А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

На обнаженных нервах.

Альберт Шамес mail : felixsh1@zahav.net.il
На обнаженных нервах.
Арончик запел по рекомендации врача. Это помогало снять нервное напряжение, которое однажды, довело его до инфаркта. Потому он с самого утра, в качестве профилактики, на-чинал мурлыкать знакомые мелодии - отчаянно перевирая мотив, но как каждый, лишенный музыкального слуха - получал, при этом, море удовольствия. А вот его супруга Берта - слу-хом таки обладала, и потому одевала специальные наушники из комплекта к отбойному мо-лотку.
Прежде чем приступить к какому – либо делу, Арончик по совету того же врача - готовил себя психологически . Он мысленно проигрывал всю ситуацию, в целом, и старательно оты-скивал в ней - хоть что ни будь привлекательное. Но на сей раз - оное ни как не находи-лось. Оставалось только - взять себя в руки и пристально посмотреть на размороженную туш-ку курицы. Но ее безвольная позиция, почему – то сразу же навеяла тоску, а островки зло-веще торчащих, плохо ощипанных перьев, вызвали чувство брезгливости и ярости в отноше-нии работников мясного отдела!
Короче говоря, предстоящая прополка не сулила ничего хорошего и Арончик, испытывая крайнее отвращение к этой акции, взял в одну руку пинцет для бровей, а в другую увеличи-тельное стекло, ибо его Берточке было достаточно увидеть случай волосок, как ее тут же начинало тошнить. Но ведь знал - кого брал! В ее родном доме все было предельно сте-рильно. Родители – врачи, специалисты по инфекционным болезням, содержали дом, как боль-ничную палату, и даже чистую посуду, перед употреблением, обязательно обдавали крутым кипятком. Да и Берточка тоже была со странностями. Другие люди везли с собой вещи, а она специальную литературу. Но какую здесь можно сделать карьеру в предпенсионном воз-расте? Вот теперь и обслуживает больную старушку, которая постоянно плюется и сначала делает под себя, а только потом зовет на помощь. Но платят за это хорошо!
- Разве это работа, для филолога - кандидата наук? - Думал Арончик, с остервенением вы-дергивая остатки куриной растительности, - да и какой это черт затянул его - в этот горо-дишко? Где была его голова? Наверное, ниже талии! И зачем они, соблазнились государст-венной квартиркой, уехали от детей! Ведь здесь ни работы, ни покоя…
Ну вот! Снова скандал! И опять мадам Соловьева! Они сначала даже обрадовались, когда она сняла квартиру в коридоре напротив. Потом она , на стене в сторону улицы повесила и рекламу, что делает массаж! И ее сразу правильно поняли , но только мужики, и пошли табунами, как мухи на сладкое! К тому же ее клиенты - часто путали двери, и когда открыва-ла Берточка, то сразу рвались вперед, невзирая на ее преклонный возраст.
В этой связи, Арончик собственноручно изготовил картонку с надписью на английском - «Не здесь» и указал стрелкой, в сторону двери соседки. Но и это не помогало! Клиенты все равно стучали, уже для того, чтобы узнать, почему им не открывают дверь напротив. И тогда Арончику пришлось терпеливо разъяснять на своем базарном иврите, что прием сугубо индивидуальный, так что свои неуемные страсти – лучше всего, до времени, держать в кулаке!
Но порой, таки прихолось вызывать полицию. Один молодой человек, видимо от избытка неудовлетворенных эмоций, прямо под их окнами - спустил штаны и начал поливать цветоч-ки, которые посадила Берточка. Но разве полиция может ехать тихо. Она так завывала, что тот мгновенно усек опасность и сбежал. А Арончик получил выговор за напрасную ходку и угрозу - в следующий раз оштрафовать.
А когда Бетрочка, по этому поводу сделала замечание соседке, то услышала такое , что невозможно найти даже в ее многочисленных справочниках. Арончик припомнил еще один похожий случай, когда Берточка прямо с порога начала листать иврито – русский словарь, после того, как совсем еще ребенок без всякой причины назвал ее - «билядь». А Арончик, который провел все свои студенческие каникулы на стройках социализма, сразу понял – что к чему, но промолчал, чтобы еще больше ни травмировать супругу. Но она и сама догада-лась и запричитала!
-Так за что это мне?!
- Ну чего ты плачешь, - успокаивал ее супруг, - мы -то знаем, что это неправда!
И тут Арончик заметил, что давно уже отвлекся от работы, а ведь ответственность за обед - зависала над ним тяжелейшим оброком. Более того, у него еще со вчера созрел встреч-ный план и он специально поставил молоко на кислое, чтобы сегодня сделать Берточке сюр-приз, то есть - любимые ею блинчики со сметаной. И во исполнения этого замысла, Арон-чик взял с подоконника банку со вчерашним молоком, слегка отхлебнул и тут же выплю-нул, и от бессильной ярости - его начало дико трясти.
- Разве может быть нормальной страна, - закричал он в полный голос, - где молоко, при такой дикой жаре – даже не скисает,- и он швырнул банку в раковину из нержавейки, где та, естественно, разбилась.
- Но ведь битая посуда к счастью,- вовремя припомнил Арончик , и сделал над собой могу-чее усилие, дабы снова замурлыкать - марш энтузиастов. К тому же, решение проблемы бы-ло рядом, то есть буквально в соседнем магазине!
Смешно называть очередью – двоих у кассы, причем вторым был сам Арончик. Но это при нормальном положении вещей. Но если клиентка и кассир имеют множество общих зна-комых и к тому же у покупательницы целая телега продуктов, цену и качество которых, эти дамы подробно обсуждают, то каждый поймет - почему он сделал элегантный обгон и положил у кассы - деньги без сдачи. Но кассирша , не глядя, привычным жестом указала Арончику на его законное место, а монеты отодвинула в сторону.
Разумеется, Арончик мог бы оставить покупку и уйти, но он уже успел снять пробу с кефира, а врожденная порядочность не позволяла ему - оставить магазину испорченный про-дукт. Так что пришлось мобилизовать остатки былого характера, и без всякой жалости по-давить в себе - проснувшегося монстра, а в закрепление психологического успеха - он начал шептать.
- Что тут особого случилось?! Завтра все равно об этом забуду! Так почему бы с этим ни по-кончить - прямо здесь и сейчас?!
Но именно эта, последняя фраза таки дошли до сознания кассирши. Она вдруг побледне-ла и быстро – быстро выдала ему чек.
- Все - таки хорошая женщина, - подумал Арончик, и даже ее поблагодарил!
По дороге домой он заставил себя вспомнить то счастливое время , в Израиле, когда до переезда в это захолустье, он работал в парке большого города, где ему доверили водить газонокосилку, и каждый год намекали на неизбежное постоянство. Да и у Берточки под рукой, были две лестницы на уборку и один двор. А как ее там уважали за уникальную аккуратность! Правда, при этом, продолжали гадить. Берточка часто плакала, но терпела, ибо даже такая копейка - не была в доме лишней! И вдруг, совершенно непрошенная, всплыла в памяти у Арончика - вчерашняя история, когда он ходил за справкой в соци-альную службу. Ведь им, по почте, пришел пакет с требованием заполнить «Декларацию о доходах». Арончик, от такой наглости - потерял дар речи, а когда обрел его снова, то выдал короткую, но емкую фразу: «Нашли - кого подозревать в доходах»! Но Берточка, выдержала нужную паузу, а потом поведала, что одна ее знакомая пренебрегла такой же бумагой, и получился большой скандал. .
-Так тебе это надо? - Подытожила она.
В Битуах Леуми, за нужной бумагой , пришлось выстоять - более двух часов, и именно тогда, когда подошла его очередь, чиновнице принесли кофе и сладкую булочку. Сначала Арончик молча наблюдал, как чиновница медленно поглощала еду, в то время, как он уже находился на грани взрыва! И тут, как – то само собой, у него вырвалось.
-Я тоже здесь с утра! С такой работой, по идее, надо бы и очередь покормить!
-Нечего всем собираться в один день, - огрызнулась женщина на чистом русском языке1
Арончик, от неожиданности, со свистом втянул воздух и закашлялся, а когда приступ его миновал, то его возмущению уже не было предела .
- Ты заставляешь нас по полчаса кривляться на иврите, вместо того, чтобы быстро и внятно спросить и дать нам ответ! Зачем тебе - все надо усложнять!
-Иначе вы иврит никогда не выучите!
-Тебе бы лучше подумать о диете, - брякнул Арончик и тут же пожалел, ибо женщина вскочила, заплакала и убежала.
-Ну вот, - возмутилась очередь, - тебе надо было болтать… А что если она не вернется!
И действительно, она не вернулась! Но пришел какой – то мужчина и очень быстро всех отпустил.
Приближаясь к дому, Арончик не мог ни отреагировать на дикие крики из окон соседки. Судя по накалу страстей - там уже творилась не «любовь», а нечто противоправное. А так как он не смог уловить смысла яростных реплик на иврите, то эти вопли сразу же навели его на жуткую мысль: « А если там кого – то убьют, то обязательно спросят, почему он не вызвал полицию, или почему не вмешался».
Арончик резко притормозил и сменил направление движения, так как не раз читал в газете, с какой непринужденной легкостью полиция создает дела - практически из ничего. Так что пришло время подумать о надежном алиби.
- Скажу, что не был дома! А где? Допустим, в магазине. Но подтвердит ли это кассирша, ко-торая все время пялилась на свою приятельницу, и навряд ли она пожелает его опознать! Что же делать? Лучше всего засветиться где – то на людном месте, например в ближайшем скверике, где обычно полно старичков…
Идея понравилась! Но в скверике играли только подростки. Играли в футбол. И когда мяч ударил ему в голову, то он сразу сообразил, почему на этом объекте не оказалось его сверстников. Потом закружилась голова и он начал хватать ртом воздух. При виде такого зрелища - детишек, как ветром, сдуло!
-Ну вот, - подумал Арончик, - они теперь ни за что меня не признают, а тем более в поли-ции… А жаль, наверное хорошо меня разглядели, так как попали, прямо в лицо…
Приняв на всякий случай валидол, Арончик пересидел головокружение и сразу отправил-ся восвояси. А у дома он встретил живую и здоровую соседку и на радостях - впервые поздоровался первым. И надо же, она ответила улыбкой, сверкнув во - всю ширь, белизною зубов. В ответ, он тоже щелкнул челюстями, и буквально протиснулся в подъезд, мимо ее откровенно зовущего тела.
- Что значит профессионализм, - успел подумать Арончик , - когда вновь увидел недочищенну-ую курицу. Все досужие мысли моментально улетучились. Он тяжело вздохнул и снова взял в руку пинцет. Но перья , по-прежнему неохотно, расставались со своей хозяйкой и Арончик остановился, панически соображая, как бы ускорить этот, предельно озлобляющий процесс. Однажды, он уже пробовал брить птицу, используя свой, стратегический запас лезвий «Не-ва», которые он привез в багаже, в качестве дополнительного балласта, до разрешенных на душу - сорока килограммов. Но шкура птицы оказалась намного нежнее его собственного лица, и пошли такие порезы, что он сразу прекратил глумиться над беспомощной покой-ницей. Тем более, что даже после обработки - тремя лезвиями, со знаком качества, она все еще оставалась далека от совершенства..
Арончик устало шлепнулся на кухонную табуретку и тут вспомнил свою маму именно в тот момент, когда она смолила курицу прямо над гудящим примусом. Но чем хуже га-зовая плита, - подумал он и сразу приступил к экзекуции. Надо ли говорить, что дело сразу пошло на лад! И Арончик даже запел, хотя и творил нечто - из практики инквизиции. А кара, за это, не заставила себя ждать!
Когда тяжелый, удушливый дым проник в соседнюю, по этажу, квартиру, то из ее окна тревожно высунулся, голый по пояс мужчина и выдал нечто непереводимое, а его партнер-ша выскочила во двор, где показала себя - мастерицей необычайно длинного монолога. Но Арончику было не до дискуссии! Он быстро усек, всю тяжесть ситуации и просто швыр-нул курицу в раковину, где залил ее холодной водой. Потом вытер тушку насухо, кухон-ным полотенцем, затолкнул ей сзади пару мелко нарезанных яблок и лавровый лист, по-сле чего уложил страдалицу в большую духовку. Оставались только сделать блинчики…
А внизу собралась толпа. Кто – то вызвал пожарную машину. Но пожарные не нашли повода, для вмешательства, и помянув недобрым словом анонима, который им позвонил, сразу уехали…
А Берточка, увидев рядом с домом скопление народа, да еще у своего подъезда, с тя-желым предчувствием помчалась бегом на свой, третий этаж, где от стойкого запаха горе-лого - ей стало нехорошо. Отлежавшись, она пришла к оптимистическому выводу, что все могло быть еще хуже. Потом они молча съели курицу и закусили - блинчиками со смета-ной… Затем снова долго молчали…
- Знаешь Арончик, - заметила Берточка, - моя мама тоже смолила, но прежде выносила на улицу табуретку, а на нее ставила примус… А блинчики очень вкусные, да и курица, как когда – то у мамы… Спасибо тебе… Ты у меня молодец! - И она начала гладить Арончика по спинке, по опыту зная, что его тот час потянет на сон, и одновременно с тоской смот-рела на черную занавеску в кухонном окне и на такое же полотенце, брошенное в рако-вину… А когда супруг поплелся спать, она приступила к уборке, которую у той самой ба-бушки она закончила, всего лишь час назад.
Арончик сладко проспал те три часа, пока она наводила надлежащий порядок, а Бер-точка, удивляясь тому, что все еще держится на ногах, присела к зеркалу, чтобы вернуть утраченный шарм . Ведь день еще не кончился, а выглядеть надо - всегда с большой бук-вы…
Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Даже в святом деле - и там не желателен еврей!

    Блокнот Альберта Шамеса. (Сообщение моих друзей. Даже в святом деле — и там не желателен еврей! — А.Ш.) Дани Левин В дни…

  • И кто, об этом, возьмется спорить ?!

    Дневник Альберта Шамеса. (Европа изумляется?! Она старательно выплачивает дань арабским террористам, а они неряшливы в исполнении заказов, которые…

  • Не плохо повторить!

    Не плохо повторить! Блокнот Альберта Шамеса Москва, Лубянка: штаб-квартира ближневосточного и мирового террора! Эта статья рассказывает о том,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments