А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Categories:

Деньги - стимул эволюции!


Деньги — стимул эволюции!


Блокнот Альберта Шамеса.

Деньги — стимул эволюции!

(Почему я объединил эти два сообщения? Первое, постепенное внедрение среди обезьян — денежного обращения, а второе — о торговли достоинством — в среде людей ради денег и власти — в лице пары Клинтон.
Во — первых, постепенно выясняется, как обезьяна превратилась в человека, а во второй части, как люди теряет свой человеческий облик! Чего у обезьян не было и нет — так это — словесной лжи!
И обратите внимание. Автор второй части этого сборника — Алексей Орлов — опубликовал свою статью в Posted By, еще в Ноябре 10, 2015 года. Но, демократы, не поспешили направить Хиллари Клинтон в суд, дабы оправдаться — ведь она метила — на пост главы государства Соединенных Штатов. Но, за что американцам такая кара?!
Так что мы, начнем с обезьян. Все — таки они — начало нашей, довольно странной эволюции! Тем более, что знание — сила! А правда, всегда к месту!- А.Ш.)

Итак: Что превратило обезьяну в человека?!

Думаете труд? ДЕНЬГИ…

Американские этологи провели эксперимент по введению “трудовых” отношений в стае обезьян шимпанзе. Они придумали в вольере “работу” и “универсальный эквивалент” — деньги.

Работа состояла в том, чтобы дергать рычаг с усилием в 8 килограммов. Значительное усилие для некрупных шимпанзе. Это для них настоящий малоприятный труд. За каждый качок рычага обезьяна получала ветку винограда. Как только шимпанзе усвоили простое правило “работа = вознаграждение”, им тут же ввели промежуточный агент — разноцветные пластмассовые кружочки. Вместо винограда шимпанзе стали получать жетоны разного “номинала”.

За белый жетон можно было купить у людей одну ветку винограда, за синий — две, за красный — стакан газировки и так далее. Вскоре обезьянье общество расслоилось. В нем возникли те же самые типы, что и в человеческом стаде.

Появились трудоголики и лодыри, бандиты и накопители. Одна обезьяна умудрилась за 10 минут поднять рычаг 185 раз! Очень денег хотелось заработать. Кто-то из шимпанзе предпочитал не работать, а отнимать у других. Но главное, что отметили экспериментаторы, у обезьян проявились те черты характера, которые ранее не были заметны — жадность, жестокость и ярость в отстаивании своих денег, подозрительность друг к другу.

В продолжение изучения экономического поведения обезьянам вручили “деньги” в виде серебряных дисков, с отверстием в середине. Через несколько недель капуцины усвоили, что за эти монетки можно получать пищу. Экспериментатор, который в молодости увлекался марксизмом, не стал проверять, правда ли труд превращает обезьяну в человека. Он просто раздал обезьянам эти монетки и научил использовать их для покупки фруктов. Перед этим выяснили, кто что любит, чтобы установить для каждой из обезьян свою шкалу предпочтений.

Сначала такса была единой — за кислое яблоко и кисть сладкого винограда просили одинаковое количество монет. Естественно, яблоки не пользовались успехом, а запасы винограда таяли. Но картина резко поменялась, когда цена на яблоки вдвое снизилась. После довольно долгого замешательства обезьяны решали практически полностью потратить свои монеты на яблоки. И только изредка позволяли себе полакомиться виноградом. Типичное поведение людей в универмагах во время “распродаж».

Все это происходило – в 2005-м. И уже через 2 года, в 2007-м, некая Эльза Адесси из итальянского института когнитивных проблем научила тех же мартышек различать номинал денег, выбирая из фишек ту, которая «обеспечена» бОльшим количеством еды. А еще через год Эльза Адесси опубликовала работу, в которой рассказала, как она обучила мартышек даже обменным «финансовым операциям», и очень скоро (цитата) «обезьяны выбирали более “дорогие” фишки даже там, где их реальная ценность была меньше (в переводе на деньги – это взять одну купюру в 1000 вместо двадцати по 100), “обменный курс” между фишками был больше “обменного курса” между разными видами еды.»
«В один из дней, когда все подопытные животные в общей клетке уже знали, что одни предметы стоят дороже, а другие дешевле, одна из обезьян проникла в отсек, где хранилась коммунальная касса, и присвоила все монетки себе, отбиваясь от людей, пытавшихся отобрать у нее металлическую добычу. Так обезьяны совершили первое “ограбление банка”.

Прошло еще несколько дней, и капуцины открыли для себя феномен проституции. Молодой самец дал монетку самке. Ученые думали, влюбился и сделал подарок. Ан нет, “девочка” вступила за деньги с кавалером в половую связь, а затем пошла к окошку, за которым дежурили ученые, и купила у них несколько виноградин.
Все остались довольны, особенно биологи, научившие зверей азам капиталистической экономики».

Вывод: Деньги у обезьян — источник жадности, жестокости и проституции… Иначе говоря, деньги — источник человеческих пороков!

Posted By: Алексей Орлов Ноябрь 10, 2015 год.

Итак: Хиллари: ложь — норма жизни!

Фото: uk.makemefeed.com

orlov: Минувшей весной, вскоре после официального выхода на старт президентской гонки, Хиллари Клинтон встречалась в штате Айова с «рядовыми», как было объявлено ее пресс-службой, американцами. «Все мои дедушки и бабушки были эмигрантами», — сказала она специально отобранным, как выяснили журналисты, слушателям. Но в тот же день интернет-агентство новостей BuzzFeed News оповестило на своем сайте весь мир, что сказанное госпожой Клинтон не соответствует истине. Только один ее дедушка родился за границей — был привезен ребенком в Америку. Второй дедушка и обе бабушки родились в Соединенных Штатах.

Хиллари Клинтон солгала публично не в первый раз. В какой?

Очередная ложь госпожи Клинтон немедленно вернула меня на два десятилетия назад — в 8 января 1996 года. Это был понедельник. А вечером в воскресенье на Нью-Йорк и его пригороды обрушилась снежная метель. Утром в понедельник все было покрыто снегом. Наземный транспорт не действовал. Школы и правительственные учреждения были закрыты. На работу вышли только те, чьи профессииональные обязанности заставляли работать, и я был в числе таковых. Я работал в ежедневной газете «Новое русское слово», и начальство включило меня в бригаду журналистов, которым следовало добраться до редакции и смастерить вторничный номер. Выйдя в Манхэттене из метро на углу Шестой авеню и 14-й стрит, я потащился по сугробам в офис, надеясь, что на пути попадется какая-нибудь кафешка, куда завезли газету New York Times до того, как снег сделал улицы непроезжими. Мне повезло, и я пришел в редакцию с газетой, со знакомства с которой начинал обычно каждый рабочий день. В середине 90-х — и еще много лет спустя — газет на Интернете не было…

Понедельничную «Таймс» я всегда начинал читать с эссе Уильяма Сэфайра, и первую секцию номера газеты от 8 января 1996 года с его эссе я храню по сей день. Название — «Метель лжи» («Blizzard of Lies») — соответствовало погоде, но не той, что была на улице, а той, что была в Белом доме.
«Американцы всех политических убеждений приходят к печальному выводу: наша первая леди — женщина несомненных талантов, ставшая образцом для подражания многим людям ее поколения, — является прирожденной лгуньей», — так начал Сэфайр свое эссе. Далее он приводил три примера лжи первой леди.

В 1994 году Конгресс расследовал “дело» о земельных сделках Билла и Хиллари Клинтон в бытность Билла губернатором Арканзаса. Расследуя это же “дело”, журналисты New York Times выяснили, что в 1979 году Хиллари Клинтон вложила тысячу долларов в акции на Чикагской товарно-сырьевой бирже и получила прибыль 99537 долларов – почти 100 тысяч. Прибыль – 10 тысяч процентов! – на Чикагской бирже вызвала удивление. Подобного на этой бирже не бывало. «Мне повезло», — сказала Хиллари. В это трудно было поверить. Да к тому же Клинтон, дипломированный юрист, говорила, что лично занималась торгами. На вопрос, как она освоила тонкости торговли на бирже, Клинтон отвечала: читала Wall Street Journal. Но в 1979 году эта газета еще не информировала читателей о Чикагской товарно-сырьевой бирже.

“У нее была причина лгать”, – написал Сэфайр о первой лжи Хиллари Клинтон. – 100 тысяч долларов были по-существу взяткой».

Вторая ложь: утверждение Хиллари Клинтон, что она не имеет никакого отношения к увольнению служащих офиса, которые занимались организацией поездок сотрудников Белого дома. Большинство из них работали в этом офисе много лет. Они были уволены через четыре месяца после вступления Билла Клинтона в должность президента. Первая леди заменила уволенных своими знакомыми. «Травелгейт» — так назвали этот скандал, один из многих, сотрясавших администрацию Клинтона.

Третья ложь была связана со смертью Винсента Фостера — друга Хиллари с арканзасских времен. В Белом доме доме Фостер получил должность заместителя директора юридических советников президента, но проработал недолго. 20-го июля 1993- года — ровно через шесть месяцев после инаугурации Клинтона — безжизненное тело Фостера было найдено в одном из пригородных парков американской столицы. Министерство юстиции распорядилось — в день описать все бумаги в кабинете Фостера, но когда следователи пришли в кабинет покойного, никаких документов они не обнаружили. В ночь с 20-го на 21-е июля все документы вынесли. Куда?

В первых числах января 1996-го года, то есть спустя два с половиной года после смерти Фостера, выяснилось, что документы были спрятаны, во-первых, в личных апартаментах супругов Клинтон, во-вторых, в личных бумагах президента Клинтона и, в- третьих, в подвале доме, который арендовал Вебстер Хаббелл — коллега госпожи Клинтон в арканзасской юридической фирме, ставший в администрации Билла Клинтона помощником министра юстиции. Находка документов и убедила Сэфайра написать эссе «Метель лжи». Документы были спрятаны по указанию первой леди. Некоторые сотрудники Белого дома поплатились, поскольку под присягой отрицали, что уносили документы. Хаббел провел за решеткой полтора года.

Сэфайр мог бы и не ограничиваться тремя примерами. Напрашивались и другие. Вот только один: в 1995-м году во время зарубежной поездки госпожа Клинтон встретилась с Эдмундом Хиллари, который первым — вместе со своим проводником — покорил Эверест, и она сказала сэру Эдмунду, что мать назвала ее в честь него. Это была ложь. Хиллари родилась в 1947 году — за шесть лет до восхождения Эдмунда Хиллари на высочайшую на Земле гору. В 1947-м он был мало кому известным в Новой Зеландии пчеловодом, а за пределами этой страны о нем вряд ли кто-либо слыхал.
Ложь Хиллари, что ее назвали в честь сэра Эдмунда, была тиражирована многократно. Достаточно упомянуть написанную в 2004 году Биллом Клинтоном автобиографию «Моя жизнь».

Эссе «Метель лжи» не отрезвило Хиллари Клинтон. Не могло, наверное, отрезвить. Врожденное качество — «прирожденная лгунья»- не поддается, видимо, искоренению. Она продолжала лгать.
18 сентября 2001 года — через неделю после атаки террористов на небоскребы-близнецы Всемирного торгового центра (ВТЦ) в Нью-Йорке — сенатор Хиллари Клинтон, представлявшая штат Нью-Йорк в верхней палате Конгресса, выступала в утренней телепрограмме «Today» (NBC). «Ее мысли, — сказала о Клинтон, обращаясь к зрителям, ведущая программы Джейн Поли, — были о (дочери) Челси, которая не только была (в тот день) в Нью-Йорке, но и жила в даунтауне (то есть рядом с близнецами). — «Она думала, что совершит хорошую утреннюю пробежку, — сказала о дочери, вступая в беседу, сенатор Клинтон. — Она собиралась совершить пробежку к Парку Баттери, она хотела пробежать вокруг небоскребов (ВТЦ). И она зашла купить кружку кофе — вот тогда-то самолет и врезался в небоскреб». — «Она была достаточно близко, чтобы слышать, как небоскреб обрушивается», — пояснила Поли, — «Да слышала», — подтвердила Клинтон.

Спустя два месяца Челси Клинтон поведала журналу «Talk», что 11-го сентября жила у подруги в районе площади Юнион-сквер, что в полутора десятках кварталов от ВТЦ. Она выпила с подругой утренний кофе, после чего подруга пошла на работу. Подруга позвонила ей с работы и рассказала, что по телевизору показали, как самолет врезался в небоскреб. Челси тут же включила телевизор и уже сама видела, как другой самолет врезался во второй небоскреб… Никаких утренних пробежек дочь сенатора Клинтон в тот день не совершала, была от ВТЦ далеко и не слышала, как обрушиваются небоскребы.

Весной 2008 года Челси вновь стала участницей сочиненной матерью истории. В телеинтервью компании CBS участвовавшая в президентской гонке сенатор Клинтон поведала журналистам, как в 1996 году, когда она была первой леди, ей довелось лететь вместе с Челси в охваченную войной Боснию. И когда вертолет с ней и дочерью приземлился на военной базе в городе Тузла, они с Челси попали под «снайперский огонь». «Предполагалась, — рассказывала Клинтон, — своего рода торжественная встреча, но вместо этого мы бежали к машине, опустив головы»… На беду госпожи Клинтон на базе в Тузле была съемочная бригада телекомпании СBS, которая засняла улыбающихся первую леди и Челси. Их встречали цветами. Никакого обстрела. Никакой опасности.

Не счесть историй, выдуманных госпожой Клинтон с целью либо скрыть какой-то неблаговидный поступок (часто — явное нарушение закона), либо оправдать не поддающийся, с точки зрения морали (и закона), поступок мужа, либо — когда дело касается выборов — убедить избирателей голосовать за нее..
Когда в 1998 году сенатор Дэниэл Патрик Мойнихэн, представлявший в верхней палате штат Нью-Йорк, объявил, что не будет добиваться переизбрания на очередной срок, госпожа Клинтон решила занять его место. Она рассматривала место в Сенате как трамплин в Белый дом. Но, чтобы баллотироваться в Нью-Йорке, следовало жить в этом штате. Хиллари же жила в Вашингтоне, а до этого в столице Арканзаса — городе Литл-Рок, а родилась и выросла она в Чикаго (штат Иллинойс). Чтобы получить нью-йоркскую «прописку», Клинтоны приобрели в ноябре 1999 года в 40 милях к северу от Нью-Йорка в городке Чаппакуа 11-комнатый дом. Деньги на покупку (1,7 млн долларов) им одолжил мультимиллионер Терри Маколифф (ныне губернатор штата Вирджиния). Дело оставалось за малым: склонить на выборах жителей штата Нью-Йорк на свою сторону. Она начала «обработку» ньюйоркцев еще до покупки дома в Чаппакуа.
«Я всегда была болельщицей ‘Янкис’!» — объявила Хиллари Клинтон 10 июня 1999 года в телепрограмме «Today» (NBC). Несколько опешившая телеведущая Кэти Курик заметила, что ей казалось, что миссис Клинтон всегда была болельщицей команды «Чикаго кабс», а не нью-йоркской команды… Не моргнув глазом, Клинтон сказала, что да, она болельщица «Кабс», когда речь идет о командах Национальной лиги, но в Американской лиге она с детских лет «интересовалась и восхищалась командой ‘Янкис’».
В 2006 году увидела свет книга «Я всегда была болельщицей ‘Янкис’!», в которой собраны многие (но далеко не все) образцы лжи госпожи Клинтон. На обложке книги — фотография: улыбающиеся Клинтоны; голову первой леди украшает бейсболка с эмблемой «Чикаго кабс», и она показывает на эмблему, чтобы каждый знал, за какую команду она болеет.

Мы точно знаем, когда Хиллари Клинтон была поймана на лжи в первый раз. Это случилось в 1974 году, когда она еще не вышла замуж за Билла. Конгресс расследовал Уотергейтский скандал, который привел к отставке президента Ричарда Никсона. Речь, как мы знаем, шла о взломе штаб-квартиры Национального комитета Демократической партии, которая находилась в Уотергейтском комплексе в Вашингтоне. Взлом произошел в июне 1972 года во время президентской избирательной кампании. Расследованием занимались и Палата представителей, и Сенат. Недавняя выпускница юридической школы Йельского университета 27-летняя Хиллари Родэм была сотрудницей юридического комитета Палаты представителей. Ее непосредственным начальником был демократ Джерри Зейфман. Родэм надеялась, что после завершения расследования Зейфман возьмет ее в свой штат на постоянной основе. Но когда расследование закончилось, Зейфман уволил Родэм и, уволив, отказался дать ей рекомендательное письмо, какое обычно получали увольнявшиеся сотрудники. В 17-летней карьере Зейфмана в юридическом комитете было лишь трое уволенных им без рекомендации сотрудников, в их числе и Родэм.

Дэн Кэлабрис, главный редактор и основатель журналистской фирмы «North Star Writers Group», встретился с Зейфманом в 2008 году, когда Хиллари Клинтон впервые участвовала в борьбе за Белый дом. «Я уволил ее, потому что она – лгунья, – сказал Зейфман. – Она нечестный человек, нечестный юрист. Она вступила в сговор (с рядом сотрудников комитета), чтобы нарушить Конституцию, а также правила Палаты представителей, правила комитета и правила конфиденциальности”.
Зейфман поручил Родэм собрать материалы, на основании которых следовало решить, имеет ли президент Никсон право на личного адвоката во время расследования Уотергейта. Зейфман обратил ее внимание на документы, относящиеся к “делу” члена Верховного суда Уильяма Дугласа. В 1970 году Дугласу грозил импичмент, и юридический комитет Палаты представителей решил, что он может воспользоваться услугами адвоката. Таким образом, был установлен прецедент.
“Хиллари, – рассказывал Зейфман, – перенесла все документы по ‘делу Дугласа’ в комнаты, которые были заперты и недоступны для посещения… И там она написала записку, в которой утверждала, что Палата представителей была всегда против предоставления адвоката тому, кому грозит импичмент…”
Если бы Хиллари Родэм пришлось отвечать за свой поступок перед судом, она, считает Зейфман, была бы лишена права на юридическую практику…
х х х

Сотрудники Белого дома рассказывали, что, прочитав эссе «Метель джи», Билл Клинтон рассвирепел: «Если бы я не был президентом, то ответил бы сильным ударом по носу мистеру Сэфайруа!» Узнав об угрозе, которая грозит Сэфайру, коллеги преподнесли ему — на всякий случай — подарок: пару боксерских перчаток.

(Президент Клинтон, по своей простоте (если ни по глупости) — так и не понял, что факты — ударам не поддаются!
Ему бы оправдываться, или тоже соврать, ссылаясь на детскую непосредственность своей супруги, которая лжет не из — за какого — то там расчета, а из типично женского кокетства, дабы привлечь к себе внимания. Другие женщины одеваются с вызовом, а она скромная, но слишком увлекается в беседах, а я, все время проводил в Овальном кабинете, где закрывался с сотрудниками, ради служебной, титанической работы. А она была — все одна… одна…
Ее бы пожалеть и помочь осуществить мечту всех женщин, то есть, наконец — то — стать не женой президента, а президентом! И этот Трамп, нахал, не уступил женщине место! А ведь она — пропустила вперед Обаму, потеснилась ради малоизвестного коллеги, но первого в истории Америки цветного президента, и была, в этом, абсолютно права! Обама сразу показал себя — во всей своей сущности, за что и получил — самую скоростную оценку — Нобелевской премией мира.
Вот, какая у нее богатая биография! А тут еще, какой — то Орлов — что то там вспомнил или напомнил! Я и ему готов ответить сильным ударом — если ему удастся — ко мне подойти! — А.Ш.)

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments