А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Статья Либермана с комментарием.

Альберт Шамес mail:felixsh1@zahav.net.il
(Это статья Авигдора Либермана, написана еще в период, когда он занимал пост министра иностранных дел Израиля. (Мне ее прислали из США, возможно потому, что больше не нашли ничего нового, от политика, к деятельности которого - мы не равнодушны?)
Статья интересная, но меня  смутило - столь преувеличенное внимание Либермана к нашей «национальной» черте - «жестоковыйности», то есть, к упрямству, Ведь упрямство не всегда ходит в паре с умом, а гораздо чаще его  упоминают вместе с тупостью, а то и глупостью. Это тех, кого мы именуем «полезными идиотами», и тех, что продолжают доказывать жизнеспособность  догм, давно уже вытянувших ноги.
Я бы заменил слово упрямство - на упорство, на волю к жизни и готовность к сопротивлению злу, а еще, мы склонны шутить над собой, и даже смеяться сквозь слезы. Ведь от горя, которое нас традиционно преследует, можно избавиться только полезным делом. Ведь чаще всего нас выручали – знания, высокий профессионализм в любом доступном деле и уважение к традициям и законам страны, которая предоставила нам убежище и  где мы мечтали - жить как все. Но это всегда оставалась мечтой, а реальность: о нас лгала, грабила и убивала, как впрочем, и сейчас!
Что такое репатриация? Это возвращение на свою историческую Родину, чтобы стать, как все, и больше не тревожить свое человеческое достоинство – систематическим унижением. И действительно, в Израиле антисемитизма нет, так как  мы и арабы – семиты, но зато в обиходе кондовая юдофобия – сродни, по ненависти, с нацизмом. И это, в еврейском государстве (?!), где  она официально пропагандируется - националистическими и исламскими организациями арабов, при поддержке определенной, продажной или упрямо «заблуждающейся» когорты евреев.
Поневоле задумаешься, что это за демократия, где  меньшинство не только паразитирует на здоровом обществе нашей страны, но и всячески борется с  существованием  еврейского государства. А исполнительная и законодательная  власти Израиля, видимо, воспринимают это, как некую данность. Прошло более четверти века, а ситуация только ухудшилась - после авантюры наших безответственных и коррумпированных политиков,  протащивших в кнессете алогичное соглашение подписанное в Осло. А когда террор показал свою непримиримую звериную суть, то у болтунов от политики, не хватило - ни совести, ни воли, чтобы уничтожить политический бандитизм, уже собранный в одном месте.
Но, что совершили правые, пришедшие на смену левым?! Если что они освоили,  так это бег на месте.
Будь у арабов, такие, как у нас возможности – для доказательства  прав на Палестину, то разве, они, начинали бы войны, и донимали нас террором? Они пошли бы в ближайший суд, и без сомнения выиграли бы эту тяжбу!  Да и арабы сами знают, что  они здесь – всего лишь потомки  иммигрантов, а  бумажки,  выданные им оккупантами – не действительны, ибо оккупанты не обладают правом суверена, то есть, не имели права продавать или дарить кому – либо земли принадлежащие коренному народу. А здесь коренной народ один – иудеи. Так почему мы ни идем в арбитраж, и не берем туда с собой  Иорданию, королю которой, в Палестине, ничего не принадлежит, но  тем не менее – он здесь правит! Если мы об этом молчим, то Абдалла лезет в наши внутренние дела, как в свои… Ведь планы иорданцев на территорию «от реки до моря», ничем не отличаются от намерений ООП. А в этом промежутке Иудея, Самария и Израиль!
Евреи, в арабских странах, жили сотни, а где и тысячи лет, на тех же правах иммигрантов, что и арабы на земле евреев, с той лишь разницей, что наши соплеменники никогда не претендовали на создание своего  государства  на землях арабов.  Так кто дал право арабам претендовать на наше законное достояние?! За этим нет ничего, кроме наглости арабов, с одной стороны, а с другой – запуганность и продажность Запада.
Почему наше руководство, в том числе и Либерман, терпят в стране, в  статусе граждан –   физически и психически здоровых  иждивенцев, которые не выполняют свои гражданские обязанности, и более того, настроены к нам враждебно. Ведь, со временем, благодаря пассивности властей, их становится все больше, и, в конце концов – экономика не вытянет этот, непосильный груз, и от страны останется только память.  Ведь самые, толковые и активные израильтяне – найдут себе место  за рубежом. Ну, а тех евреев, что здесь выживут – проглотит ассимиляция исламом. Ислам умеет принуждать!
Зачем же оставлять нашим детям насущную проблему, пока мы твердо стоим на ногах. А дело уже идет к арабской автономии в самом Израиле, где арабы обязательно примут закон, о воссоединении семей за счет, как вы понимаете, еврейского бюджета.
Либерман теперь - министр обороны и согласно израильской карьерной лестнице – он на последней ступеньке к должности главы государства. Но всем ясно, что эта традиция – его обойдет сторонкой. И не потому, что НДИ, подставилась под прокуратуру и наконец - то стала обычной партией, где представлены все сословия, в том числе и воры.
Беда в другом. Соглашаясь на  сотрудничество с Нетаниягу, Авигдор сознательно делит с ним все неизбежные, плачевные результаты политического застоя, а – ля Биби. В таком тандеме, нет  ни малейшей надежды - увеличить свой положительный авторитет, там скорее потеряешь, все, что еще до сих пор оставалось!
Разве это нормальное поведение государственных деятелей: в афере с Калькиллией, или с рамками на Храмовой горе? А с каким торжеством, арабы хоронили убийц наших полицейских, да еще и поклялись (?!) нам отомстить!
Наши солдаты стоят на перекрестках, как мишени, в ожидании – когда нападут. И мы поименно знаем, кто готовит убийц, кто их посылает на задание, а затем выплачивает премиальные - убийцам евреев и их семьям. И ведь этим занимается - незаменимый партнер для переговоров. А о чем переговоры, если ни о добровольной передаче врагу части нашей Родины. Есть ли в мире подобные прецеденты?! Просто, абсурд на марше!
Почему Нетаниягу, не желает подать, в международный суд, иск к Иордании, которая занимает три четвертых территории Палестины, и при этом, не считает себя - арабским государством - в той же Палестине. Молчать об этом, тоже абсурд.
Если, уж соглашаться на «два государства -для двух народов», то только на условиях разделения Палестины на две равные половины, а вопрос Иерусалима, Иудеи и Самарии – вообще не подлежит обсуждению, ибо они расположены вместе с Израилем, только на одной четвертой территории Палестины.
От ЮНЕСКО, надо потребовать отмены прежних, лживых решений, и тоже по суду. Ведь в каждом оговоре нашей страны – есть конкретный виноватый. За иные высказывания можно привлечь к суду и генсека ООН! Это ведь не ангелы, а всего лишь чиновники со своими интересами, предубеждениями и корыстью. А ведь судебный процесс – это пропаганда самого широкого плана.
В политике надо шевелиться, а иначе сочтут недееспособными и начнут обсуждать судьбу наследие - еще при живом владельце, как это уже делают палестинские арабы - в ООН и повсюду! Пока сильный любовался своими возможностями - слабый перехватил инициативу и уже сам диктует условия!– А.Ш.)
Авигдор Либерман.

У евреев много недостатков, но есть один — совершенно бесспорный.

Во-первых, он зафиксирован в  самом авторитетном для пока еще большинства населения Европы и Америки документе — Библии, или, по-нашему, Торе.

Во-вторых, он определен самым компетентным из мыслимых источников — Богом.

Согласно Книге, именно Бог назвал евреев «народом жестоковыйным». И не раз, а раз пять — если исходить только из письменной Торы (а у нас есть еще и устная). Каждый раз — в отрицательной коннотации, как упрек.

Что такое «жестоковыйность»? В переводе с высокопарного библейского — это упрямство.

Да, евреи — упрямый народ. Упрямство присуще ему от рождения — Бог свидетель. Еврейское упрямство — неопровержимый факт. Наш родовой знак — упорствовать в своем, грести против течения, идти не в ногу, плыть поперек, быть не как все, действовать вопреки общепринятому и очевидному.

Но евреи не были бы евреями, если бы не пытались обратить этот недостаток в достоинство. Вся еврейская история, множество еврейских биографий, а с недавних пор и еврейская география — свидетельства еврейского упрямства.

Легче всего проиллюстрировать это примерами из науки, но, несмотря на обилие еврейских имен в списке нобелевских лауреатов, несмотря на Эйнштейна, Фрейда, Менделя, Бора и прочих великанов, наука — область для сравнения некорректная. В ней главные открытия — независимо от национальной принадлежности авторов — совершаются благодаря упрямству и нарушению канонов.

Возьмем не столь очевидное и более близкое мне — события политической истории, или еще ближе — сионизма, Израиля, тем более что это и по времени нам ближе.

Здесь все, чего ни коснись, — производное еврейского упрямства.

Почему внезапно возникшая мечта венского журналиста, шокированного делом Дрейфуса, Теодора Герцля, его (не новая, кстати) идея о том, что единственное спасение евреев от антисемитизма — их собственная страна, вдруг овладела массами и сдвинула их с насиженных мест? На взгляд из сегодняшних прагматичных времен, большинство его действий отдают наивностью и дилетантизмом. Ничего не должно было получиться.

Его главные труды — брошюра в 60 страниц на безупречном немецком «Еврейское государство», прожект о том, что бы мы сделали, если бы у нас было то, чего нет, и роман «Альтнойланд» («Старая новая родина»), чистая утопия в стиле Кампанеллы. Как случилось, что первая взорвала весь тогдашний еврейский мир и ею пользовались как лоцией в построении реального еврейского государства, а эпиграф ко второму — «Если вы захотите, все это не будет сказкой» — стал не только лозунгом всемирного сионистского движения, но и сегодняшним ориентиром для израильтян?

Любопытно, что основоположник сионизма сам поначалу не был сионистом. Палестина рассматривалась им в качестве одной из альтернатив. Сионистом Герцль стал под влиянием своих русских соратников. И они же не давали ему свернуть с пути истинного, когда у него не хватало терпения стоять на своем (он готов был пойти на предложение англичан — создать автономный еврейский анклав в Уганде), у них упрямства хватило.

Пока Герцль упорствовал в стремлении заручиться поддержкой сионистского проекта от монархов европейских держав, а они отмахивались от него, как от городского сумасшедшего, русские евреи начали движение снизу — поехали.

В страну мечты. В никуда. Палестина была дыра дырой. Ни воды, ни земли, ни лесов, ни дорог — безжизненные пустыни и малярийные болота. Земледелие здесь считалось нерентабельным. Коровы доились, как козы. Шейхи-землевладельцы жили вдалеке — Дамаске и Бейруте. Кочевники-бедуины промышляли разбоем. Немногочисленные местные феллахи знали, что почвы эти бесплодны.

Еврейские пионеры-поселенцы не знали вообще ничего и работать на земле не умели. Только очень хотели. Половина из них сбегала в города и за границу, половина от оставшейся половины помирала от малярии. Как из этого всего родилось сельское хозяйство,считающееся одним из лучших в мире, — отдельная история. Про упрямство и одержимость.

Про то же — возрождение языка. Белорусский еврей, Лейзер-Ицхок Перельман, который,эмигрировав в 1881 году в Палестину, стал Элиэзером Бен-Йегудой, —туберкулезник, недоучившийся врач, филолог-самоучка — зажегся идеей вернуть к жизни мертвый язык — иврит. Две тысячи лет на нем только молились. Все это было чистой воды упрямство, и дом Бен-Йегуды долгое время оставался единственным в стране, где говорили только на иврите. Но ему повезло с таким же одержимым народом: не прошло и двух десятилетий — на иврите заговорила вся еврейская Палестина.

Так же было провозглашено еврейское государство в 1948-м. Бен-Гурион настоял — вопреки всем объективным условиям. Лучший британский полководец, великий стратег, герой Второй мировой — победитель Роммеля, командующий сухопутными войсками союзников в Европе, фельдмаршал Монтгомери предрекал, что войска арабских стран сомнут новорожденную еврейскую армию, почти ополчение, за две недели. Война за Независимость длилась дольше. И победил в ней Израиль.

Похожая ситуация была в 1967-м. Весь арабский мир уже праздновал скорое уничтожение Израиля, а западный готовился его оплакивать, впрочем, не помогая. Когда в самый канун войны глава израильской компартии Моше Снэ пришел к советскому послу в Тель-Авиве Дмитрию Чувахину с последней попыткой уговорить приструнить арабов, тот только посмеялся: «Ну, сколько ваш Израиль продержится? Пять часов? Два дня? Или целых три?» Тогда война продлилась шесть дней, ее и назовут Шестидневной.

Так же происходило с уничтожением ядерного реактора в Ираке в 1981-м. Американцы об этом слышать не хотели, угрожали эмбарго (а потом и ввели). Глава Моссада категорически возражал. Глава оппозиции, «отец» израильского ядерного проекта Шимон Перес уговаривал премьера Бегина отменить операцию (чем привел его в ужас — Перес о ней не должен был знать). Но упрямый Бегин отдал приказ. Американцы поблагодарили израильтян только через десять лет, когда начали операцию «Буря в пустыне» — она была бы невозможна, будь у Саддама ядерное оружие.

Конечно, упрямство — еврейская национальная черта. Со стороны она часто выглядит ужасно. Вызывает непонимание, раздражение, стимулирует антисемитские настроения, как говорят (хотя для антисемитизма, как
правило, не нужны причины). Но она, во-первых, нам присуща, и от этого действительно избавиться трудно, а во-вторых, часто становится условием выживания. Это у нас не только в истории, это у нас в крови.

В жизни мне приходится чаще всего общаться на иврите, русском, английском, могу и на румынском. На всех этих языках я говорю с акцентом, чего совершенно не стесняюсь, хотя и сознаю, что представляю очень удобную мишень для пародистов, чем они не избегают пользоваться (у нас в Израиле чем выше заберешься, тем активнее тебя стараются поддеть). Но родной мой язык — идиш, язык евреев Восточной и Западной Европы, теперь почти забытый.

Я родился и вырос в Кишиневе. Там идиш знали многие, однако во времена моего детства и юности — тогда антисемитские настроения были сильны — старались говорить на нем только дома. Демонстрировать свое еврейство считалось неприличным, а то и небезопасным. К чести моих родителей, они этого не признавали.

Помню такой эпизод. Мне лет десять. Едем с родителями в троллейбусе на задней площадке, салон переполнен. Они говорят между собой на идише. Народ прислушивается, оглядывается на них, начинает сторониться, новые пассажиры, войдя и осознав ситуацию, стараются побыстрее протиснуться вперед. Папа с мамой, конечно, замечают это. И начинают говорить громче. Я, ребенок, чувствую, как сгущается атмосфера. Вокруг нас образуется свободное пространство, взгляды всего троллейбуса устремлены в нашу сторону. Так мы и доехали до своей остановки, оставаясь в центре внимания. Вышли — и ни слова об этом, как будто ничего не произошло. Это был мне урок. Я часто вспоминаю его и когда участвую в дискуссиях и переговорах за границей. Израиль — мой дом, моя страна — уже не только по праву рождения, проживания и гражданства. Смею надеяться, я и сам кое-что для нее сделал, чего-то в ней достиг, и еще надеюсь сделать многое, в меру сил и возможностей. Нигде я себя не чувствовал, да и не мог бы чувствовать настолько своим.

Поэтому реагирую совершенно спокойно и равнодушно, когда меня попрекают тем, что я не такой, как все, как другие, веду себя не так, как кому-то хотелось бы, а в силу собственного разумения, характера, политической и человеческой позиции.

Когда я стал (вопреки желанию очень многих) министром иностранных дел, эти претензии усилились. Кому-то не нравится, что внешнеполитическое ведомство возглавил не уроженец страны, особенно «русский», глава партии, значительная часть избирателей которой — выходцы из бывшего СССР, что по происхождению не принадлежу к истеблишменту. На это я вообще не обращаю внимания, тем более, что и признаваться в этом прямо рискуют немногие.

Гораздо существеннее — моя политическая позиция. Хотя и ей часто находят объяснение в моем советском прошлом: дескать, мы, «русские», заражены имперским духом, не желаем ни в чем уступать, и принципы западной либеральной демократии нам чужды. Меня попрекают моим упрямством — теперь уже в политике.

Я действительно не скрываю своих правых взглядов. Я действительно не считаю, что стратегия бесконечных уступок — территориальных и политических — путь к миру. Опыт Израиля последних десятилетий свидетельствует как раз об обратном. А события «арабской весны» доказали окончательно, что не Израиль и не палестино-израильский конфликт — главная проблема и причина нестабильности на Ближнем Востоке.

Я действительно живу в поселении на территории Иудеи, которую на Западе почему-то считают исконно арабской землей, что, по крайней мере, некорректно. И это действительно мой принципиальный выбор.

На днях одна израильская журналистка спросила меня в интервью, не смущало ли моих западных коллег — глав внешнеполитических ведомств, что я, министр иностранных дел Израиля, живу в поселении, которое, как она полагает, они считают незаконным.

Я ее, кажется, удивил, когда объяснил на конкретных примерах моего общения и с госсекретарем США, и с министрами иностранных дел ведущих европейских держав: я вызываю повышенный интерес у них именно тем, что другой, свою позицию они и так знают — им важно понять другую.

Это оборотная, внешняя сторона еврейского упрямства: она не только помогает выживать нам, она вызывает уважение у других. Мне за нее не стыдно. Как не было стыдно мальчику из кишиневского троллейбуса за своих родителей, громко разговаривавших на идише.
Tags: Блок Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments