А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Прогулки по минному полю. Часть 2.

Прогулки по минному полю. Часть 2.

Значит ли это, что вопрос окончательно закрыт? Нет, существует кардинальный способ его решения: заменить 14-ю поправку новой поправкой с исправленным содержанием, т.е. изменить Конституцию в рамках процедуры, предусмотренной ее Статьей V. Но это значит, что сначала обе палаты Конгресса должны одобрить текст новой поправки, причем не простым, а квалифицированным большинством – двумя третями голосов в каждой палате, вслед за чем легислатуры трех четвертей штатов (38-ми) должны ратифицировать поправку большинством в обеих палатах законодательного собрания. И на всю эту процедуру отводится семь лет.

Отцы-основатели американского государства намеренно приняли такую сложную процедуру изменения конституции: они не хотели, чтобы основной закон страны служил политическим футболом. Потому-то за без малого две с половиной сотни лет существования страны было принято лишь 27 поправок к Конституции (и это с учетом 10 изначальных поправок, составивших Билль о правах). Иными словами, с практической точки зрения шансы на успех путем принятия новой поправки к Конституции исчезающе малы.

Известный консервативный правовед Марк Левин ратует за другой метод изменения Конституции, предусмотренный той же Статьей V, – созыв конституционного конвента. Согласно этому положению две трети (не менее 34) штатов должны принять петицию о созыве конституционного конвента для обсуждения предлагаемых поправок к Конституции. Резолюции конвента должны быть ратифицированы опять-таки тремя четвертями штатов. Но петиции штатов сначала должны быть одобрены Конгрессом, который может – и наверняка не упустит возможности – воздвигнуть на их пути частокол процедурных препятствий. В период 1973-1992 было предпринято 22 попытки выработать и провести через Конгресс правила утверждения процесса созыва конституционного конвента, и все до одной зашли в тупик. Словом, рассчитывать и на этот путь решения проблемы якорных детей нереально.

Итак, складывается впечатление, что детям нелегальных иммигрантов, появляющимся на свет в Америке, суждено и впредь автоматически становиться американскими гражданами, инициируя цепную реакцию переезда в Землю Обетованную десятков их близких и дальних родственников. А нам, похоже, только и остается что последовать известному совету: если акт изнасилования неизбежен, нужно расслабиться и постараться получить удовольствие.

Однако многие юристы считают, что это не так. Вспомним еще раз ключевое положение формулировки соответствующего текста 14-й поправки: «подлежащие юрисдикции Соединенных Штатов». То есть дети, родившиеся в США, становятся гражданами, но только в том случае, если они подлежат юрисдикции американского государства. Однако же их родители, будучи нелегальными (или пусть даже легальными) иммигрантами, – иностранцы, и в силу этого не подлежат юрисдикции США. А поскольку дети обычно автоматически наследуют гражданство от своих родителей (этот принцип известен в юриспруденции под названием jus sanguinis), они не могут считаться гражданами США по 14-й поправке, даже если они и рождены в Америке.

И, между прочим, это прямо подтверждено Сводом законов США – в Параграфе 1401(а) Раздела 8 указывается, что родившийся в Америке ребенок иностранного посла, главы иностранного государства или иностранного военнопленного, не является американским гражданином. (Правда, американское законодательство признает в виде исключения возможность двойного гражданства американских граждан, но на страны Центральной Америки оно не распространяется.)

То есть Конгресс, утвердивший Свод законов страны, уточнил 14-ю поправку, введя в нее исключения. А это в свою очередь означает, что 14-я поправка не является абсолютом. И коль скоро Конгресс уже один раз внес в нее изменения, ничто не препятствует ему принять закон, расширяющий толкование поправки и выводящий из-под ее действия «якорных младенцев». Тем более что Конституция наделила его правом решать, кого считать гражданином США, а кого не считать: «Конгресс имеет право устанавливать единообразные правила о натурализации…» (пункт 4, Раздел 8, Статья 1).

Но неужели кто-нибудь поверит, что у лидеров республиканцев в Конгрессе, у которых колени подгибаются от одного сурового взгляда Обамы, хватит смелости поставить ребром такой трудный вопрос? Не говоря уже о том, что даже если Палата представителей и Сенат по воле провидения все же примут соответствующий законопроект и Обама каким-то чудом не наложит на него вето, поборники открытой иммиграции надежно запрут его в судах. Так что не будем наивны – этот путь решения проблемы «якорных младенцев» тоже наглухо закрыт.

Хотя элементарная логика требует этого. Ведь, наделяя гражданством детей нелегальных иммигрантов, мы фактически вознаграждаем нарушение закона! Представьте себе: бандит ограбил банк и передал награбленное своим детям. Значит ли это, что мы лишаемся права вернуть краденые деньги, потому что, отнимая их у плачущих детей, мы проявляем бессердечие? А ведь именно так аргументируют сторонники либеральной точки зрения: нелегальные иммигранты поселились среди нас всерьез и надолго, это непреложный факт жизни, и ничего с этим поделать нельзя.

И если Трамп будет педалировать проблему «якорных младенцев», на избирателей обрушится шквал телевизионной рекламы, в которой нас будут убеждать в том, что во-первых, проблема настолько несущественна по масштабам, что не стоит внимания, а во-вторых, что от этих милых малюток Америке сплошная польза (приготовьтесь к параду латинос-благодетелей Америки: первых учеников, бравых воинов, мастеров искусств… с трудом удержался от искушения написать «ударников труда», а было бы к месту).

На самом же деле проблема далеко не столь ничтожна, как нас уверяют поборники необузданной иммиграции. Ежегодно в Америке появляется на свет, по разным оценкам, 300-400 тысяч «якорных младенцев». И так год за годом на протяжении многих лет. Учитывая бесперспективность предложения Трампа, но также и серьезность поднятой им проблемы, ему, вероятно, следовало бы занять выжидательную позицию: обещать, что, став президентом, он создаст комиссию для серьезного изучения этого непростого вопроса.

Попутно не могу не отметить, как ловко и слаженно работают левые. Действуя по многократно обкатанной методике, они без промедления попытались табуировать само название «якорных младенцев», чтобы вывести проблему за пределы нормального политического дискурса. Еще буквально вчера это выражение было нейтральным термином для обозначения определенного понятия. А сегодня это уже нестерпимое оскорбление, вопиющее проявление расизма. В один голос завыла, закричала пресса, кампания за запрет «разоблаченного» оборота начала быстро набирать пары. Надо было видеть, какой мукой было искажено лицо репортера испаноязычного телевидения, когда он кричал Трампу: «Да как у вас язык поворачивается произносить ТАКОЕ? Это ни в какие ворота не лезет! Как вам не стыдно?»

Репортер, видимо, был уверен, что убийственное обвинение сработает как обычно: «преступник» разорвет на себе рубаху, посыплет голову пеплом, рухнет на колени и начнет униженно просить прощения. Но не на того напал. Трамп спокойно спросил, какую формулировку предлагает взамен его собеседник. Захваченный врасплох, тот промямлил что-то вроде «младенцы, не обладающие соответствующей документацией», на что Трамп усмехнулся и заметил: «Нет, это не годится. Постарайтесь придумать что-нибудь более удачное, а я пока буду говорить, как говорил: якорные младенцы». Посрамленный репортер с позором ретировался. Молодец Трамп!

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments