А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Мы с ними разные, так что... Часть 1.

Альберт Шамес mail:felixsh1@zahav.net.
(Ретрансляция  с  комментариями)
Мы  с  ними  разные,  так  что...   Часть  1.
Мусульманин,  еще  по  рождению  становится  рабом  своей  общины.  Ведь  там  даже  не  ведают,  что  такое  бойкот,  ибо шагнул  магометанин  за  пределы  Шариата,  вправо  или  влево,  и  сразу становится  позором  семьи,  и  сама  семья  с  ним  расправится,  или  же  направит  на  путь  шахида,  дабы  кровью,  чужой  и  своей,  искупить  вину.  И кем  бы  ни  была  изнасилована  девушка  или  женщина -  виновата  она  сама,  и  единственный  выход  взять  нож,  топор  или  гранату,  и  убить  первого  встречного  еврея.  И  все,  она  очищена  от  "греха"!
Никакие  договоры  с  неверными  не  имею  законной  силы,  их  можно  разорвать  в  любой  момент,  выгодный  правоверному. Ни  о  каком  искреннем  добрососедстве  и  речи  быть  не  может,  ибо  это  вынужденный  для  мусульманина  период,  когда  он  должен  собраться  с  силами  и  снова  ударить!  А  посему,  единственный  и  самый  надежный  регулятор  отношений  - это  сила,  способная  держать  магометан  на  дистанции.
Разумеется,  среди  мусульман  достаточно  много  здравомыслящих  людей,  но  проявлять  публично  свои  взгляды - равносильно  самоубийству.  Толпа  буквально  затопчет.  И  если мулла  кого - то  проклинает  и  взывает  к  мести,  то  все  ему  дружно  вторят,  даже  не  вникая,  насколько  оправданы  эти  призывы!   Отсюда  и  невероятная  мобильность  мусульман,  и  за  какие - то  часы  в  разных  районах  мира  подымается  многомиллионная  волна  протеста,  от  которой  на  Западе - постоянная  дрожь  в  ногах;  как  бы  ни  возбудились  собственные  мусульмане...  Ну  а  террор  идет  именно  туда,  где  его  уже  бояться,  чтобы  на  основе  новой  порции  страха -  предъявить  свои  условия,  на  уровне  ультиматума.
Европа  совсем  забыла,  что  ни  сам  иммигрант,  ни  его  потомки  никогда  не  могут  даже  мечтать о  том,  чтобы  подменить  собой  коренную  нацию,  даже  если  она,  по  глупости  и  продажности  политиков,  стала  меньшинством  в  собственной  стране.  Ибо  у  каждого  иммигранта  есть  своя  страна,  куда  он  может  вернуться,  а  бесправному   коренному  народу  бежать просто  некуда - везде  чужбина!  Пора  уже  об  этом  вспомнить.  Ведь  мусульмане,  именно  к  этому и стремятся... Что  неизбежно  произойдет,  и  победит  именно  та  община,  у  который  переизбыток  молодежи...  То  есть,  социальные  условия  Европы, сами  по  себе  являются  инкубатором,  который  за  считанные  годы  резко  снизит  уровень  жизни  и  безопасности  в  каждой из стран  Европы,  куда  уже  ступила  нога  ислама,  и  придется,  либо  начинать  гражданскую  войну,  либо  податься  в  бега.
Запад,  потакая  незаконным  требованиям  арабов  к  Израилю,  по  сути  создает  прецеденты,  направленные  против  себя.  Каждый  народ  обязан  иметь  свой  национальный  дом  и  трудится  на  его  благо.  А  в  другие  страны  можно  и  нужно  ездить  на  заработки,  но  только  по  рабочей  визе,  по  завершению  срока  которой,  вернуться  восвояси.  А  если  остался  в  качестве  нелегала,  то  это  уже  преступник,  которого  следует  объявить  в  розыск.  Государство - не  проходной  двор...  И  порядок  основан  на  общих  ценностях.  Природа  сама  дает  примеры  агрессивного  иждивенчества.  Как  например,  поведение  саранчи.  Разве  это  не  похоже  на  то,  нашествие, которому  подверглась  Европа.  И  как  они  рвались,  именно  в  Германию,  на  самую  ухоженную  территорию.  А  что  они  от  нее - после  себя  оставят?!
Вам  не  кажется,  что  каждое  европейское государство  в  запале  мультикультурализма,  пытается  у  себя  построить  Вавилонскую  башню,  с  заранее  предсказуемым  результатом.  Ведь  почему  рухнула  башня  Вавилонская?  Да  потому,  что  каждый  народ  строил  на  своем  участке,  именно  так,  как  умел  и  привычными  для  себя  материалами.  То  есть  одни  клали  стены  из  каменных  блоков,  а  другие  саманными  кирпичиками,  высушенными  на  солнце.  Вот  все  и  завалилось.  Строить  надежно можно  только  на  основе  единых;  технологий,  материалов  и производственной  культуры...
Интервью с психологом
NicolaiSennelsНиколаем Сеннелсом
Интервью из «ХАПЕЛЕС ТАЦПИТ»
1) Каковы различия между мусульманином и западным человеком?
Николай:
Работая с клиентами мусульманами, я нашел четыре важных психологических
различия. Понимание этих различий делает нас более способными понять
психологические аспекты интеграции, проблемы, с которыми столкнулся
Запад, когда дело дошло до мусульманских иммигрантов.
Первое отличие касается гнева. Западные культуры рассматривают гнев как
слабость, и выражение гнева может привести к потере социального статуса.
В мусульманской культуре, где «сила есть право», гнев рассматривается как
сила. Некоторые мусульманские общины даже провозглашают «дни гнева», где
они пытаются убедить других — кричат, стреляют в воздух, прыгают. Такое
поведение на Западе мы расцениваем как вызывающее или даже
психиатрическое, тогда как мусульманская культура определяет наше
отсутствие агрессии как слабость, которую можно и должно
эксплуатировать.
Чтобы избежать подобных приглашений к эксплуатации, мы
должны говорить правду, предъявлять требования, быть последовательными —
и иметь большую дубинку.
Второе отличие касается чести и уверенности в себе.
Внутри западной культуры, как правило, рассматривается как признак чести и уверенности в себе, если мы в состоянии принять критику либо пожав плечами (если мы не  согласны), либо сказав: «Я думаю, что вы правы — спасибо за помощь».
В мусульманской культуре почетно защищаться от критики с агрессией и проявлять готовность вступить в физическое противостояние — независимо от того, справедлива критика или нет. Ислам не может защищаться, ислам может только нападать.
Именно поэтому мы очень редко слышим, как мусульмане защищают свою религию с помощью логики или разума, но почти всегда с запугиванием и насилием: «не важно, кто прав, важно, кто самый сильный».
С точки зрения традиционной мусульманской культуры, западная концепция чести постыдна. Мы выглядим жалкими и трусливыми, а для религии ислама, в основном империалистической и агрессивной, это — приглашение к атаке.
Третье различие касается самостоятельной ответственности, и здесь
психологический термин «локус контроля» имеет важное значение для
понимания.
Западная культура склоняется к внутренним локусам контроля, а
это означает, что мы думаем, что наша жизнь в основном определяется
внутренними факторами, такими, как наш собственный выбор, наш
собственный взгляд и наш способ обработки наших эмоций.
Именно поэтому у нас огромное количество терапевтов, тренеров и т.д., бесчисленное количество книг и журналов, которые все стремятся помочь нам лучше помочь себе.
Мусульманская культура, и особенно ислам, характеризуются внешним
локусом контроля. Все, что происходит — «иншалла»; почти каждый аспект жизни регулируется исламским правом, жестоким шариатом, который забрал так много прав человека у людей, живущих под его властью; мужчины власти — отцы, старшие братья, дяди, имамы и т.д. — устанавливают правила и имеют огромную власть, особенно над женщинами.
Остается очень мало места для личного выбора и свободы, и это, естественно, создает ощущение внешнего локуса контроля: ваша жизнь создается внешними факторами, и свобода исследовать и тренировать внутренний локус контроля весьма ограничена.
Это также является причиной всемирно известной, и — с западной точки
зрения — неловкой и детской психики жертвы, характерной для многих
мусульманских общин и иммигрантов. Когда этот менталитет жертвы
встречается с нашим западным состраданием и вопросом «Чего изволите?»,
интеграция обречена на провал.
Только теперь западные власти начинают понимать, что нам нужно встречать мусульманских иммигрантов требованиями с предупреждением о последствиях — «вы должны сделать это и то, и такими будут последствия, если вы этого не сделаете».
Люди с внешним локусом контроля в основном мало способны к самоконтролю и нуждаются в четких коммуникациях, четких структурах и четких представлениях о
последствиях нарушения правил. Но даже если мы начнем понимать это сейчас,
может быть уже слишком поздно, чтобы остановить миллионы не
интегрированных людей из этой совершенно иной культуры от разрушения
нашего общества.
Четвертое отличие касается толерантности и открытости.
На Западе быть «толерантным и открытым» считается де-факто определением хорошего человека. Сто лет назад «хорошие люди» ходили в церковь каждое воскресенье, а сегодня они стоят с лозунгами #RefugeesWelcome на вокзалах.
В исламе «хороший человек» тот, кто строго соблюдает шариат, кто очень нетерпим и закрыт — даже насильственно — для посторонних.
Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments