А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Category:

Лёня Саксофонист

Блокнот Альберта Шамеса.

Из моей почты.

Текст без автора.

Лёня Саксофонист

Последний раз Лёня, так звали этого человека, был так счастлив двадцать лет назад, когда держал в руках дипломом окончании Ленинградского Музыкального Училища. Потом наступила грязь «Лихих девяностых» с бесконечными поисками работы и абсолютным отсутствием перспективы работать по специальности и творить. Не сумев найти себя, проиграв в бесконечной гонке за зеленой бумажкой в компании малиновых пиджаков, шестисотых мерседесов и вороненых дул пистолетов, Леня сменил страну, перепорхнув через океан.

Эмиграция встретила его недружелюбно, снова заставив окунуться в бесконечные поиски работы. Пока не наступила неожиданная встреча с бывшим однокурсником по училищу Васей Панкиным, полностью поменявшая судьбу Лени.


  • Ты еще играешь? – сходу спросил его Вася.

  • Конечно! – ответил Леня. Он не лукавил. Несмотря на то, что работал Леня не по специальности, каждый месяц меняя работу, не чураясь быть охранником, официантом или продавцом в магазине, он продолжал творить. Дома он брал в руки саксофон и нотную тетрадь и играл. Леня мечтал сочинить опус, который перевернул бы весь мир прославив автора. В стране возможностей нужно мечтать и пытаться карабкаться наверх.

  • Конечно! – ответил Леня!

  • Тогда это класс! Не хочешь поучаствовать в джаз бэнде? — спросил Вася, — Играем, правда, в ресторане, но очень дорогом. Он находится во Всемирном Торговом Центре. Но, если ты не любишь выступать перед кушающей публикой в ресторанах…

  • Я согласен! — Леня не дал другу досказать до конца предложение. Он был так возбужден этой новостью. Работа, о которой он мечтал с момента приезда. И где? Не в какой то заштатной ресторации а в одном из самых престижных ресторанов города, да, и всего мира!

  • Значит завтра первая репетиция. На неделе их будет четыре. Во вторник утром последняя репетиция и вечером первое выступление – отчеканил Вася и, оставив свой телефон распрощался с другом.

Неделя репетиций пролетела быстро и незаметно. Репетиции проходили на одном дыхании. Леня поражал всех своим умением обращаться с саксофоном, которого он звал Леонид Младший.
На календаре был вторник. Заспанные и злые на жизнь немногочисленые прохожие с завистью смотрели на счастливого человека, спешащего творить. В этот день поезд, как назло, ехал медленно, словно издеваясь над Лениным терпением. Леня нервно посматривал на стрелку часов на циферблате, которая неумолимо двигалась вперед. Выйдя из лабиринта Нью Йоркской подземки на остановке Фултон, он, что есть мочи помчался по направлению к двум величавым Братьям Близнецам, горделиво и величаво возвышающимся над Городом, который Никогда Не Спит.

Он уже подходил к массивному входу, когда услышал страшный взрыв, прогремевший прямо над головой, заставивший его автоматически пригнуться. Леня поднял голову и увидел огромный огненный факел образовавшийся на верхних этажах Северной Башни. Люди застыли на месте, недоуменно уставившись вверх и не понимая, что происходит. Вдруг прямо над их головами, словно юркая птица, пассажирский самолет влетел в Южную Башню, образовав такой же огромный огненный факел. Сверху посыпался снег из битых стекол и дебриса. Началась паника. Люди, сбивая друг друга бежали, что есть мочи подальше от горевших зданий. Рев пожарных сирен и крики о помощи слились в одну, леденящую кровь, мелодию. Леня стоял на своем месте, словно парализованный, неспособный пошевелить и мизинцем. Страх полностью овладел им.

Вдруг он услышал глухой удар об асфальт. Звук, напоминающий удар нагруженного, большого мешка о землю. Лицо Лени исказила маска ужаса. Он увидел, не естественно лежащее на земле, тело человека. Минутой позже, совсем рядом раздался такой же глухой удар о землю. Леня стоял с закрытыми глазами, не в силах помочь людям, оказавшимся запертыми в огненной ловушке и не нашедшим другого выхода, как броситься вниз, в пустоту, и просто отсчитывал глухие удары. Он насчитал их двести с небольшим. После чего они прекратились. Башни, словно раненые солдаты на поле боя не могли больше стоять после ран нанесенных противником. Ноги их подкосились и сначала одна, а затем другая, рухнули на землю подняв в воздух клубы дыма. Больше Леня ничего не помнил. Лишь только страшный ритм в двести ударов…


  • 200 ударов метронома в минуту—средний темп исполнителей свинга. Джазмены бибопа играли в темпе, превышающем 300 ударов в минуту, и даже их медленные темпы были обманчивыми, так как боперы все равно втискивали в единицу метра огромное количество звуков – объяснял экскурсовод группе стоявшей рядом с уличным музыкантом, играющим джазовую композицию.

Музыкант, играющий напротив того места, где еще несколько лет назад, гордо возвышались Два Брата Близнеца, привлекал к себе внимание прохожих своей, почти белой, сединой покрывшей голову и необычной мелодией, которую он выдувал из, видавшего виды, саксофона.

Сначала шла веселая, приятная мелодия, резко меняющаяся на страшные звуки, больше похожие на крик, на истошный вопль. Музыкант старался выписывать саксофоном какие то фигуры в воздухе. Люди завороженно смотрели на его телодвижения, сопровождаемые истерией саксофона и, периодически, глубоко вздыхая, отвлекали внимание на место падения Башен.

Рик Адамс, музыкальный продюсер, был одним из зрителей, наблюдающих за странным музыкантом. Ухо профессионала, чутко уловило профессиональное исполнение, пусть даже замысловатой, композиции.


  • Он классно играет! – воскликнул Рик.

  • Мелодия длится сто две минуты – сказал человек, стоявший рядом с ним.

  • Почему сто две минуты? – поинтересовался Рик.

  • Время между первым ударом самолета в Северную Башню и Падением Северной Башни – невозмутимо ответил похожий, и, показав рукой на музыканта, добавил – Он находился около Башен во время Трагедии.

  • Вау! — воскликнул Рик.

  • Разрешите представиться! Рик Адамс! Музыкальный продюсер. Вы играете чертовски профессионально. Я знаю что Вы находились здесь во время трагедии. Я бы хотел помочь Вам и посодействовать в нахождении творческой работы в одном из джаз бэндов – он протянул руку музыканту.

На лице музыканта было написано, что он не понимает, чего от него хочет солидно одетый импозантный мужчина.


  • Не старайтесь разговаривать с ним. Он глухонемой – ответил за музыканта прохожий.

  • К-к-как это глухонемой? – изумился Рик.

  • С ним случился нервный шок, после которого он оглох и перестал разговаривать с людьми. Это Леня Саксофонист. Русский музыкант. Он – знаменитость нашего района. После того, как случилась трагедия – прохожий показал рукой на место где стояли Близнецы, — Он поселился здесь и каждый день играет одну и у же мелодию. А мы, жильцы района, помогаем ему чем можем. В приют он идти отказывается. Родных у него в Америке нет.

Рик, потрясенный услышанным, подошел к Лене Саксофонисту и положил стодолларовую купюру в, лежащий на земле, открытый футляр.

Леня Саксофонист заулыбался и заново заиграл свою странную композицию.

Никто в этом мире не знал, таким образом он общался с душами невинно убиенных, кто, не дождавшись гибели от пламени пожара, шагнул в Бесконечность Города, который не спит…

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments