А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Эффект бумеранга. Часть 2.

Эффект бумеранга. Часть 2.


Оставленные офицерами, деморализованные советские солдаты сдавались фашистам или прятались от врага. В октябре 1941 г. 1-й заместитель начальника управления особых отделов НКВД С.Мильштейн докладывал министру НКВД Лаврентию Берии: «…С начала войны по 10 октября 1941 г. особыми отделами НКВД и Заградотрядов задержано 657.364 военнослужащих, отставших и бежавших с фронта». К концу 1941 года в армии сохранилось лишь 8% от личного состава на начало войны (22 июня 1941 г.)

У наших есть и дежурное обоснование всех этих позорных фактов: мол, их причиной было недовольство части населения советской властью (в том числе коллективизацией). Это правда, но далеко не вся. Многие русские шли в услужение фашистам, потому что были воспитаны в духе шовинистических, националистических, антисемитских и ксенофобских идей и регулярных еврейских погромов. К тому же, как я выяснил в книге «Русский фашизм», массовые российские погромы упредили германские на несколько десятилетий, а нацистские идеи охватили широкие слои «белого движения».

Вообще-то высокий патриотизм возможен, когда ощущаешь страну своей, свободной, процветающей, в конце концов — просто удобной для жизни. Когда всего этого нет, патриотизм, хотим мы того или нет, неизменно вырождается в «русские марши», нашистский «селигер», ксенофобию, злорадство от чужих неудач, жалкие имитации верноподданичества, завершающиеся предательством...

Я мог бы усилить мысль Наполеона и Энгельса: трудно требовать патриотизма от рабов, в которых власти России извечно пытались обратить собственный народ. Да и навязываемый народу страх перед "господами" мало содействовал любви. Иронизирует Л.Пузин: "Русские всегда воевали плохо, поэтому вынуждены были воевать героически". Русские потому так часто проигрывали военные кампании (о чем тоже пишет Энгельс), что в глубине души боялись своих больше, чем врагов. Впрочем, и "героически" побеждали тоже не в малой степени из страха перед расстрельными командами.

Много ли людей вообще задумывается о том, что ущербная власть порождает не только ущербную жизнь, но и массовую ненависть к такой жизни и к стране, что ее вековечно порождает? Вполне естественно, это сильнее всего проявляется в тяжелые периоды истории. Хотя Россия всегда кичилась своим патриотизмом, революция и войны показали его цену — и не только в виде грандиозного, не имеющего исторических аналогий коллаборационизма. Почему так? Потому что, отвечает мой друг Л.Пузин, что патриотическое воспитание понимается в России как воспитание рабов, готовых не щадя своих жизней защищать интересы господ.

К.Бондаренко узрел корни предательства в самих недрах русской истории: коллаборационизм здесь возведен в ранг достоинства, писал он: «святой равноапостольный князь Александр Ярославич Невский, брат которого, Андрей, выступил против Орды, не только не поддержал брата — он стал одним из ближайших соратников Батыя в последние годы жизни кровавого хана, и, по распространенной версии, был отравлен в Орде, став жертвой борьбы за власть между Батыевыми наследниками. Внук Александра, Иван Даниилович Калита, князь московский, вошел в историю благодаря тому, что сам решил собирать дань для татар, предложив свои услуги вместо услуг баскаков. "Таким образом, часть дани оставалась в Москве, упрятываясь от хана, и этот фактор содействовал укреплению Московского княжества", — умиляются историки. При этом, не указывая на один существенный момент: грабил-то Калита свой собственный народ…

В качестве примера проницательности «классика» достаточно вспомнить массовое нарушение присяги русского офицерства, предавшего поочередно царя и Керенского. Более того, именно царское офицерство составило костяк руководства РККА (Бонч-Бруевич, Буденный, Тухачевский, Блюхер, Крыленко, Дыбенко, Антонов-Овсиенко, Муравьев, Говоров, Баграмян, Каменев, Шапошников, Егоров, Корк, Карбышев, Чернавин, Эйдеман, Уборевич, Альтфатер, Лебедев, Самойло, Беренс, фон Таубе...) — всего 48,5 тысяч царских офицеров, только 746 бывших подполковников, 980 полковников, 775 генералов. В решающий 1919 год они составили 53% всего командного состава РККА.

В созданный большевиками 4 марта 1918 года Высший Военный Совет армии вошли 86 царских офицеров в чине от майора и подполковника до генерала (10 человек). Из 46 членов высшего командного состава РККА на май 1922 года 78,3% составили кадровые офицеры старой царской армии, из них 7 бывших генералов, 22 подполковника и полковника, 8,8% выходцы из императорской лейб-гвардии. По оценке А.Г.Кавтардзе, в общей сложности около 30% дореволюционного офицерского корпуса царской России предали прежние власти и пошли на службу в ряды Красной армии, что в немалой степени способствовало победе "красных" в Гражданской войне. 185 генералов Генерального штаба императорской армии позже состояло в корпусе Генерального штаба РККА, причем в это число не входят генералы, состоявшие на других должностях в РККА. Большинство из 185-ти состояли на службе в РККА добровольно, и только шесть по мобилизации. Не случайно тогда возникла присказка: Красная Армия как редиска — снаружи красная, а внутри белая.

К июню 1941 года в армейском строю находилось вряд ли более несколько сотен, и то, преимущественно — командиров из бывших прапорщиков и подпоручиков. Только в одном Ленинграде было расстреляно больше тысячи бывших военспецов. Среди них: комдив А.Свечин, П.Сытин — бывший командующий Южным фронтом, Ю.Гравицкий, А. Верховский, А.Снесарев и другие. В 1937 году уже по печально известному делу «военных» были расстреляны маршал Тухачевский, Уборевич — командующий Белорусским ВО, Корк — комиссар Военакадемии, командующий Ленинградским ВО Иона Якир, председатель совавиахима Эйдеман и другие). В одном из интервью писатель Борис Васильев сказал: «Сталин накануне войны расстрелял к чертовой матери всех талантливых людей. И часто капитаны командовали дивизиями».

Троцкий тоже использовал принудительную мобилизацию с показательными расстрелами «дезертиров» и «заложников» (членов семей военспецов). Так под угрозой расстрела близких удалось «заставить строить коммунизм тех, кто является его противником», — объяснил Ленин «эффективный» метод Троцкого (Л.Троцкий «Сталин»).

Главнокомандующий И.И.Вацетис (он же командир Латышской дивизии) писал Ленину: «Дисциплина в Красной армии основана на жестких наказаниях, в особенности на расстрелах... Беспощадными наказаниями и расстрелами мы навели террор на всех, на красноармейцев, на командиров, на комиссаров... Смертная казнь на фронтах практикуется настолько часто и по всевозможным поводам и случаям, что наша дисциплина в Красной армии может быть названа, в полном смысле этого слова, кровавой дисциплиной» («Память», Париж, 1979, вып. 2).

Всё это, в совокупности, привело к беспрецедентному дезертирству красноармейцев: в 1919 г. было задержано 1 млн. 761 тысяча дезертиров и 917 тысяч уклонившихся (С.Оликов, Дезертирство в Красной армии и борьба с ним. М., 1926) — на то время это была половина численности всей Красной армии!

Кстати, ложь и обман были заложены в Красную армию изначально — самим днем ее создания, 23 февраля 1918 года. Согласно официальной версии в этот день красногвардейцы одержали победы под Псковом и Нарвой над регулярными войсками кайзеровской Германии. На самом деле 23 февраля 1918 г. никакой победы над немцами тоже не было. Наоборот, 24 февраля немцы силами велосипедного взвода заняли Псков. Единственная «победа» красногвардейцев Троцкого — они штурмом взяли цистерну со спиртом во время отступления на одной из станций и перепились  как свиньи.

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments