А.Шамес (a_r_on) wrote,
А.Шамес
a_r_on

Categories:

Нет нам места на земле?!

Нет нам места на земле?!

(Истории («Рождество Жидово» и «Нет место на земле») — не на много старше, чем стаж существования Израиля. Но, ведь и здесь, на исторической Родине евреев, мы столкнулись, с методами нацистов — в исполнении арабов, которые уже изгнали евреев из своих стран и теперь пришли сюда, видимо, чтобы добивать. Надо ли серьезно относится к их претензиям на всю нашу Родину?! А разве убивая — они шутят! Их войны с нами — завершились поражением, а посему, они перешли на стабильный террор, в расчете — взять нас на измор, тем более, что этому способствует наша новая, израильская, правящая «элита» — политиканов — приспособленцев. И теперь, что пользы, от того, что имеем самую сильную армию в регионе, если ее десятилетиями не используют для ликвидации или изгнания врага, у которого откровенный прицел — на весь Израиль!

Именно Израиль, для арабов — настоящий приз, а не создание заведомо нищего государства, без всякой надежды, повторить у себя, тот уровень жизни, экономики и науки, как в еврейском государстве. И что же им осталось делать, кроме как прогнать или вырезать евреев и получить уже готовую, передовую страну. И для этого, они делают все возможное для устрашения нас, и ни упускают любую возможность убить еврея — любого пола и возраста! И для них не проблема — повторить Холокост. Ведь это «мероприятие» совпадает с «нравоучением» Корана, где сказано, что если камень или дерево увидит иудея, то они должен кричать: Здесь прячется иудей! Так найдите его и убейте! К тому же — это уже многовековая традиция!

А мы, с этим врагом, как бы играем на качелях. Он первыми нападают, а мы, не спеша отвечаем, да так, чтобы ни дать врагу повод для новых обстрелов, а потому — довольно часто бьем по пустырям, а он, по привычке, продолжает бить — по нашим гражданским объектам. И такое «боевое» противостояние, с нами — террора вполне устраивает! Тем более, что мы поставляем ему все необходимое, для его выживания. Так кто здесь слабая сторона, по факту?!

И это наши политиканы, всегда готовы идти на переговоры — о передаче арабам — колонизаторам — даже святые части нашей Родины, где в древности располагалось Иудейское царство! А наши национальные интересы, с такими провалами — жить не способны. И та же, толи наивная, или глупая «Сделка Века», где американцы, пытаются угодить и жертве и агрессору, наши проблемы не решит, как и всякая авантюра, где несовместимые общества — мусульман и евреев. Магометанам плевать на международные законы, они руководствуются простым правилом: что земля, на которую уже ступила нога мусульманина — становится навсегда территорией ислама!

А когда мы жили взаперти в СССР, разве предполагали, что в Израиле живут — на правах граждан, те же арабы, которые солидарны со своими соплеменниками, в совместной борьбе за ликвидацию еврейского государства и так же плюют на обязанности гражданина. Неужели нашим политикам, так необходимо иметь в тылу — эту «пятую колонну», которая скоро подрастет до двух миллионов, чего вполне достаточно, чтобы спровоцировать гражданскую войну, и можете представить, сколько придет им на помощь — мусульман призывного возраста с оружием в руках.
Ведь эта опасность суммируется на основе — все новых, безвольных и безответственных поступков руководителей Израиля?! И вполне возможно, что и здесь, нам не останется места! Кто к нам придет на помощь? У нас за рубежом, все те же народы, что и в период Второй Мировой войны, где, при первой же возможности, от нас избавлялись, и ни без выгоды для себя — предать и ограбить… Там и сейчас — юдофобия на подъеме, а руководители этих стран, продолжают нас сдавать…

Так что хватит, нашим политикам, выступать в роли полезных идиотов, для арабов, и при этом, претендовать на мандаты — для управление страной. Неужели, нужны суды, чтобы привлечь ответственных лиц государства — к ответу, за бесполезное и опасное сотрудничество с врагом, да еще делать из него партнера, на грязном рынке — распродажи нашей Родины!

Иначе повторим, ту часть истории, когда по нашим семьям — прокатился каток нацизма, а ислам, ему не уступает в зверстве! — А.Ш.)

«Рождество Жидово» / Побег из Девятого Форта MM.

Историю надо знать. Вопреки умолчанию.
Никогда> не справлял Рождество – просто не мой праздник. Но год назад я
впервые выпил за этот день. Мы провели весь тот день в Каунасе
– в печально известном Девятом форте, ставшем могилой для 80 000 евреев. И именно
там я впервые услышал невероятные, кажущиеся фантастическими подробности
знаменитого побега из этого форта. Это был самый дерзкий и блестящий по своему замыслу и
исполнению побег из заключения.
К декабрю 1943 года в Девятом форте осталось всего 64 узника. Нацисты
оставили эту группу в живых, чтобы с её помощью попытаться скрыть следы своих страшных
преступлений. Этих евреев заставляли выкапывать трупы из мест массовых захоронений,
сжигать их на кострах, а затем растирать обугленные кости в прах и смешивать его с землей.
Сложно представить, что чувствовали в своей душе эти евреи, но они точно понимали –
никто их самих живыми из Девятого форта тоже не выпустит. Как только они закончат убирать
за немцами, их сразу убьют. Выход был только один – бежать.

Первый план побега Алекс Файтельсон, Берка Гемпель, Шимка Эйдельсон и Моше Левин разработали
в начале декабря 1943 года. В сущности, это был план восстания – надо было перебить
внутреннюю охрану, потом с помощью захваченного оружия уничтожить охрану по периметру
Девятого форта, а затем – бежать. Но план этот большинством узников был отвергнут: немецких
охранников было слишком много, всех не перебить, а от форта до ближайших домов пришлось бы
бежать сотни метров по открытой и хорошо простреливаемой местности.

Новый план, утвержденный всеми узниками, предполагал побег через тоннель, в котором
хранились дрова и старая немецкая униформа. Однако проход в этот тоннель закрывала тяжелая
железная дверь, и подкоп под ней сделать было невозможно. Тогда узники самодельными сверлами
просверлили множество дырок в двери, чтобы в назначенный час просто выломать из нее
прямоугольник. За день удавалось просверливать всего несколько отверстий, которые затем
залеплялись глиной или хлебным мякишем – чтобы немцы не заметили. Всего таких отверстий
надо было просверлить 350 – и тогда достаточно было удара, чтобы в двери появилась
«форточка».

Помню, как я стоял год назад у этой «форточки» и не мог поверить, что через нее вышли на свободу
64 человека. На мой взгляд, в лучшем случае через нее могла пролезть только кошка.
Про себя со своей фигурой гиппопотама я вообще не говорю. И еще я смотрел на ботинки, которые
носили эти узники – весили они килограммов пять, а то и больше. И как в них вообще можно бежать –
непонятно. Одновременно с пробоинами в стене еврейские умельцы изготовили дубликаты ключей камер
и лестничных проходов, по которым они должны были спуститься со стены форта.

Сам побег был назначен на исход субботы, в ночь на Рождество – в расчете на то, что вся охрана
форта в этот день перепьется и не заметит того, что творится у нее под носом. И этот расчет
сработал! К вечеру немцы дали узникам шесть литров водки и каждому по пачке сигарет, но
Алекс Файтельсон водку пить запретил – беглецам необходимо было сохранить трезвость.
Решение же немцев в честь праздника закрыть камеры не в семь, а в девять вечера
узников совсем не обрадовало – это означало два дополнительных часа ожидания.

Наконец после девяти вечера, когда немцы ушли, Шимка Эйдельсон отодвинул заранее ослабленную штангу
двери своей камеры, выбрался в тюремный коридор и, выполняя указание Файтельсона,
начал открывать изготовленными ключами камеры. Люди выходили молча, организованно, стеля на
полу одеяла, чтобы охрана не услышала звуков шагов. Затем одеяла были расстелены вдоль
коридора и на лестнице, ведущей к тоннелю. У входа в тоннель все беглецы в соответствии
с договоренностью выстроились в две колонны – каждый точно знал свое место.
Когда дверь в тоннель была проломлена, узники так же организованно бежали из тюрьмы, а потом в
маскировочных халатах-простынях с помощью саморучно сшитых тряпичных лестниц спустились
со стен Девятого форта. Немцы спохватились через четыре часа. На поиски 64 беглецов нацисты
бросили полицию Каунаса, бойцов гестапо, части СС и даже армейские подразделения, но так
никого и не нашли.
Судьбы бежавших в ту ночь из Девятого форта сложились по-разному. Часть из них не дожила до конца
войны, погибнув в Ковенском гетто. Другие выжили, многие спустя десятилетия
репатриировались в Израиль. Сам Алекс Файтельсон написал замечательную книгу
воспоминаний о тех событиях и скончался в израильском городе Гиватайме в 2010 году.

В прошлое Рождество в Каунасе дул пронизывающий ветер. Было холодно, но без снега. В ту ночь,
когда они бежали, было, по воспоминаниям Файтельсона, куда холоднее. Когда мы вернулись
вечером в гостиницу, я плеснул себе в стакан виски и поднял бокал в символическом жесте. Я
впервые в жизни пил за Рождество – пусть, возможно, и по другому поводу, чем остальные жители
простиравшегося за окном Вильнюса. Но я пил за Рождество.
Потому что, если бы не Рождество, вся эта блестяще спланированная операция была бы невозможна.
В ту ночь эти евреи родились заново – для каждого из них это было его
личное Рождество.

Абсолютно неизвестная информация для большинства.

В годы войны Западная Украина была одним из худших мест для евреев. Мы вынуждены были искать убежище, иначе нам бы не удалось выжить. Мы — 38 человек — спустились в пещеру, куда ранее не ступала нога человека. Мы пришли туда практически без провизии, а на семью в сутки приходился всего один стакан воды. Мы фактически голодали, но выжили и теперь вернулись сюда, чтобы сказать этой пещере <спасибо>. Мы никогда не рассказывали о происшедшем никому, ведь в это просто невозможно поверить.

Воспоминания главных героев документального фильма No Place on Earth (<Нет места на земле>).
5 апреля 2013 г . в американский прокат вышла пронзительная и потрясающая документальная кинолента режиссера Джанет Табиас (США) (No Place on Earth) <Нет места на земле>), встреченная овациями вставшей с мест публики на сентябрьском (2012 г.) кинофестивале в Торонто. Работа над экранизацией невероятного сюжета времен Второй мировой войны заняла около 6 лет, а в съемках — дабы дополнительно подчеркнуть остроту человеческих страданий и переживаний — принимали участие не только непосредственные (хотя и сильно постаревшие) герои истории, но и профессиональные актеры.
Фильм посвящен удивительным судьбам 38 членов 5 еврейских семей — жителей сел Королевка и Стрелковцы Борщевского района Тернопольской области, — в октябре 1942 г. сумевших найти, пожалуй, единственное место (если не на Земле, то уж точно на территории Западной Украины), обеспечившее их защитой от преследования нацистов и полицаев.

Таким убежищем стали лабиринты и гроты пещерной системы Озерная общей протяженностью более 120 км — сначала пещера Вертеба, а затем Попова Яма.
Эти люди, в том числе дети и старики — в возрасте от 2-х до 76 лет , провели под землей суммарно 511 дней (из них 342 дня в Поповой Яме) и, сами того не осознавая, побили все мыслимые рекорды выживания в подобных условиях (официальный рекорд — 205 дней ).
На поверхность они поднялись 12 апреля 1944 г. , уверовав наконец в возможность возвращения к нормальной жизни на освобожденной от гитлеровцев родине. Но реальность оказалась куда более суровой: власти посчитали, что выжить они просто не могли, точнее, не имели права. К счастью, большинству героев фильма удалось избежать репрессий и эмигрировать в Северную Америку.
Поразительно, но мир узнал об их истории только через 60 лет после завершения войны — благодаря американскому спелеологу… Изучение загадок Поповой Ямы стало главным делом жизни американца Криса Николы. В 1993 г. бывший нью-йоркский полицейский и известный покоритель пещер Крис Никола стал одним из первых американцев, прибывших в Украину с целью изучения гигантской гипсовой пещерной системы Озерная. Особое внимание Криса привлекла Попова Яма, входящая в перечень десяти самых протяженных пещер мира.
Удивлению ветерана спелеологии, обнаружившего внутри официально неисследованных гротов следы жизни людей — пуговицы, обувь, надписи на стенах,искусственные простенки и многое другое — не было предела. В итоге изучение загадок и тайн Поповой Ямы стало едва лине главным делом жизни американца.
Из бесед с местными жителями он узнал, что во время Второй мировой войны в пещерах прятались евреи, но об их судьбе никому ничего достоверно не было известно: высказывались лишь догадки, что все они погибли, однако некоторые старожилы предполагали, что кто-то все-таки смог выжить.
Крис потратил около 10 лет на изучение архивов, библиотек и информации в интернете, стремясь найти хоть какие-то сведения о загадочных обитателях украинской пещеры. Все поиски были тщетными, и только в декабре 2002 г. в конце туннеля забрезжил свет — пытливый исследователь неожиданно получил письмо от некоего Эда Вогеля. Тот утверждал, что его тесть, 74-летний Соломон Векслер, — один из тех, кто обитал в Поповой Яме.
Крис Никола немедленно связался с Вогелем и узнал, что Соломон живет неподалеку в Бронксе. Именно Соломон познакомил спелеолога с членами семей, прятавшихся от нацистов под землей, — Штермер, Додик, Китнер, Кавалок и Курц. Они и рассказали Крису о том, что Эстер — глава семейства Штермеров, осевших в Канаде еще в 1975 г., опубликовала небольшим тиражом воспоминания <Мы боролись за выживание>, посвященные трагической истории тех лет.
Вначале около 70 беженцев нашли приют в пещере Вертеба, не слишком пригодной для длительного проживания. Во-первых, здесь практически не было воды, во-вторых, место было слишком известным. Очень скоро немцы сюда наведались — в итоге рейда несколько человек погибли на месте, а многие попали в лапы гитлеровцев. Напоследок нацисты взорвали вход в пещеру, похоронив оставшихся в ней людей заживо. Но 38 узникам Вертебы чудом удалось выбраться из завалов.
Им предстояло отыскать более надежное убежище; переселиться в Попову Яму посоветовал местный лесник Мунко Любодзин. Неприметный вход в пещеру располагался прямо на поляне возле ущелья, куда местные жители скидывали останки животных. В этой массивной пещере с источниками чистой воды, природной вентиляцией, отдельными <залами> для кухни и спален, а также с бесконечными лабиринтами запутанных проходов беженцы провели 344 дня.
Температура под сводами пещеры, погруженной в кромешную тьму, неизменно держалась на уровне 10 градусов, но никто из 38 обитателей этого подземелья ни разу не заболел. В качестве импровизированных фонарей они использовали пузырьки из-под лекарств, заполненные керосином.
<Это просто невероятно. Отправляясь в пещеру, я надел специальную обувь, чтобы избежать растяжений и травм, облачился в термобелье, позволяющее избежать гипотермии, специальный костюм и надежные перчатки. С собой у меня было 3 независимые источника освещения — таковы стандартные правила спелеологии. И все упомянутые меры предосторожности предпринимались только ради однодневного посещения пещеры, а эти люди без какой-либо подготовки, навыков и оборудования провели там почти год>, — вспоминает Крис Никола, опубликовавший в 2007 г. книгу <Тайна Поповой Ямы: история людей, переживших Холокост>.
Сырая темная пещера стала настоящим приютом для людей, бежавших от ужасов, ждавших их на поверхности. <Находясь под землей, мы ощущали себя в безопасности, поскольку знали — немцам или полицаям придется спускаться сюда по одному, а к этому они не были готовы. Мы отгородили себе один туннель, у нас были даже <кровати>, одеяла и подушки. Здесь мы и спали — и проводили за этим занятием очень много времени, ведь спящий человек не ощущает голода>, -вспоминают братья Шулим и Шломо Штермеры.
Обитатели пещеры спали по 15-20 часов (иногда и более) в сутки, сохраняя таким нехитрым способом энергию, необходимую для пополнения съестных запасов. Мужчинам регулярно приходилось выбираться наружу по ночам — они совершали набеги на поля за картофелем, свеклой и пшеницей, собирали в лесу орехи, грибы и ягоды, покупали или выменивали зерно у друзей, а также заготавливали дрова для отопления. Муку мололи на сделанных из камней жерновах.
<Нам приходилось выходить из пещеры, ведь без дров мы бы просто погибли. Мы валили по 10-15 деревьев, а затем пилили их на небольшие бревна длиной 1,2-1,5 метра так, чтобы их можно было опустить в пещеру. Это было самое опасное занятие, ведь нам приходилось сильно шуметь по ночам>, — рассказывает Шулим Штермер.
Несколько раз они оказывались на краю гибели. В июле 1943 г. немцы пригнали группу местных жителей, которые засыпали единственный выход из пещеры.
Мужчинам удалось найти скалистую узкую расщелину неподалеку от заблокированного выхода, и за три дня каторжного труда они расчистили проход, заодно укрепив стенки. После этого инцидента они не выходили на поверхность 6 недель, и немцы посчитали, что покончили с подземными жителями.
Кроме того, местные полицаи думали, что обитатели хорошо вооружены и соваться в подземные лабиринты смертельно опасно. <Это сыграло нам на руку — повезло еще и потому, что никто не знал плана этой пещеры>, — поясняет Шулим.
В ноябре 1943 г. мужчинам, вышедшим на поверхность забрать несколько купленных мешков зерна, пришлось спасаться от полицаев. Им удалось доставить продовольствие, а полицаи не решились преследовать их в пещере.
Едины и непобедимы.
Самым главным секретом выживания обитатели украинской пещеры считают вовсе не наличие воды и продовольствия, а небывалое чувство единства. <Думаю, мы спаслись только потому, что держались вместе. Мы не разбежались по разным углам. Кое-кто поступил именно так, и их уничтожили поодиночке. А мы держались группой, и, к счастью, нам удалось найти хорошее убежище>, — уверен Шломо.
12 апреля 1944 г. лесник бросил в пещеру бутылку с запиской — так обитатели Поповой Ямы узнали, что немцы отступили. <Невероятной казалась сама возможность свободно выйти наружу при свете дня и не бояться, что тебя убьют. Это было просто немыслимо. Узнав, что освобождены, мы испытали безграничную радость>, вспоминает Шулим.
В тот день в истории семьи Штермер и их друзей наступила новая эпоха — впоследствии эти люди нашли приют в Канаде и США, где обрели иную жизнь, разбросавшую их по всему североамериканскому континенту, — бывшие обитатели Поповой Ямы теперь живут в Виннипеге, Атланте, Кливленде, Нью-Джерси, Монреале, Филадельфии.
А в украинской пещере до сих пор остаются свидетельства того, что в годы войны мгла подземного мира была далеко не такой беспросветной, как перспектива существования на оккупированной земле. На ее сводах сажей выписаны имена всех ее обитателей, о чем ныне живущие не забывают и сегодня.
Дань памяти.
В 2010 г. четверо бывших затворников Поповой Ямы приехали в Украину в сопровождении внуков, чтобы навестить пещеру, 66 лет назад сохранившую им жизнь, и произнести простое слово — <спасибо>. Это:


  • Сол Штермер (92 года). Средний брат семьи Штермер считался в пещере главным мастером на все руки и технически подкованным человеком. Сегодня он руководит успешной строительной компанией.

  • Сэм Штермер (85 лет). Младший брат Сола — подросток в то время — помогал старшим во всех делах и вылазках;

  • Соня и Сима Штермер (78 и 73 года). Племянницы братьев Штермер. В Поповой Яме они были совсем детьми, и за все 344 дня пребывания под землей ни разу не вышли на поверхность.

Aaron Kleiman

Tags: Блог Альберта Шамеса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments