшениями пансиона стали ее подрастающие дочери – Бланка, Элиса и Эрминда.

А вот Эва никак не хотела замуж. Едва закончив начальную школу, она неожиданно объявила, что хочет сбежать Буэнос-Айрес и стать актрисой. Конечно, опыта у нее было маловато: она всего лишь несколько раз выступала на местном радио с чтением стихов, но Эва была уверена в своих силах. Помог ей знаменитый в то время аргентинский певец Магальди, которого тогда называли «золотым баритоном». Когда Магальди в 1935 году приехал на гастроли в Хунин, Эва пробралась в гримерку к «звезде» и соблазнила его. На следующий день он взял ее с собой в Буэнос-Айрес, пообещав устроить ее актрисой в труппу театра «Комедия» Эвы Франко.

Дебют Эвиты состоялся 28 марта 1935 года – она играла служанку в спектакле «Хозяйка дома Пересов». Ее роль была рассчитана на три минуты - она появлялась с подносом из полумрака кулис, выходила на середину сцены, а потом уходила. Платили ей за каждый спектакль настоящие гроши, за которые было нельзя купить и чашки кофе.

Тогда Эва Дуарте стала подрабатывать в качестве обычной проститутки и фотомодели для порнографических журналов. Позже, став женой президента страны, она приказала уничтожить все эти журналы с ее фотографиями. Сохранилось лишь несколько эротических открыток, на которых молодая Эвита занимается оральным сексом. Снимки должны были возбуждать, однако цель не достигалась из-за неопытности модели и ее испуганного взгляда. И даже после замужества Эва так и не смогла окончательно избавиться от прозвища «кобылы» (так называли в Аргентине уличных шлюх). Рассказывали даже такой анекдот, что однажды Эвита пожаловалась начальнику президентской охраны, отставному флотскому адмиралу, на оскорбительные выкрики в толпе: «Вы слышите? Они меня называют шлюхой!» «Я их прекрасно понимаю, мадам, — невозмутимо ответил ей тот. - Я не был в море уже 15 лет, а меня по-прежнему называют адмиралом».

Событием, изменившим жизнь Эвы, стало ее знакомство с министром радио, почты и телеграфа Анибалом Имбертом, который фактически превратил никому не известную актрисску в звезду первой величины. именно благодаря Имберту Эва получила приглашение на радио вести постановки о самых великих женщинах в мировой истории. Эти постановки, пользовавшиеся в стране немалой популярностью, и сделали голос Эвиты самым узнаваемым в стране.

Кроме того, Имберт познакомил ее с полковником Хуаном Доминго Пероном, одним из лидеров "фашистской" партии Аргентины и вице-президентом правительства. Их первая встреча состоялась 17 января 1944 года - в городке Сан-Хуан у подножия Анд, пострадавшем от землетрясения. Тогда в местном театре шел благотворительный вечер в пользу пострадавших, и Эва, встретившись с полковником Пероном, сказала ему самые заветные и - естественно, давно уже заготовленные и тщательно отрепетированные перед зеркалом - слова.
- Полковник, - сказала она, дотронувшись до рукава его мундира.
- Чего тебе, девушка? - сказал он, не поворачивая головы.
- Спасибо, что вы существуете.


Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments